18+
  1. Сулейман Керимов оказался еще круче

Сулейман Керимов оказался еще круче

Сулейман Керимов оказался еще круче
Британское издание The Financial Times посвятило статью известному российскому бизнесмену Сулейману Керимову, в которой сообщается, что олигарх вкладывал миллиарды долларов в крупнейшие зарубежные банки.

Как сообщает издание со ссылкой на нескольких высокопоставленных западных банкиров, осведомленных о его инвестициях, он при поддержке огромных кредитов приобретал значительные доли в Morgan Stanley, Goldman Sachs, Deutsche Bank, а также ряд позиций в Credit Suisse, Fortis и RBS. В некоторых случаях, по словам источников, доли превышали 3%, - пишет сегодня Общая газета.Ру.

Как утверждает The Financial Times в материале «Сулейман Керимов - тайный олигарх», ни он сам, ни его партнеры, включая его правую руку Аллена Вайна (бывший банкир Merrill Lynch; родился в США и возглавляет Millennium Group Керимова), не хотят раскрывать точные данные о его активах в американских банках. Они также не хотят ни подтвердить, ни опровергнуть ту информацию, которую сообщили изданию несколько банкиров: что он, возможно, сохранил доли в Goldman Sachs и JP Morgan. В Goldman Sachs и JP Morgan от комментариев отказались.

Партнеры Керимова говорят, что о наращивании долей никогда не сообщалось, потому что эти активы приобретались при поддержке огромных кредитов, в основном от западных банков, и хеджировались через опционы.

Однако это не помешало команде Керимова уведомить банки о том, что они стали акционерами со значительными долями, и попросить о встрече с их руководством. Об этом, в частности, рассказали три банкира, с которыми удалось поговорить FT. Как сообщает издание, «поговаривают даже, что он пытался (безуспешно) убедить один российский госбанк выступить в качестве прикрытия для его заявки на Lehman, чтобы попытаться сдержать глобальный кризис». При этом сообщается, что на западных банкиров произвела впечатление «финансовая гибкость Керимова». Они свели его с такими людьми, как Йозеф Аккерман, глава Deutsche Bank, Джон Мэк, бывший глава Morgan Stanley, и позже с Джейми Даймоном из JP Morgan и Ллойдом Бланкфейном из Goldman Sachs, который, по словам одного из них, после этого дважды побывал дома у Керимова в Москве.

Банкиры говорят, что Керимов иногда кажется продолжением Кремля. «Многое из того, что он делает, кажется как бы в тандеме с правительством», - говорит, в частности, Крис Бартер, бывший содиректор московского офиса Goldman Sachs.

Между тем, г-н Керимов отрицает, что вкладывает не свои деньги. Он говорит, что встречался с Владимиром Путиным только один раз - несколько лет назад на каком-то официальном мероприятии.

Издание утверждает, что Сулейман Керимов попытался использовать свои западные банковские связи для содействия планам Кремля превратить Москву в международный финансовый центр. При его содействии этот проект получил поддержку западных финансистов, включая Джейми Даймона из JP Morgan и председателя Citigroup Ричарда Парсонса, а также главы Blackstone Стивена Шварцмана. Все они прилетали в Москву 28 октября прошлого года для первого заседания международного консультативного совета по этому проекту, а Керимов делал доклад по этому проекту».

Ранее Агентство федеральных расследований FLB сообщало, что «в СМИ появилась информация о том, что известный бизнесмен, член Совета Федерации от Республики Дагестан Сулейман Керимов намерен приобрести около 6% акций национального телекоммуникационного оператора "Ростелеком". Сумма сделки оценивается экспертами в $700 - 850 млн. Продают акции структуры, связанные с бывшим генеральным директором холдинга "Связьинвест" Евгением Юрченко, в частности, некий Фонд имени А. С. Попова.

Еще недавно Юрченко баллотировался в совет директоров "Ростелекома" и утверждал, что инвестиции в акции национального оператора носят для него стратегический характер. Экс-глава "Связьинвеста" настаивал, что намерен биться за повышение прозрачности и улучшение качества корпоративного управления в "Ростелекоме". Но, очевидно, планы бизнесмена, уволенного летом 2010 г. из "Связьинвеста", изменились. Участники рынка практически единодушно связывают подобные перемены с трудным финансовым положением Юрченко: акции "Ростелекома" бизнесмен покупал за счет банковских кредитов (прежде всего банка ВТБ), и падение капитализации оператора из-за недавнего обвала мировых финансовых рынков привело к наступлению margin call - заложенные Юрченко акции стали стоить меньше суммы выданных под них кредитов. Изначально предполагалось, что покупателем пакета Юрченко выступит инвестиционный фонд Marshall Capital, который за последние 3 года за счет собственных и привлеченных ресурсов консолидировал около 10% акций "Ростелекома". Приобретение дополнительных 6% акций позволило бы Marshall стать полноправным и эксклюзивным представителем миноритарных акционеров телекоммуникационного оператора, контрольный пакет которого принадлежит (и еще долго будет принадлежать) государству. И, соответственно, эффективно отстаивать интересы миноритариев в диалоге с государством. Однако события начали развиваться в другом направлении. В "Ростелеком" неожиданно входит Сулейман Керимов.

