18+
  1. Сталин: злодей или гений?

Сталин: злодей или гений?

Сталин: злодей или гений?
21 декабря день рождения вождя. Его нет на свете уже 60 лет, но споры о нем не утихают. Свой взгляд на личность Сталина высказывает физик-ядерщик Дмитрий Чернавский.Но прежде, чем дать слово ученому, расскажу почти детективную историю.

Однажды в редакции научной телевизионной программы, которая выходила за полночь, раздался звонок. Мужской голос заявил ведущему: нравится мне твоя передача, смотрю с удовольствием. И очень нравятся твои гости - ученые, и то, о чем они рассуждают. А потому, сказал голос, решил я выделить премию самому интересному собеседнику. И назвал сумму – миллион евро! Больше, чем Нобелевская премия!

Можно ли было всерьез воспринять эти слова? Тем более, что незнакомец отказался назвать свою фамилию, профессию, род занятий, что явно смахивало на розыгрыш.

Но, оказалось, никто никого не разыгрывал. А когда определился победитель необычного соревнования, незнакомец сдержал свое слово. Он перечислил деньги – ровно миллион евро – на имя физика-теоретика Дмитрия Сергеевича Чернавского. Именно его работы были признаны наиболее актуальными и перспективными.

А дальше произошло самое интересное. Победитель решил разделить премию поровну между всеми, 193-мя участниками конкурса. Так что на каждого пришлось по 5181 с небольшим евро.

- Со сдачей будут проблемы, - не преминул пошутить Дмитрий Сергеевич.

Ну, а если серьезно?

- Я просто не мог поступить иначе, - сказал он. – Сегодня нашей науке и нам, ученым, не легко. Поэтому присваивать свалившиеся на голову большие деньги попросту безнравственно.

Кто же он, этот современный Дон Кихот? И чем так интересна его работа?

Дмитрий Сергеевич Чернавский - известный в стране и за рубежом ученый, доктор физико-математических наук. Его жизнь много лет неразрывно связана со знаменитым ФИАНом – Физическим институтом Академии наук имени Лебедева. Имея немалые заслуги в теоретической ядерной физике, в 60-е годы он резко повернул к новой тогда биофизике и добился немалых успехов. Позже увлекся новым научным направлением – синергетикой. По-гречески «син» значит совместный, а «эргос» - действие.

Именно она, синергетика, помогла объединить усилия представителей точных, естественных и гуманитарных наук для того, чтобы понять и даже смоделировать окружающий мир. Физик-ядерщик Чернавский одним из первых сделал важные шаги в этом направлении. Наиболее эффекта его математическая модель «теоретической истории». «Что было бы, если бы...»

Но при моделировании исторических процессов надо прежде разгадать исторические «загадки». Одной из таких загадок для ученого стала фигура Сталина.

Сталин: злодей или гений?

- О Сталине так много написано, что же нового выяснили вы?

- Да, о нем написано очень много. И отношение к нему в разное время было разное. Когда-то появилась «Песня о Сталине». Исполнялась она до 53-го года и звучала почти как гимн. В ней пелось о мудром, родном и великом вожде. И на всех картинах он представал как великий вождь, великий политик.

А вот что он был за человек? Какие у него были желания, мечты? Многие считают – затаенное желание власти. И только? Не верится... Наверное, были у него более глубокие, более интимные человеческие желания. Какие? Сбылись ли они? Или так и остались мечтами? Все это меня заинтересовало. Я попытался представить себе, что им двигало всю жизнь? Пытался разгадать загадку не только Сталина-политика, но и, прежде всего, человека. Ведь у него была нелегкая судьба. Можно ли его понять или простить?

- И что можно?

- Простить трудно, а понять можно. Что я и попытался сделать. Хотя в русском языке слова «понять» и «простить» почти синонимы. В России понять, значит, простить.

- Что же вы поняли, Дмитрий Сергеевич?

- Представьте себе, к власти он пришел может быть даже неожиданно для себя, обстоятельства так сложились. Пришел к ней через трудные испытания, унижения, презрение.

- Какую-то новую песню о Сталине вы исполняете! Ведь даже его друзья отмечали, что он с детства был жесток, коварен, мстителен, честолюбив и властолюбив.

