18+
  1. Стране приказано обороняться

Стране приказано обороняться

Стране приказано обороняться
Владимир Путин, недовольный эффективностью использования бюджетных денег на оборонную промышленность, решил взять ситуацию под личный контроль. Эксперты подтверждают: ситуация в армии требует ручного управления.

Модернизация армии идет, но ее темпы неадекватны вложенным средствам. Такой вывод сделал президент, он же Верховный главнокомандующий России, по итогам серии совещаний, посвященных выполнению государственного оборонного заказа и перевооружению российской армии. Разговор с военными Путин назвал «нелицеприятным», отметив, что такие стратегические отрасли, как космос и атомный флот, просто проедают бюджет. Деньги на них выделяются, а сроки срываются.

По словам военного эксперта Виктора Баранца, ручное управление оборонной промышленностью - не прихоть президента, а объективная необходимость. «Я просто знаю, что Путин всерьез взялся за реализацию своей предвыборной программы. «Военная доктрина» была им выдвинута еще 1,5 года назад, и сейчас он начал ее реализовывать, - сказал Баранец «Веку». - Россия должна быть сильной, и Путин указал конкретный путь перевооружения страны - сколько у нас должно быть самолетов, вертолетов, пушек, ракет. Как любой нормальный президент Путин контролирует весь этот процесс. У него только одно желание - связать в один узел слово и дело».

Российский оборонно-промышленный комплекс неоднороден, уверен эксперт, у него «островное» состояние - где-то мы впереди планеты всей, где-то отстаем. С одной стороны, мы делаем оружие, которое не имеет аналогов в мире, с другой - проседаем в мелочах. Например, зенитно-ракетные системы, подводные лодки - их мы делаем за счет базы, которая нами же обновляется. Однако есть и позиции, в которых мы отстаем от тех стран, с которыми сами же когда-то торговали оружием. Мы делали лучшие в мире танки, а сейчас они не входят даже в мировую «десятку». Мы делали лучшие ракеты, сейчас нас обгоняют, отмечает эксперт.

«Это - наша проблема, мы были всегда впереди, сейчас мы плетемся в отстающих, - сетует Виктор Баранец. - Теперь мы вынуждены закупать у Израиля беспилотники… Мы 20 лет требовали от нашего ОПК лучшего вооружения, но держали его на голодном пайке. Лучшие военно-промышленные предприятия вынуждены были выживать за свой счет. Доходило до того, что свое вооружение продавали вероятному противнику. Сдавали площади в аренду! Молодежь бежит из сектора, нет второго эшелона».

Президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов согласен с коллегой: ручное управление сегодня единственный выход. «У нас вся экономика в таком разбалансированном состоянии, не только оборонка, - заявил Ивашов «Веку». - И процессами, и людьми сейчас необходимо управлять только в ручном режиме, поскольку не работает законодательная система, не выполняются президентские указы, о работе правительства и говорить не приходится. И если Путин берет сегодня оборонку в режим ручного управления, это, похоже, вынужденное решение - иначе все выделенные деньги будут потрачены впустую, армия не получит тех образцов вооружения, на которые рассчитывает».

Для того, чтобы этого избежать, Путин выстроил новую конфигурацию управления ОПК. Во главе - он сам, а правительство и действующая при нем военно-промышленная комиссия, которую возглавляет вице-премьер Дмитрий Рогозин, будут выполнять чисто технические функции. Более того, любимчик президента, министр обороны Сергей Шойгу даже не присутствовал на встречах Путина с главкомами видов и родов войск и представителями ведущих военных холдингов. Эта «немилость» говорит о серьезном кризисе в ведомстве Сергея Кужугетовича, который и был поставлен на должность министра для того, чтобы этот кризис «разрулить».

«Сегодня в армии сформирована система, которая направлена на саморазрушение, - анализирует ситуацию Леонид Ивашов. - Путин это понимает, поэтому он взялся за исправление ситуации. Ведь либеральные рыночные законы ударили не только по гражданскому сектору экономики, но и по армии, по оборонно-промышленному комплексу. Какие деньги не выделяй, но создать серийные промышленные образцы военной техники, к сожалению, невозможно».

По словам Виктора Баранца, корни сложившейся ситуации - в неудачном президентстве Дмитрия Медведева, которому хватило четырех лет для того, чтобы запустить ситуацию. «Когда Медведев был президентом, он даже не посещал военную коллегию, хотя армия напоминала разгромленную военную колонну, над которой парил фашистский стервятник, - сказал эксперт «Веку». - От его Сердюкова ушли из армии десятки генералов, возмущенные непрофессионализмом министра».

Дело не только в дисциплине околоармейских чиновников. Судя по итогам пяти совещаний, которые Путин провел с военными, он, похоже, всерьез ожидает событий, угрожающих безопасности России, хотя его пресс-секретарь Дмитрий Песков и отметает такие предположения, говоря о том, что президент всего лишь хочет «привести все характеристики вооружения нашей армии в соответствие с потребностями времени».

«Главная угроза для современной России - это терроризм, эта зараза расползается сейчас по всей стране, - убежден Виктор Баранец. - Она раскалывает единое тело России, как и любой национализм, который позволяет нашим республикам поднимать знамя суверенитета. Да, у них есть конституционное право на самоопределение, но когда сейчас в Татарстане начинают поджигать православные церкви, это я считаю очень серьезной внутренней угрозой. Что же касается внешних угроз, то главной я вижу НАТО. Это могущественная военная группировка, которая год от года продвигается все ближе к российским границам».

Леонид Ивашов полагает, что геополитическая ситуация сегодня складывается не в пользу России, поэтому бездействие губительно. «Где-то нужно воссоздавать секторы военного производства, где-то можно обращаться за помощью к Белоруссии, к Украине. Нужно понимать, что в мире существует постоянное, непрерывное геополитическое соперничество, противоборство. И от того, что мы объявили о прекращении «холодной войны», ситуация не меняется. Условия для этого противоборства сохраняются. Пока Россия подчинялась каждому чиху США, Запад говорил о конце этой войны. Ну, а как только мы начали делать самостоятельные шаги во внешней политике, так и за границей вспомнили о возвращении противостояния. Геополитическое противоборство - оно непрерывно и вечно», - уверен эксперт.