На фоне информации о приобретении г-ном Керимовым крупного пакета акций "Ростелекома" совершенно в новом свете предстает конфликт между банком ВТБ и Marshall Capital. Судя по публикациям СМИ, в декабре 2010 года ВТБ подал против Marshall и главы фонда Константина Малофеева иск в Лондоне на сумму $230 млн. Банк пытался доказать, что Marshall не вполне корректно распорядился кредитом, который ВТБ выдал аффилированным структурам фонда на приобретение группы предприятий российской пищевой промышленности. При том ВТБ потребовал арестовать все активы инвестфонда и даже личное имущество г-на Малофеева, чья стоимость на порядок превосходит объем требований банка. 5 августа 2011 года Высокий суд Лондона наложил арест на личное имущество Константина Малофеева - квартиру в Москве, землю и коттедж в подмосковном Одинцове, на его активы - доли в ОАО "Ростелеком", Marshall Capital Holdings Ltd, Marshall Capital LLC и др., а также на "любые деньги, относящиеся к ответчику на любом банковском счету". Постановлением суда Малофееву было позволено тратить только 3 тыс долларов в неделю "на жизненные расходы и разумную сумму на юридические консультации", но "до того, как потратить любые деньги, ответчик должен уведомить... истца о том, откуда эти деньги", сказано в решении суда.

Marshall Capital и Константин Малофеев пытались предложить банку ВТБ разумный компромисс: снять арест с большинства активов, оставив под залогом лишь 1,5% акций "Ростелекома", чья рыночная стоимость примерно соответствует объему претензий банка (обоснованность которых, заметим, так никем и не доказана и вызывает разумные сомнения). Но ВТБ категорически не хотел идти на уступки. С течением времени стало ясно, что цель банка - установить фактический контроль над 10% акций ОАО "Ростелеком", принадлежащими фонду Малофеева. А впоследствии, возможно, и формальный контроль над этими акциями. То есть совершить операцию, которая в современной бизнес-практике называется не иначе, как "рейдерский захват".

Возможно, для того чтобы усилить влияние на г-на Малофеева и его партнеров, ВТБ осенью текущего года привел в действие дополнительную "тяжелую артиллерию". Французский инвестиционный фонд AXA Private Equity неожиданно заявил, что инвестировал $260 млн. в Marshall Capital для покупки 36% "Нутринвестхолдинга", объединяющего несколько предприятий российской "пищевки", и пожаловался главе МВД Рашиду Нургалиеву и первому вице-премьеру Игорю Шувалову на то, что фонд получил "доли двух предприятий на грани банкротства", а "господин Малофеев на эти деньги приобрел в своих целях крупный пакет акций "Рос-телекома".

А в конце сентября, как сообщила пресса, некая гражданка Франции Мари-Элен Берар (Marie-Helene Berard), президент малоизвестной консалтинговой компании MHB SAS, направила запрос на имя руководителя Администрации президента России Сергея Нарышкина и первого заместителя председателя правительства РФ Игоря Шувалова. В этом запросе госпожа Берар заявила, что представляет как раз интересы AXA Private Equity, который был одним из инвесторов фонда MarCap под управлением Marshall Capital Partners. Согласно запросу, фонд потерял средства, вложенные в российские компании "Нутритек", Solvo и "Маршал Эстейт". Мари Берар предполагает, что руководство фонда выводило деньги из портфельных компаний, а затем приобретало на них акции "Рос-телекома". При этом в самом фонде AXA Private Equity никто так и не смог подтвердить, что Мари-Элен Берар действительно уполномочена представлять интересы фонда. Запрос госпожи Берар был выполнен не на бланке AXA, а на бланке MHB SAS и начинается словами: "Беру на себя смелость обратиться к вам от имени французского инвестиционного фонда AXA Private Equity". Также в запросе говорится: "AXA Private Equity вступила в переговоры с г-ном Малофеевым, чтобы добиться возмещения внесенных ею сумм, которые, по нашему мнению, были использованы в его личных интересах. Но он отказывается их вернуть".

Представители Marshall Capital Partners сообщили, что такие переговоры никогда не велись. Стало практически очевидно, что участие мадам Берар в конфликте между ВТБ и Marshall Capital - не более чем PR-акция, призванная показать российским властям, что Marshall Capital якобы ущемляет интересы французских инвесторов на территории России. А с учетом особых отношений между действующими президентами России и Франции (считается, например, что Николя Саркози только что сыграл решающую роль в том, чтобы Евросоюз единодушно поддержал скорейшее вступление России в ВТО) Константина Малофеева попытались выставить в глазах президента человеком, в одиночку портящим российский инвестиционный климат.

Анализируя всю описанную выше цепочку действий, нетрудно прийти к выводу, что реальная цель атаки ВТБ на Marshall - не получить назад кредитные ресурсы, предоставленные банком для инвестиций в пищевую отрасль, а создать предпосылки для признания незаконными серии сделок по приобретению фондом Константина Малофеева акций "Ростелекома". С тем, чтобы эти акции достались сначала ВТБ, а потом... Вполне возможно, что негласным стратегическим партнерам банка - Сулейману Керимову и семье Юсуфовых.