- В детстве его очень били – и отец, и мать, и сверстники. А почему? Мне кажется, я нашел ответ на этот вопрос, и общая картина постепенно сложилась сама. Все началось с далекого детства.

Родился Иосиф в бедной семье, во дворе князя Горийского. Важно: во дворе, а не при дворе. Об отце – Виссарионе Джугашвили – известно мало: был сапожником и пил соответственно.

О матери известно больше. Она служила у князя горничной и выполняла все его желания, а также и его гостей. Простых людей Кето вниманием не удостаивала.

Чуть ли не со дня рождения Иосифа ходили упорные слухи, что настоящий отец Сосо – так его звали в детстве, не Виссарион, а кто-то другой. Может быть сам князь. Или кто-то из его «благородных» гостей.

Отцу, естественно, такие разговоры не нравились, но он скорее всего в них верил и, напившись, в отчаянии бил неверную жену и чужого сына.

Впоследствии он ушел из дома и бродяжничал. Точная дата его смерти неизвестна. По слухам, его зарезали в пьяной драке, когда Сосо было 11 лет.

- Простите, перебью, но судя по старым фотографиям Виссариона и Иосифа, эти два человека очень похожи друг на друга!

- Но, судя по портретам Сталина в более позднее время, поразительно его сходство и с Пржевальским, русским дворянином, путешественником, который гостил у князя Горийского. Впрочем, не об этом речь. Дело не в том, кто на самом деле был биологическим отцом Сосо, а в том, как он сам относился к этим разговорам. Он был умным, но слабым, замкнутым и робким. Разумеется, все слухи об его «отце» дворовые мальчишки Иосифу сообщили, и это было для них главным поводом, чтоб дразнить и бить Сосо. И его природная робость перешла в трусость. Да и как не стать трусом, когда все тебя бьют, а ты ответить не можешь.

- Говорят, что все, кого сильно били в детстве, остаются трусливыми на всю жизнь.

- И весьма осторожными. Сталин научился маскироваться. Если у него и холодела душа от страха, никто этого не видел. Во всяком случае, его никогда в трусости не обвиняли. Но и храбростью он наделен не был, на рожон не лез, героических поступков не совершал.

- А как же его героическая эпопея с Царицыным?

- Да, он был послан комиссаром в Царицын, когда город пытались взять войска генерала Краснова. Этот эпизод жизни Сталина был позднее сильно раздут, но основные события верны.

Приехал, и... струсил. Положение было критическим. Белые готовились к штурму, средств для защиты почти не было. Приняли решение: всю артиллерию сосредоточить только в одном месте – предполагаемом направлении атаки белых. Скорее всего, это подсказал какой-нибудь военспец, но Сталин с ним согласился. Считается, что это решение – пример смелости Сталина. Но позже он распорядился всех военспецов – и того самого, который ему советовал – утопить в Волге, дабы не раскрыли военной тайны. Скорее, его позорной трусости. Что и было сделано.

- Закономерная жестокость Сталина.

- Пожалуй, не столько жестокость, сколько равнодушие к человеческой жизни. Целесообразность у Сталина преобладала над жестокостью, за исключением случаев, когда речь шла о личных врагах или обидчиках.

- Своих обидчиков, говорят, он мечтал наказать еще с детства. Это стала целью его жизни?

- Представьте себе, в детстве у Сосо была другая мечта, которую он пронес через всю жизнь. Но навсегда пришлось ее скрывать и рядиться в другие одежды. Он не стыдился, а тайно гордился своим происхождением.

Да, он незаконный сын, но благородного человека. По происхождению он выше всей этой «законной» дворовой шпаны. То, что его происхождение не признано – несправедливость. Это испытание, посланное ему Богом. Рано или поздно, благодаря стараниям, терпению и уму, он, Иосиф, займет место, достойное его происхождению, и справедливость восторжествует.

И тогда он будет принят в кругу благородных, умных и уважаемых людей, как равный среди равных. Будет делить с ними застолье, будет вести неспешную беседу о вечном и прекрасном, об истории и искусстве и о смысле жизни. О чем обычно говорили гости князя. Он будет принят в среде русской аристократии в Санкт-Петербурге как сын князя или русского дворянина. А его нынешние обидчики так и останутся слугами или крестьянами. Он их даже не накажет, а при встрече отнесется пренебрежительно, с презрением. Сосо тогда очень верил, что Бог поможет ему.

