18+
  1. Сорокинская ярмарка

Сорокинская ярмарка

Сорокинская ярмарка
Вчера 28 сентября 2015 года Нижегородское региональное отделение «Единой России» на своей конференции выдвинуло Олега Сорокина на пост главы Нижнего Новгорода.

Учитывая, что на недавно прошедшем заседании президиума политсовета нижегородских «медведей» губернатор Валерий Шанцев убедил членов президиума рекомендовать делегатам конференции выдвинуть на пост мэра главу здешней торгово-промышленной палаты Дмитрия Краснова, иначе как неожиданностью, такой результат не назовешь.

Но можно ли Олегу Сорокину уже праздновать победу?

Как известно, волна громких арестов региональных чиновников, с новой силой захлестнувшая Россию, выносит на обозрение публики астрономические суммы денег, заграничные виллы, шикарные автомобили, яхты – и всё это фактически принадлежит людям, чьи официальные зарплаты не выше доходов среднего столичного менеджера. Конечно, взятие наместника «с поличным» всегда выглядит эффектно и укрепляет имидж федеральной власти, ведь еще Глеб Жеглов говорил, что «порядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать». Но откровенные мздоимцы, типа арестованного недавно губернатора Коми, – лишь малая видимая часть коррупционного айсберга. Чиновники поумнее уже не воруют в открытую. Они используют высокие должности, чтобы тихо «крышевать» собственный бизнес и «гасить» конкурентов. Так, в Нижнем

Новгороде любой посетитель торгового центра знает, кому этот центр принадлежит: мэр города Олег Сорокин «держит» практически весть ритейл.

Через несколько дней в Нижнем Новгороде состоятся очередные выборы мэра, хотя большинство нижегородцев предпочитает называть эту процедуру «назначением». С 2010 года глава муниципалитета избирается не прямым всенародным голосованием, а. скажем так, кулуарно – депутатами городской Думы. Неудивительно, что горожане относятся к подобному акту демократии с нескрываемой иронией, полагая, что «наверху» всё уже решили за них.

Тем не менее, шансы действующего мэра Олега Сорокина продлить свои полномочия еще на пять лет далеко не всем экспертам кажутся стопроцентными. И дело не в том, что, готовя себе надежные электоральные «тылы» – то есть, протаскивая «нужных» депутатов в заксобрание, – Сорокин умудрился и предать интересы «Единой России», когда-то доверившей ему город, и вконец рассориться с губернатором области Валерием Шанцевым. Точнее, дело не только в этом. Просто в купеческом Нижнем Новгороде, генетически пропитанном атмосферой торговли и честной конкуренции, единовластие Сорокина надоело всем. Включая тех, кто еще 5-10 лет назад считались его единомышленниками и бизнес-партнерами.

Впрочем, бережным отношением к друзьям и компаньонам Сорокин не славился никогда. Его путь к владению торговой инфраструктурой Нижнего Новгорода и креслу градоначальника сопровождался весьма странными, в том числе летальными, обстоятельствами.

На момент прихода к власти Олег Сорокин значился собственником крупнейшего строительно-инвестиционного холдинга «Столица Нижний» и еще, согласно реестру ЕГРЮЛ, 105-ти (!) различных компаний. Кроме того, в его личном владении находились примерно пять десятков квартир, дач, объектов коммерческой недвижимости, земельных участков, а также целый автопарк роскошных машин и яхта Azimut 58 стоимостью более 45 миллионов рублей. После избрания мэром весь бизнес был оперативно переписан Сорокиным на жену – Эладу Нагорную, - которая из самой богатой женщины Нижнего Новгорода превратилась в одну из самых состоятельных леди России. Но об этом позже.

А путь к формированию этих капиталов Сорокин начинал со скромной должности заместителя финансового директора областного Дорожного фонда. На эту службу будущий мэр поступил в 1999-м году; и – надо же! – пару месяцев спустя его непосредственный начальник Виктор Ериков, поехав с Сорокиным на рыбалку, внезапно… утонул, да еще и сломал при этом 4-й шейный позвонок, как установили медэксперты. Тот факт, что Ериков был мастером спорта, отлично плавал и, в общем-то, в момент инцидента был трезв, подозрений у правоохранительных органов почему-то не вызвал, хотя город полнился совсем иными слухами.

Верить этим слухам, или нет – личное дело каждого. Но в итоге Сорокин занял кресло финдиректора Дорожного фонда Нижегородской области. А вскоре при невыясненных обстоятельствах погиб и второй его шеф – Александр Глазов.

Сам же новоиспеченный финдиректор Дорожного фонда уволился оттуда в 2001 году, таща за собой шлейф громкого уголовного дела. В результате махинаций с фиктивными подрядчиками на строительстве дорог, из казны региона, по мнению следствия, Сорокиным было похищено более 500 млн. рублей! Но странным образом, говорят, при активном содействии бывшего мэра Вадима Булавинова. с которым у Сорокина в ту пору сложились весьма доверительные отношения, дело было «замято». И в итоге махинатор покинул госслужбу, имея в кармане солидный стартовый капитал.

Первыми партнерами Сорокина в девелоперском бизнесе стали братья Михаил и Александр Дикины, бывшие совладельцы завода «Старт», на месте которого сейчас стоит самый «крутой» из торговых центров Нижнего – «Этажи» (разумеется, принадлежащий Эладе Нагорной). Братья приняли будущего мэра в ряды соинвесторов этого проекта, то есть, фактически открыли ему доступ к лакомому земельному участку в самом центре города, но, очевидно, последующий раздел бизнеса «на троих» в планы Сорокина не входил. И в 2003 году у Дикиных начались серьезные проблемы: их задержали, предъявив обвинение в покушении на убийство Сорокина.

