18+
  1. «Щит Родины». Приключения следователя Карпова в Лондоне

«Щит Родины». Приключения следователя Карпова в Лондоне

«Щит Родины». Приключения следователя Карпова в Лондоне
Как фигуранту из «списка Магнитского» удалось получить в кредит 1 000 000 долларов, в подарок 10 000 долларов от близкого друга, нанять дорогую пиар-компанию и королевских адвокатов.

25 июля в Высоком суде Лондона завершились предварительные слушания по иску фигуранта «списка Магнитского», российского безработного, в прошлом следователя МВД Павла Карпова к Уильяму Браудеру, его компании Hermitage Capital и Джемисону Файерстоуну, управляющему партнеру юридической фирмы Firestone Duncan, в которой работал погибший в СИЗО Сергей Магнитский. Их Карпов обвиняет в клевете и «агрессивной кампании во всем мире», направленной против него. Но ключевая интрига, впрочем, кроется не в аргументах сторон, а в ответе на вопрос: откуда у экс-подполковника обнаружилась гигантская сумма денег, необходимая для участия в процессе?

Расходы и сумасшедший кредит

Давайте считать. В качестве залога и судебной пошлины Карпов на сегодняшний день внес в судебную казну 112 000 фунтов стерлингов. Далее: Карпова представляют одни из самых высокооплачиваемых (600—800 фунтов стерлингов в час) юристов Великобритании — королевский адвокат Эндрю Колдекотт и Джеральдин Праудлер (для сравнения: это — как наши Резник и Падва). Плюс к тому российский безработный Карпов для обслуживания публичной части процесса нанял пиар-агентство PHA Media, которым руководит бывший редактор News of the World Фил Холл. В ходе слушаний стало известно, что расходы Карпова только на адвокатов могут составить 6 млн фунтов стерлингов (около 9 млн долларов), а если он проиграет процесс, то сумма фактически удвоится, поскольку придется оплачивать издержки ответчиков.

Откуда такие средства у 35-летнего человека, который никогда не занимался бизнесом, потому что ему — следователю — это было запрещено законом? Сам он ответил на этот вопрос так (см. «Новую газету», № 81 от 26 июля): совмещал работу следователя по экономическим преступлениям с подработкой — ремонтировал и придумывал дизайнерское оформление для элитных квартир и коттеджей (никаких сведений о том, что с этих доходов были уплачены налоги, Карповым не представлено). А еще — помог очень близкий друг из числа крупных российских бизнесменов, который позволял себе тратить на содержание молодого человека до 10 000 долларов в месяц. И еще — Карпов взял кредит в банке под гарантии другого очень близкого друга-предпринимателя.

Как следует из разъяснений адвокатов Карпова, «10 октября 2012 года Истец получил личный заем на весьма существенную сумму в Transnational Bank LLC. Заем был гарантирован личным другом Истца. <…> В марте 2013 года Истец взял второй личный заем в Transnational Bank LLC на дополнительную значительную сумму. Этот заем также был гарантирован тем же личным другом. Истец в настоящее время использует этот заем для оплаты издержек по процессу о клевете».

«Новой» удалось выяснить, что осенью 2012 года Карпов Павел Александрович как физическое лицо действительно получил потребительский кредит на сумму 30 миллионов рублей. Нет, вас не подводит зрение… Интересно, как не очень известный на рынке потребительского кредитования банк решился выдать такие деньги безработному человеку — это ж какие и чьи должны быть гарантии? Если же вспомнить, что средняя процентная ставка по кредитам в России колеблется от 12 до 18%, то посчитайте сами, сколько Павел Карпов должен вернуть банку в итоге. А ведь, судя по словам адвокатов, был еще и кредит № 2 — и тоже на «значительную сумму»…

Это будет круче, чем Березовский vs Абрамович

Единственный, кому удавалось сохранить на лице спокойствие, — несмотря на фантастические признания российского полицейского и рассказы ответчиков о том, как могут объединиться сотрудники правоохранительных органов, офицеры спецслужб, налоговики и уголовники, чтобы за один день увести миллиарды из бюджета, — был судья сэр Чарльз Перегрин Симон. Именно ему осенью этого года предстоит вынести решение — быть «делу Карпова» в Англии или нет. Сын лорда, окончивший Вестминстерскую школу и Кембридж, к 40 годам получивший титул королевского адвоката, позднее посвященный в рыцари и ставший судьей Высокого суда, — мне кажется, сэр Чарльз не мог себе даже представить, что когда-нибудь столкнется с подобным.