- И потому он выбрал свой дальнейший путь – служение Богу и поступил в семинарию?

- Семинарию выбрал потому, что считалось: для духовной карьеры деньги и связи не нужны. Ведь перед Богом все равны. Важно только терпение, прилежание, трудолюбие и, конечно, способность. Можно стать и настоятелем, и даже архиереем. И тогда... Короче, мечта Сосо сбудется.

Учился он с рвением, а способности действительно были: феноменальная память, наблюдательность, здравый смысл. Изучил теологию, историю, особенно древних и восточных деспотий. Понял, как добился власти Тамерлан, шах Аббас и другие. Впоследствии многое пригодилось. Западных языков не изучал – не было таких предметов в семинарии.

Вскоре, однако, Сосо понял, что на духовном поприще без связи и денег далеко не продвинешься. Понял, что равенство перед Богом не более чем слова. Разочарование было болезненным.

- И пошел он в революционеры...

- В те годы оживилась деятельность грузинских социал-демократов, они пошли «в народ». Сосо тоже был втянут в движение.

Сперва речи социал-демократов Сосо слушал с упоением. Молодые интеллигенты обещали: миром будут управлять люди труда, аристократы и капиталисты потеряют власть и влияние. Возвысятся умные, способные и трудолюбивые – «кто был ничем, тот станет всем». И все это, мол, историческая неизбежность.

Снова забрезжила мечта – сделать карьеру и «стать всем». Сосо включился в социал-демократию, обратил на себя внимание, даже стал агитатором. Однако...

Как-то на одной из сходок Сосо очень захотел продолжить разговор, но выступающий заторопился: в тот вечер в одном доме собиралась грузинская интеллигенция на музыкальный вечер, посвященному Шопену. Сосо туда не пригласили. Ведь он человек совсем иного круга, Шопена не знает.

А Сосо так хотелось туда пойти! Он бы слушал как все приглашенные. Потом бы научился рассуждать про Шопена. Главное, он бы находился среди тех людей, с которыми мечтал быть на равных. Но его туда не пустили.

Снова разочарование. В 37-ом году это разочарование дорого обошлось грузинской интеллигенции. В партии российских социал-демократов Сосо тем не менее остался: деваться уже было некуда.

Скоро он попал в руки «охранки». Там его не били, не пытали, просто предложили «сообщать». Сосо согласился без особых колебаний. Снова струсил? Или сделал так потому, что его целям это не противоречило, и цену болтунам он знал. А предательство... Вся история великих вождей – цепь предательств.

- А он уже тогда возомнил себя вождем?

- Роль личности в периоды устойчивого развития, вообще говоря, невелика. И любая личность здесь делает то, что необходимо делать. А вот в особые, кризисные, так называемые бифуркационные моменты, я пользуюсь терминами науки синергетики, в моменты неустойчивости, роль личности очень сильно повышается.

И здесь, конечно, не каждый человек становится вождем. Для этого нужны определенные качества, которыми не все обладают: и осторожность, и смелость, и... робость иногда. Ну а самое главное, нужна уверенность в том, что именно ТЫ, именно ЭТОТ человек. Уверенность и способность взять на себя бремя решать вопрос о жизни и смерти людей.

- Когда Сталин поверил, что именно ОН этот человек?

- Не скоро. Поначалу он стремился осуществить лишь свою детскую мечту. Шел к ней медленно и весьма осторожно.

Но вот в социал-демократии произошел раскол. Появился новый лидер, который сказал, что хватит болтать и развлекаться, нужно заняться делом. Что партии нужны люди, способные на конкретные дела. Принадлежность к интеллигенции вовсе не обязательна и, более того, даже мешает делу. Пустая болтовня, которой занимаются некоторые социал-демократы (меньшевики) - ложь и лицемерие.

Иосиф влюбился в этого человека. Ведь он открыто говорил то, что Иосиф сам давно понял, но из-за своей осторожности сказать не решался. Появилась надежда: именно с таким человеком можно войти в элиту будущего общества.

Следуя своему кумиру, Иосиф сам написал статью о том, что «партия должна быть как скала». На него обратили внимание, и вскоре он вошел в круг приближенных и занял достойное место во фракции большевиков – как равный среди равных.