Покушение действительно было: машину бизнесмена якобы обстреляли на трассе Нижний – Касимов. Но Сорокин при этом особо не пострадал, самостоятельно доехал до дома, не вызвал сразу ни полицию, ни «скорую», и лишь потому обратился к врачам с неким легким ранением. Вообще, в этой истории сошлось такое количество несуразных фактов и обстоятельств, что основным определением случившегося в нижегородской прессе до сих пор служит слово «инсценировка». Кроме того, выяснилось, что показания охранника Дикиных, на которых базировалось обвинение, были у того буквально выбиты: неустановленные люди провели с бодигардом «воспитательную беседу» в лесу под Балахной. Тем не менее, в 2006 году на братьев «повесили» длинные срока, и они до сих пор сидят в тюрьме. Оставшись таким образом без своих бизнес-оппонентов, Сорокин принялся за конкурентов политических. К 2010-му, выборному, году он решил: надо «брать» город. А для этого нужно было «подвинуть» мэра Булавинова, при поддержке которого (думается, не бескорыстной, но это уже другой разговор) Сорокин, собственно, и сколотил свою бизнес-империю.

С Булавиновым Сорокин поступил примерно так же, как с прошлыми своими друзьями, с той лишь разницей, что обошлось без тюрьмы. Кресло под прежним мэром давно шаталось, к тому же он не сумел сработаться с губернатором области Валерием Шанцевым: конфликт тянулся давно и успел изрядно надоесть как нижегородцвам, там и федеральным властям. Сорокину оставалось примкнуть к сильнейшей из сторон этого конфликта, что он и сделал. Вскоре в прессу была «слита» информация о незаконном присвоении Булавиновым 20 процентов уставного капитала торгового центра «Фантастика» – инициирован коррупционный скандал, на гребне которого, поддерживаемый Шанцевым и «Единой Россией», Сорокин триумфально влетел в мэрский кабинет.

И вроде как, выражаясь словами Остапа Бендера, сбылась мечта идиота: весь город пал к его ногам. Торговые центры «Этажи», «Республика», «Фантастика», «Касторама» и другие, элитные жилые кварталы, коттеджные поселки, куча перспективных участков – «Столица Нижний» процветает, бизнесом формально «рулит» верная Элада… Но вот проблема – есть жители города, и им такая семейная монополия уже давно не нравится.

В интернете набирает все больше подписей петиция на имя президента Путина с призывом остановить разрушение старых кварталов Нижнего, которые активно расчищаются фирмами Сорокина под новые торговые центры. Тем временем предприниматели жалуются на тотальную блокаду малейших попыток построить что-либо в городе без участия «Столицы Нижний». Особо упорными занимается подконтрольное антимонопольное ведомство: под разными предлогами конкурентов отстраняют от торгов. Если и это не помогает, на помощь мэру приходит нижегородская полиция: не так давно в прессе была описана история генерального директора ООО «МФК-Инвест» Александра Бекусова, который пришел с намерением вложить в экономику Нижегородской области более 2,5 миллиардов рублей, а в итоге потерял 700 миллионов и отсидел полгода в СИЗО. Чтобы собрать на Бекетова заявления от якобы обманутых дольщиков, нижегородские охранители закона не жалели сил: сами разыскивали таких заявителей и повестками вызвали их в «участки» – писать жалобы…

Сорокин давно понял, что с такой репутацией, даже с учетом непрямой системы выборов, продлить полномочия еще на пять лет ему будет сложно. И даже подачки родному городу не помогут. Такие, например, как выкупленное Сорокиным для музея на аукционе Christie’s деревянное блюдо, которое в 1913 году Городская Дума Нижнего Новгорода подарила императору Николаю II. Или пятиметровая стальная статуя оленя, щедро подаренная городу мадам Нагорной.

Поэтому пришлось мэру вступить в политическую борьбу, как водится, переступая через «своих». Это привело к конфузу федерального масштаба: на недавних выборах в городскую Думу Нижнего Новгорода «Единая Россия» получила всего 40% мандатов. А всё потому, что «единоросс» Сорокин отбирал будущих депутатов вовсе не по признаку партийной принадлежности. Условие финансовой поддержки, которую его компании оказывали всем подряд – от либералов до коммунистов –, было одним единственным: проголосовать за Сорокина на грядущих выборах мэра.

Например, в журнале «Столица Нижний» (угадайте по названию, кем он издается) в рамках думской кампании активно пиарились кандидаты от КПРФ Николаq Сатаев и Романа Буланов. Сатаев – бывший глава Канавинского района Нижнего Новгорода – вообще оказался перебежчиком: на праймериз он уверенно шел первым именно как «единоросс», а избирался уже коммунистом. Причин трансформации своих политических взглядов Сатаев особо не скрывает: так было нужно спонсору, т.е. Сорокину. Поскольку «Единая Россия», ведомая губернатором Шанцевым, после таких кульбитов уже наверняка откажет Сорокину в поддержке, он будет двигаться в мэры от других партий. Всё просто.

Непросто лишь привлечь к ответственности тех чиновников, которые не мелочатся с «конвертами», а приватизируют целые города. Пришло время, когда правоохранительным органам нужно не только ловить за руку зарвавшихся хапуг, но и проводить куда более сложные расследования. Например выяснять, каким образом в больших, густонаселенных мегаполисах свободные рынки сбыта превращаются в «сорокинские ярмарки», где правила игры определяет лишь один торговец. Потери государства от подобных превращений исчисляются суммами гораздо большими, чем стоимость 150 часов, найденных «в тумбочке» губернатора Коми.

Последние новости