Предварительные слушания продлились два дня, касались они исключительно рассмотрения резонов ответчиков, просивших суд не принимать этот иск к производству. Правда, скучно не было ни сторонам, ни журналистам, хотя, казалось бы, после процесса Абрамовича и Березовского с их крышами и понятийками местную публику уже не проймешь.

Браудер и Файерстоун в первые часы были несколько скованны, когда их адвокат Энтони Уайт (гораздо более низкооплачиваемый, нежели представители Карпова) объяснял суду, почему иск бывшего следователя из России не может рассматриваться в английской юрисдикции.

Аргументы таковы: в Великобритании ущерб репутации Карпову нанести невозможно — ее у российского полицейского здесь просто нет, и к тому же все материалы и видеоролики размещались в России.

Во-вторых, отмечал Уйат, все сказанное о Карпове — соответствует действительности, а действия ответчиков оправданны даже в том случае, если вдруг выяснится, что они ошибаются в каких-то деталях: «они провели скрупулезное расследование, результаты которого имеют для общества принципиально важное значение».

В-третьих, Карпов не является настоящим заявителем по этому делу, а лишь используется правительством в качестве «живого щита».

В-четвертых — ну не может быть у честного российского полицейского несколько дорогих автомобилей и несколько квартир, только одна из которых стоит 930 тысяч долларов, в то время как зарплата Карпова была — 500 долларов в месяц.

Адвокат Карпова Эндрю Колдекотт все это пропускал мимо ушей, а его главным тезисом было: клиент Магнитского лично не убивал, отвечает только за самого себя, а не за все правоохранительные органы, и поэтому, будьте добры, доказывайте, что убивал именно он, или платите деньги. Да, и еще — уберите из дела все «не относящиеся» к иску доказательства, принесенные ответчиками, — то есть процентов 90 документов, обосновывающих аргументы Браудера и друзей Магнитского о связях Карпова с преступной группой и причастности к налоговым хищениям.

— Предъявлено обвинение по тяжелейшей статье — убийство! Это немыслимо! — то и дело восклицал адвокат Карпова.

— Послушайте, господин Кальдекот, — не выдержал в какой-то момент судья, — тут перед вами не жюри присяжных сидит, а я один.

Еще господин Кальдекот настаивал, что твердо знает: Магнитский, будучи под стражей, никогда не жаловался на следователя Павла Карпова. Действительно, не жаловался — он его обвинял в своих официальных заявлениях.

Из письменных показаний Карпова Высокому суду Лондона и объяснений его адвокатов

О МАГНИТСКОМ

«Что касается обвинений в мой адрес, сделанных Магнитским, то они имели место по маленькому вопросу, когда я отказал в просьбе вернуть документы. Вопросы моей ответственности за хранение документов и требования их возврата были строго документированы. Поэтому не было смысла давить на Магнитского отозвать их (жалобы. — Ред.). В отличие от Кузнецова (сотрудник департамента экономической безопасности МВД России, подполковник Артем Кузнецов, который вел оперативное сопровождение практически всех дел Hermitage. — Ред.) и других Магнитский никогда меня прямо не обвинял в участии в мошенничестве в отношении компании Hermitiage». (Что, мягко говоря, не соответствует действительности; чтобы убедиться в этом, достаточно поднять жалобы Магнитского, находящиеся в свободном доступе в интернете. — Ред.)

«Что касается якобы использования документов (изъятых в ходе обыска у Hermitage. — Ред.) в преступных целях, которое я якобы санкционировал, то мне было сказано собственным адвокатом Черкасова (Иван Черкасов, партнер Hermitage Capital и коллега Магнитского. — Ред.) в ноябре или декабре 2007 года, что анализ показал, что печати компании, находившиеся на хранении в полиции, не были использованы в мошенничестве, которое, похоже, имело место. <…> Я получал требования вернуть кое-какие из изъятых документов, и я давал отказы выдать такие документы в связи с тем, что они еще находятся в работе».

От редакции. Печати компаний, изъятые в ходе обыска, действительно ни при чем, дело в оригиналах уставных документов, которые также хранились у следствия и были использованы для мошеннической перерегистрации компаний на иных лиц — именно это обстоятельство лежало в основе всей схемы по краже из бюджета 5,4 млрд рублей. Действительно, адвокаты Hermitage неоднократно просили следователя Карпова вернуть уставные документы, но тщетно. За несколько недель до того, как было совершено мошенничество, адвокаты Hermitage действительно общались с Карповым, но не только по поводу печатей, а, по их словам, ставили в известность следствие о готовящемся преступлении.