- Мечта детства почти сбылась?

- Именно почти. Не в той форме, как хотелось: нет дворца, нет слуг, да и общество равных (членов ЦК) не то. Но все же это люди умные, энергичные и, главное, его, Иосифа, уважают. В партии есть и дворяне (Скрябин – Молотов) и даже князья (Чичерин). Они могут говорить и про Шопена и про Моцарта, но в партийной иерархии они не выше его. А многие даже ниже.

Меньшевики (обидчики, разные там Церетели) тоже занимают в партии РСДРП заметное место, но с ним, Иосифом, вынуждены считаться на равных. И теперь уже он, Иосиф, решает, пригласить ли их, или не пригласить на очередное заседание фракции большевиков.

Партия, конечно, не велика и не очень влиятельна, но сплочена, и если дело умно повести, то она может занять достойное место в Российской Империи.

- А он - в ней, так? Во всяком случае, Сталин написал Ленину, что согласен на любую ответственную работу.

- Причем написал в те годы, когда влияние большевизма явно падало. Это произвело большое впечатление на Ленина и вызвало очень положительное отношение к нему Владимира Ильича.

- Владимир Ильич даже как-то назвал Сталина «чудесным грузином».

- Да, когда тот написал по его указанию работу: «Марксизм и национальный вопрос», где высказал большевистские взгляды на решения этого вопроса. Ленин ценил способности Сталина, хотя и отмечал у него «великорусский шовинизм». Но потом его стала раздражать деспотическая манера и грубость «чудесного грузина». А в конце жизни понял, что ошибался в нем, и в своем «Письме к съезду» написал, что Сталина следует снять с поста генерального секретаря.

- Потому что, как сказал Пушкин в трагедии «Моцарт и Сальери», «Гений и злодейство – две вещи несовместные»... Ленин так посчитал?

- Но это будет намного позже. А пока Иосиф медленно продвигался в партии большевиков. Получал партийные клички – так полагалось. Первая из них – Коба – отражала грузинское происхождение и соответствовала среднему звену партийной иерархии. Кличка Сталин – означала, что присвоен высший чин, что он уже вождь пролетариата. Пусть и не самый главный.

В каждой соции и даже партии образуются свои правила поведения, своя иерархия, своя символика и геральдика. Партийные клички не просто присваивались, но и утверждались. Клички: Сталин, Свердлов, Молотов – высшая партийная геральдика, нечто вроде графского герба со львом, орлом или медведем. Они передаются по наследству – дети также становятся Сталиными, Свердловыми, Молотовыми.

До революции занятая позиция в обществе Иосифа Сталина почти устраивала, и выше он не рвался.

Текущая жизнь – ограбление банков, тюрьма, ссылка, короче, обычная партийная работа особенных эмоций не вызывала. Личная жизнь – женщины, семья, дети – не были главными в жизни Сталина. В кругу близких людей он часто распускался. В официальной же обстановке был сдержан, немногословен и почти всегда достаточно корректен.

- Всю жизнь был двуликим Янусом!

- Ленин с 1900 года фактически жил в эмиграции. Партийные дела в России вплоть до 1917 года решались самостоятельно, и Сталин при этом играл отнюдь не последнюю роль. До приезда Ленина руководил деятельностью ЦК и Петербургского комитета партии большевиков, был членом редколлегии газеты «Правда».

В феврале 1917 года российские большевики активного участия не принимали. Ждали, во что это выльется, и готовились при случае занять какое-то место в будущем правительстве. Не самое важное, но все-таки... Сталина это устраивало.

- Еще бы! Оказаться в правительстве, наконец-то обсуждать вопросы на равных с министрами, князьями и графами!..

- Но в апреле 1917-го в Россию вернулся Ленин со своими эмигрантами, и сразу все перевернулось. Эмигранты оттеснили российских большевиков и заняли ведущие места в руководстве партией.

Сталина снова стали звать Кобой. Опять несправедливость, опять он человек не их круга, не то происхождение, не то воспитание. Тем не менее, в ЦК он остался.

- И даже стал одним из руководителей Октябрьского вооруженного восстания. Во всяком случае так всегда считалось.

- Хотя был против переворота. Причины? Если переворот будет удачным, то для новых вождей он все равно «не свой». Таких не то, что не любят, таких уничтожают – это он знал из истории Востока. Если же переворот не удастся, то уничтожат всю партию, и тогда он снова никто.

Ленин настоял на перевороте, и он произошел на удивление легко. Трудности начались потом.

- Ошибся Сталин в своих прогнозах: и партия осталась, и он в ней, даже не вылетел из ЦК!

- Но все равно оказался «не свой». И в те годы Сталин вел себя тихо, старался не раздражать новых вождей – Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина, которые дрались за ключевые посты в ЦК и правительстве. Даже будучи членом ЦК, он не пытался войти в их круг, - было невозможно. Эти вожди не видели за Сталиным никаких особых заслуг. А Троцкий вообще считал его посредственностью. И в ЦК не публично, а между собой, как только не называли!

Сталин выполнял отдельные поручения партии, но в основном, как говорится, «лег на дно» и терпел насмешки. Потому что понимал – без партии он никто. Не только равный среди равных – никто! Поэтому молчал. Выжидал и выжидал. Но простить унижение он не простил, это точно!

- Да любой бы не простил на его месте! Однако не каждый бы смог так долго терпеть.

- И очень тонко, исподволь, по-восточному хитро делать карьеру. Он оказался хорошим стратегом.

В партии было уготовано место – не первое, даже, скорее всего, последнее – «секретарь». Сталин занял его, но буквально выпросил у Зиновьева и Каменева, чтобы к названию прибавили еще слово «генеральный». Те согласились, мол, какая разница! «Чем бы дитя не тешилось!» Лишь бы отстал...

Не знали они, что на Востоке название, порою самое ничтожное, приобретает величие и власть.

Тамерлан был назван не шахом, не ханом – эмиром. Это нечто вроде «правитель», «чиновник». А какую власть имел этот «чиновник»? Сталин хорошо знал и надеялся: придет время и слова «генеральный секретарь» будут означать не меньше, чем «эмир».

- И наш тихоня стал потихоньку превращаться в жестокого тирана...

- Поначалу в бессмысленных жестокостях он активного участия не принимал: священников, дворян и купцов не расстреливал. Более того, он даже осуждал эти жестокости, но, разумеется, не открыто.

- А утопленные военспецы в Царицыне? Да и другие деяния. Наверное, не за просто так получил он орден Красного знамени на Петроградском фронте.... Даже Троцкий о нем написал: «Сей повар может готовить только острые блюда».

- Ну, уж если сравнивать, то тогда своей жестокостью славился именно Троцкий, а не Сталин. Тот был одержим идеей мировой революции, а для этого по его расчетам нужно было уничтожить крестьян-кулаков, ограбить их. Также: нужно было уничтожить казаков, как противников интернационалистов. Все это было рассчитано и изложено с холодным цинизмом. Даже цифра убитых называлась – 10 миллионов человек. Разумеется, это шокировало общество, и Троцкий сначала был отправлен в ссылку, ну а затем оказался за границей. Конечно же этому его падению способствовал Сталин.

- Но ведь эти 10 миллионов в итоге уничтожил все-таки Сталин в период коллективизации?

- Он выбрал путь коллективизации - по существу, это был тот же самый план Троцкого, почти без изменений. Но вместо холодного цинизма Троцкого этот план был прикрыт лицемерными, лживыми словами – о коллективизации, индустриализации и так далее.

- Ну почему лживыми? Ведь все планы выполнили и страну действительно превратили в великую державу. Правда, очень дорогой ценой.

- И здесь, по-видимому, также преобладала не жестокость, а равнодушие к жизни людей. Главное, выполнить решение. Время было такое. Страшное время.

- И слишком долго оно продлилось...

- Началось, между прочим, с указов дедушки Ленина.

- Тоже гения и злодея одновременно...

- Отвечу вам словами одного из героев актера Броневого: заметьте, не я это сказал!

- Но тот был жесток к врагам революции, а Сталин и к своим соратникам. Старых большевиков уничтожил с таким же равнодушием.

- Эти герои Гражданской войны умели только воевать. Да, они помогли железной рукой провести коллективизацию, выявить ее врагов и разделаться с ними.