О ЗАРПЛАТЕ

«На момент ухода Истца со службы в 2012 году его ежемесячная заработная плата составляла 81,700 рублей (<…> 980,400 рублей в год). <…> Его доходы не ограничивались официальной заработной платой. <…> Деятельность Истца была (в остальных отношениях) полностью законной и абсолютно не связанной с его работой в качестве офицера полиции. <…>».

От редакции: Может, оно и так, но если суммировать по годам (2004—2012) заработную плату Карпова и сумму, которую он вложил в покупку недвижимости за эти годы — 974 154 долларов (данные представлены в суд), то его расходы превышают его совокупные официальные доходы на 383 284 доллара США. Впрочем, Карпов в своих показаниях суду объяснил это отрицательное сальдо подработкой, помощью мамы и близких друзей.

О ДИЗАЙНЕ

«Мать Истца является очень успешным предпринимателем с широким кругом интересов <…>. В период с 2004 по 2008 год <…> ее доходы были значительными (хотелось бы конкретные суммы. — Ред.). <…> Мать Истца занималась застройкой земельных участков. Она вела эту деятельность совместно с Истцом. <…> Однако при этом не имелось общего бизнес-плана или стратегии, и проекты выполнялись чаще всего на разовой основе. Кроме того, мать Истца и Истец также выполняли подобные проекты для третьих лиц, включая ремонт, модернизацию и дизайн интерьеров. Обычно суммы оплаты за выполнение таких проектов составляли 10% от общей стоимости выполненных работ и 10—15% от стоимости мебели, бытового оборудования и его установки». (хотелось бы, впрочем, узнать: какие конкретно суммы Карпов получал за эту работу. — Ред.)

ОТКУДА КВАРТИРЫ

«Родители Истца получили в наследство или в дар семейное имущество, денежные суммы и различные предметы. В их число входит следующее:

— земельный участок площадью 1,800 м2 в районе деревни Софрино, включая дом, гараж и сауну. Дом является собственностью семьи с 1940-х гг.;

— квартира по адресу: 1 А Ялтинская улица в Москве, которой семья обладает с 1980-х годов (странно, на самом деле с 1988 года по этому адресу находится районный ЗАГС. — Ред.); <…>

— квартира… на Балаклавском проспекте, семья обладает этой квартирой с 1980-х годов; <…>

— <…> Мать Истца купила квартиру по адресу… Мичуринский проспект в апреле 2005 года.<…>

Истец не помнит точно, что послужило источником остальных средств, но, по всей вероятности, источником финансирования были доходы или сбережения матери Истца». (Выделено ред.)

Далее рассказывается, что мама Карпова купила еще два земельных участка в Наро-Фоминском районе, что «общая выплаченная сумма составляла 88,000 рублей за каждый участок и около $170,000 за удобства». В общей сложности мать и сын Карповы с 2005 по 2012 год совершили: 9 покупок различной недвижимости и автомобилей на общую сумму примерно 710 тысяч долларов, а также продали 8 объектов недвижимости и автомобилей на общую сумму до 553 тысяч долларов.

Вы еще не запутались в коммерческой деятельности следователя МВД по экономическим делам? Тогда пройдемся по автомобилям.

Судя по показаниям Карпова, у него никогда не было больше одного автомобиля одновременно. На покупку одной машины за $72 601 ему даже пришлось взять годовой кредит в банке в сумме около $60 000, остальные деньги пошли от продажи предыдущего автомобиля Истца, БМВ 520, проданного за $20 000. Затем купленный в кредит автомобиль Карпов продал за $40 000 и купил (приблизительно за ту же цену) подержанный «Мерседес» «с гораздо меньшим пробегом, на имя матери Истца» (кстати, почему не на себя, если все законно?). Ну и так далее... Мама же Карпова, пенсионерка, тоже оказалась заядлой автомобилисткой — сначала владела «Мицубиси Лансер», продала его и купила «Ауди» A3.

О ПУТЕШЕСТВИЯХ

«Признается, что Истец много путешествовал. <…> Отрицается, что на поездки Истца средства были получены в результате его незаконной деятельности. <…> До 2009 года (а возможно, и до 2010 года) сотрудники московской полиции имели право на бесплатный авиационный билет экономкласса в оба конца в любое место в мире. <...> Некоторые из поездок Истца в период его работы в московской полиции выполнялись в соответствии с этой схемой.

Истец очень любит поездки, и утверждается, что он тратит значительную часть своих доходов на поездки. <...> Иногда его поездки оплачивались в виде подарков от друзей или девушек, в том числе на дни рождения. (Интересно, поездку на Кипр ему оплатил случайно не подследственный Клюев, дело которого вел Павел Карпов, что не помешало им лететь на курорт одним бортом? Если да, то можно ли считать и Клюева, через банк которого были прокачены украденные из бюджета 5,4 млрд рублей, близким другом истца? — Ред.)