Но они не могли руководить страной, они вообще не могли оставаться в стране. Такие люди всегда уничтожались. Примеров тому в истории очень много, а исключений практически нет. Это закон истории, и Сталин это хорошо понимал. Старые большевики были обречены.

В 37-ом, когда к Сталину пришли родственники Ленина просить за старых большевиков, он ответил:

- За кого просите? Это же убийцы!

И это было правдой. Правдой, однако, было и то, что Сталин сам был убийцей.

- А 37-й год - пик жестокости вождя!

- Сейчас очень много говорят об этом годе, хотя выбор его весьма условен: и 35-й, и 36-й не лучше. Тридцать седьмой был неизбежным следствием коллективизации.

Хотя жертвы 37-го по количеству на порядок меньше, чем при коллективизации. Историки называют цифру: где-то полтора миллиона. Ими стали как раз те, кто делал коллективизацию, участвовал в ней прямо или косвенно.

Однако сейчас о десяти миллионах крестьян, кулаков и казаков почти забыли. А вот о миллионе старых большевиков помнят.

- Наверное, потому, что это были не «враги народа», а его бывшие соратники. Ведь Сталин убирал их, как свидетелей своих прежних унижений?

- «И вот не мздой, а наказанием пришел к ним год 37-ой» - это строчка поэта Манделя -Коржавина. Тогда были уничтожены практически все, кто осудил Сталина на ХIII большевистском съезде РСДРП. Уничтожены все эмигранты-большевики. Именно те, которые звали его не Сталин, а Коба. Они даже не подозревали, насколько оскорбляет и унижает его эта, казалось бы, дружеская кличка.

- А почему собственно унижала? Мне как-то довелось побывать в селе Казбеги, где родился этот грузинский поэт, и там я узнала: Сталин выбрал себе псевдоним Коба по имени героя одного из романов Казбеги - благородного разбойника, который был кумиром юного Сосо.

- А знаете, как назывался этот роман? «Отцеубийца». Ни о чем название не говорит? Помните предположение, что Виссарион Джугашвили погиб в пьяной драке, когда Иосифу было 11 лет? А однажды в своих воспоминаниях вождь признался, как он ребенком, защищаясь, метнул в отца нож и чуть не убил его.

- Может и убил?..

- Кто знает. Хотя сам Сталин в 1909-ом утверждал, что отец еще жив. Но вернемся к тридцать седьмому. Тогда Сталин уничтожил всех, кто относился к нему в свое время пренебрежительно. Кличка Коба напоминала о том времени. Но в целом, таких личных врагов у него оказалось не так уж и много.

- Почему же уничтожались десятки тысяч?

- Потери 37-го - это в основном, следствие исторических событий: практически мировая изоляция, постоянное ожидание интервенции, или войны с соседями, или внутреннего переворота. Следствие, повторяю, неизбежное.

А жестокость Сталина, его злая воля? Ну, конечно, была и жестокость, и злая воля. И уверенность, что только так, твердой рукой, можно управлять великой страной.

- Что интересно, многие известные люди восхищались Сталиным, прославляли его. Например, Борис Пастернак по свидетельству Чуковского просто бредил Сталиным и посвящал ему стихи. И даже некоторые зарубежные политики - Де Голль, Черчилль - отзывались о нем с уважением и почтением. А Джозеф Дэвис - посол США в СССР долгие годы придерживался мнения, что Сталин все делал правильно, и что репрессии были неизбежны. А уж у нас до сих пор немало людей просто тоскуют по твердой руке!..

- Те, кого не коснулась в прошлом эта самая рука. Многие тогда жили в страхе. Да и сам Сталин боялся, что и его не минует сия чаша!

В начале войны он не на шутку испугался – это исторический факт. Три дня был в растерянности и боялся, что придут те, кого он привел к войне, и его накажут. Пришли. Но покорные, с просьбой: «владей нами!» И он снова стал владеть.

- Про войну написано много. Одни писали, что Сталин, как полководец, более мешал, чем помогал. Другие, что он внимательно прислушивался к мнению военных специалистов и принимал решения, обдуманные и часто предложенные другими.

- Наверное, и то и другое правильно. Ошибки он, конечно, делал, как и всякий великий вождь. Но ошибок делал меньше, чем Гитлер, который тоже вмешивался в дела военных. Так или иначе – победителей не судят.

- Сталин же считал, что судят. И по-прежнему сажал и сажал... Неужели все продолжал бояться? Ведь ему кругом только одни дифирамбы пели. Всего достиг, а мечту свою даже можно сказать перевыполнил. Что еще надо было?

- После Великой Победы, казалось, наступило время, когда можно было расслабиться, подумать о том, чего достиг, а чего не достиг, да и возраст тому соответствовал – под 70 ему тогда было.

- Он даже попытался уйти в отставку... Но его не отпустили.

- Это было позже, в 1952 году. А сразу после войны продолжалась его борьба с «врагами народа». Начались массированные кампании: против отхода от «принципа партийности», против «абстрактно-академического духа», «объективизма», «антипатриотизма», «безродного космополитизма» и так далее... А еще голодомор 1946-47-го унес жизни около миллиона человек. В общей сложности потери населения за период его правления составили по разным оценкам свыше 20 миллионов человек.

- Как сказал один из его бывших друзей: «Для него было триумфом достигать победы и внушать страх».

- Но сбылась ли его мечта? Здесь вопрос. Да, он достиг высшей власти. Теперь сам может приглашать ученых, композиторов, певцов, писателей, поэтов. Сам может решать, с кем вести беседы и на какие темы. Но... не с кем.

Нет тех князей, графов и дворян, с которыми он мечтал быть на равных...

Равных тоже нет, кругом холуи – угождают, раболепствуют. И даже остатки родовой аристократии ведут себя так, что смотреть стыдно и противно!

Настоящий граф и талантливый писатель Алексей Толстой поехал в Германию и стал там таскать барахло, как последний воришка на базаре. Пришлось одернуть:

- Передайте нашему советскому графу, чтобы честь знал!

С кем поговорить? Детская мечта расплывалась, исчезала – он один, властитель, и нет тех, равных.

Есть талантливые, независимые, гордые, но они сами не хотят с ним общаться, они его не любят. Булгаков, Прокофьев, Шостакович – можно их пригласить. Но они будут сидеть натянутые, и не получится той задушевной беседы, о которой мечталось в детстве.

- Дмитрий Сергеевич, да вы ему сочувствуете!

- Нет. Просто пытаюсь влезть в его шкуру. О чем он думал, растеряв всех друзей?

- Наверное, о мировой революции?

- Мировая революция никогда его не увлекала. Как и мировое господство. Здоровье ухудшалось, и главное, ощущалось одиночество, полное одиночество. Даже самые близкие, любимые люди – Василий и Светлана – были далеки.

Чувствовал, что жить ему не так уж и долго, да и врачи о том же говорили. Его мучил вопрос: кому оставить страну?

- Лучше бы он, заботливый, грехи свои немыслимые перед смертью отмаливал! И невинных людей из лагерей вернул, прощения у них просил на коленях.

- А он думал, не объявить ли себя императором? На эту тему есть небольшой талантливый рассказ Виктора Некрасова. Судя по всему, фантазия, но - читаешь и невольно веришь.

Сталин, якобы, пригласил его, Некрасова, и спросил:

- А что, если я себя императором провозглашу?

Некрасов не ответил ни да ни нет.

- А народ бы поддержал! Попробовал бы иначе!

- В крайнем случае, - безмолствовал. Ему, Народу, все равно, что царь, что генсек. Главное, чтобы в стране был глава.

Коммунисты бы поддержали в большинстве. Особенно, если бы вождь объявил, что он монарх коммунистичнейший. Звучит на первый взгляд абсурдно. Но ведь было же такое: Христианнейший монарх, хотя теологи вначале воспринимали это как абсурд, а потом привыкли.

- И почему же Сталин не стал императором? Не успел? Вот только зачем ему? Ведь он обладал властью большей, чем император. И Советский Союз негласно называли империей.

- Да, страна великая, а управляется как? Генеральный секретарь и Политбюро. Получается не держава, а какой-то орден, вроде тамплиеров, где магистр и совет. И формально Политбюро в любой момент может собраться и его низложить.

И ведь не раз так было в религиозных орденах. Низложить тогда означало: взять священный кинжал и тем самым решить проблему.

Конечно же, Политбюро на это не способно – боятся они его. Сейчас бояться, а потом?