<...> Все поездки Истца были официально санкционированы московской полицией, а впоследствии — Министерством внутренних дел».

О ДРУГЕ

«У Истца есть очень близкий друг, который является очень обеспеченным человеком. <…> Этот друг время от времени делает Истцу щедрые подарки и оказывает финансовую помощь, включая $10,000, которые он подарил Истцу в 2003 г. на покупку автомобиля. Утверждается, что такие подарки помогают Истцу оплачивать его образ жизни. Наряду с эмоциональной поддержкой своего друга он также оказывал ему и иную помощь, включая услуги по формированию ландшафта и содействие в приобретении особых вин (за это он получал комиссионные). <…>». (Интересно, если Высокий суд постановит раскрыть данные неизвестных меценатов, кто будет назначен на эту роль? — Ред.)

О ПИАРЕ

«Признается, что приблизительно с июля по декабрь 2012 года Истец пользовался услугами фирмы PHA Media для работы с большим количеством запросов <...>. Фирма РНА также предпринимала действия по предоставлению консультационных услуг с целью противодействия масштабной и хорошо спланированной кампании, начатой Ответчиками против него в средствах массовой информации. Истец оплатил услуги фирмы РНА Media из семейных сбережений». (хотелось бы знать, какую точно сумму Карпов затратил на PR? Разброс цен на этом рынке весьма велик, но, если исходить из поставленной цели и уровня исполнителя, затраты могли составить сотни фунтов стерлингов. — Ред.)

О ТРУДНОЙ СУДЬБЕ БЕЗРАБОТНОГО

«В настоящее время я не трудоустроен и ищу новую работу, — печалится в своих показаниях Павел Карпов. — Я — амбициозный человек, хочу дальше продолжать свою карьеру и иметь уважение в обществе. Однако обвинения, выдвинутые против меня Ответчиками и другими лицами под влиянием Ответчиков, так же как и этот судебный процесс, мешают мне получить новую работу. Потенциальные работодатели очень настороженно относятся к тому, что могут быть втянуты в контекст негативных публикаций в связи с различными «списками Магнитского» <...>. Поэтому в настоящее время я работаю на различных приходящих проектах <...>. Некоторое время назад мне предложили возглавить работу с проблемными активами одного из крупнейших российских сельскохозяйственных холдингов. <...> Однако компания готова окончательно предложить мне работу только по окончании судебного процесса…»

Вместо послесловия

Из всех внесенных в «список Магнитского» в Высокий суд Лондона направился один лишь Карпов. Может быть, так распорядились высшие силы, поскольку он — единственный из фигурантов списка — ныне частное лицо. И теперь Карпов требует установить запрет на дальнейшее распространение «порочащих» его заявлений и компенсировать «нравственные страдания». «Клеветой» в свой адрес он, напомню, называет опубликованную в интернете статью «Российское преступление века» и связанные с ней видеоролики «Каста неприкасаемых», в которых коллеги Магнитского обвинили бывшего следователя наряду с другими 60 российскими должностными лицами в создании гигантской мошеннической схемы по хищению из бюджета РФ 5,4 млрд рублей под видом возврата налогов. Также Карпова наряду с прочими обвинили в причастности к уголовному преследованию раскрывшего эту мошенническую схему Магнитского. Не повезло Карпову, пожалуй, в том, что ему, как и супругам Степановым (Ольга Степанова — глава налоговой инспекции, одобрившей возврат), Hermitage посвятил отдельные видеоролики — уж слишком большое количество недвижимости и автомашин вдруг оказалось у этих лиц и, по странному совпадению, как раз в тот период, когда проворачивали схему с возвратом налогов.

Впрочем, журналистов, собравшихся в зале, больше волновали не перипетии частной жизни российского следователя, а то, кто на самом деле за ним стоит. Так что не только у меня одной сложилось впечатление — это не Карпов, а Москва пришла в Высокий суд Лондона. Москва, которой сегодня позарез нужно не допустить введения «списка Магнитского» в Европе. А то придется ограничиться отдыхом в Сочи. Тем более что в Англии, судя по всему, подобные санкции в части запрета въезда в страну ряда лиц уже введены. Может, по этой причине Карпов и не приехал на заседание английского суда — ну во избежание всяких недоразумений?

P.S. Кстати, Москва сопроводила начало процесса очередным скандалом: МВД РФ объявило Браудера в международный розыск. Но тщетно — через два дня Интерпол заявил, что отказывается искать главу фонда Hermitage, потому как преследование его носит политический характер.