- Можно подумать, что с императорами, царями не разделывались! Тот же Борис Годунов - правил крепко, умно, а когда ослабел, известно, что стало.

- Сталин надеялся, что тогда сможет достойных людей возводить и в графы, и в князья. Такое право у императора есть. И власть по наследству передать.

- Детям?

- Нет, своих детей он в учет не брал. И никак не мог выбрать, на кого можно было положиться. На армию? Жукова? Ему вполне можно пожаловать титул – граф Орловско-Курский, по месту легендарной битвы. Был же Суворов – граф Рымникский.

Жуков, пожалуй, его поддержит. Но вдруг он потом сам себя объявит правителем? Ведь Тамерлан именно так и поступил. Был военачальником, а потом зарезал своего повелителя. Не надо Жукова. А кого другого выбрать? Решил Иосиф Виссарионович подождать. И пока не менять структуру управления. А Жукова на всякий случай, сослал подальше, на Дальний Восток.

Всегда осторожный, к концу жизни Сталин стал патологическим трусом. Ночевал то в одном месте, то в другом. Да и на даче было устроено так, что десять комнат одинаковых, очень скромных, аскетических, а в какой будет ночевать, даже он решал в последний момент, - боялся дворцового переворота!

А отмаливать свои грехи?..

К концу жизни каждый человек, получивший религиозное воспитание, обращается к Богу. Сталин, по словам очевидцев, молился и раньше. Громил церкви, убивал и ссылал священников. И молился.

Много людей, много душ он загубил – ради чего? Ради своей мечты или ради Великой империи? Имел ли он право? Что скажет Богу, представ перед ним?

Иван Грозный, Петр Первый тоже загубили и тоже ради Великой страны, но они были на царство помазаны, они имели право распоряжаться судьбами, от рождения им было даровано право: казнить и миловать.

А он? Он не был помазан. Он сам хитростью, упорством, умом получил это право от людей. А цену людям он знал.

Пригласил патриарха и мечтал: придет величественный, во всем пышном облачении. Упасть бы перед ним на колени, поцеловать руку, сказать: «Отче, отпусти грехи! Помилуй и благослови!»

Но... пришел старичок в цивильном, где уж там на колени!

И с горечью и обидой прозвучали слова: « Меня боишься, ЕГО не боишься!»

В ту роковую ночь он ночевал в Кунцево, на даче. Почувствовал себя плохо. Никто не пришел к нему на помощь. И помолиться не смог – не было иконы в этой келье.

Никто в эту ночь не отпустил его грехи. Большие грехи. Умер один, так и не дождавшись, так и не увидев воплощенной золотую мечту своего детства.

- Но Сталин стал единственным из советских вождей, по которому была совершена панихида Русской Православной Церковью. Молились за кровопийцу. А ведь что сказал Юродивый Борису Годунову? «Молиться за царя-ирода Богородица не велит»...

- Тем не менее, его отпели. И многие простили. В последнее время отношение к нему разделилось. Для одних Сталин по-прежнему жестокий злодей, кровавый и безжалостный, погубивший миллионы и миллионы людей. Для других - крупный, даже великий государственный деятель, гений, сумевший возродить российскую империю в виде Советского Союза, вдохновитель многих побед, в том числе и над фашизмом. Как показал недавний телепроект «Имя России», почитателей у Сталина в нашей стране оказалось немало.

- Ну и Бог с ним, лишь бы подобное никогда у нас больше не повторилось!

- К сожалению, повториться может. Людские потери за последние десятилетия исчисляются примерно такими же цифрами, как и при коллективизации. А история неумолима, история такие потери не прощает. Так что 37-ой год отнюдь не исключен. Только он может быть не ради торжества коммунистических идей, а, возможно, ради демократии. Демократическая диктатура на первый взгляд кажется абсурдом, а на самом деле вполне вероятна и не менее кровава.

- Выходит, дух Сталина неспроста над нами витает? Кто он все-таки: героический преступник, или преступный герой? Злодей или гений?

- Он символ исторической эпохи.

- Интересно, какой символ будет у нашей эпохи. Поживем, увидим?

- Знаете, как звучит на самом деле эта римская пословица? «Увидим, если доживем». А это уже нечто другое...

Последние новости