Партнерство между Сулейманом Керимовым, отцом и сыном Юсуфовыми и банком ВТБ сложилось, по всей видимости, около трех лет назад. И в 2009 году партнеры решили стремительно войти в телекоммуникационную отрасль, где прежде интересов у них не было.

В мае 2010 года рынок был шокирован странным известием: министр обороны России Анатолий Сердюков обратился к президенту Дмитрию Медведеву с письмом, в котором предложил передать без конкурса (!) частоты 2,3 - 2,4 ГГц для строительства федеральной сети 4G по технологии LTE некоей компании "Основа телеком", которая неожиданно заявила о своих планах стать крупным игроком на рынке сотовой связи. Не располагая при том ни соответствующей инфраструктурой, ни опытом, ни материальными ресурсами. При этом было объявлено, что 74,9% "Основы телеком" принадлежат никому не известному ООО "Айкоминвест", номинальным владельцем которого считался Виталий Юсуфов, и лишь 25,1% - компании "Воентелеком", принадлежащей Минобороны. Примечательно, что на момент обращения министра обороны к президенту компания "Основа телеком" даже не была зарегистрирована: судя по нашим источникам, она получила свидетельство о государственной регистрации лишь 3 июня 2010 года. То есть глава военного ведомства открыто лоббировал интересы структуры, которой не существовало даже формально.

Обращение Анатолия Сердюкова получило положительную резолюцию. Это вызвало протесты крупнейших сотовых операторов, которые в течение года просили аналогичные частоты, но получали отказ. "Большая тройка" операторов сотовой связи ("Вымпелком", "Мегафон", МТС) и ведущий национальный оператор "Ростелеком" ясно дали понять, что видят в бесконкурсной передаче частот только что созданной компании, подконтрольной молодому бизнесмену с весьма неоднозначной репутацией, коррупционный привкус. Этой же позиции придерживался и Marshall Capital как крупнейший независимый акционер "Ростелекома". Министерство связи и массовых коммуникаций РФ, возглавляемое Игорем Щеголевым, решительно выступило против возможной аферы.

Орбитром выступил премьер-министр Владимир Путин. Министр Игорь Щеголев, руководители Marshall Capital, а также владельцы крупнейших, давно работающих на рынке операторов сотовой связи (Михаил Фридман, Владимир Евтушенков) смогли разъяснить премьеру истинную ситуацию. В итоге, согласно принятым решениям, МТС, "Мегафон", "Билайн" и "Ростелеком" по конкурсу получат частоты 791 - 862 МГц, а без конкурса - частоты 2,5 - 2,6 ГГц дополнительно. "Скартел" получит частоты 2,5 - 2,7 ГГц без конкурса, а "Основа Телеком" - 30 МГц в диапазоне 2,3 - 2,4 ГГц для построения сети двойного назначения (в том числе систему конфиденциальной связи для военных). Как мы видим, в списке будущих операторов сетей 4G оказалась и "Основа телеком". Но, видимо, фактические бенефициары этой структуры затаили обиду. И на руководство Министерства связи и массовых коммуникаций, и на владельцев Marshall Capital как крупнейших (после государства) совладельцев "Ростелекома". На тех людей, которые фактически сделали все возможное, чтобы сорвать весьма сомнительную попытку передачи частот для развития новейших систем связи только что созданной компании.

Многие участники рынка уверены, что в число фактических, пусть и не афишируемых бенефициаров "Основы" входит не только Юсуфов-младший, но и Юсуфов-старший, и господин Керимов, чьи политические и аппаратные возможности сегодня ни в коем случае нельзя недооценивать. О том, что побудило Анатолия Сердюкова лоббировать интересы этого пула бизнесменов остается только догадываться. Правда, можно не сомневаться, что в случае успеха с частотами 4G у "Основы телеком", несмотря на отсутствие реальных активов, рыночной репутации и кредитной истории, не возникло бы особых проблем с привлечением заемных средств. Вполне возможно, что на помощь пришел бы все тот же ВТБ.

По мнению многих экспертов, попытка стремительного вторжения на рынок сотовой связи - не единственная совместная крупная операция господина Керимова, господ Юсуфовых и банка ВТБ за последнее время. В 2011 году этот "бизнес-пул" запомнился мегапроектом по поглощению Банка Москвы.

Как известно, в феврале 2011-го ВТБ приобрел у столичного правительства 46,48% акций Банка Москвы и 25% плюс одна акция Столичной страховой группы, владеющей 17,32% акций банка, суммарно за 103 миллиарда рублей (свыше $3 млрд.). Далее ВТБ объявил о намерении консолидировать 100% акций Банка Москвы. Однако экс-президент последнего Андрей Бородин, контролировавший 20,32% акций банка, продавать их отказался. После чего был приведен в действие стандартный механизм. Против господина Бородина и еще нескольких топ-менеджеров банка были возбуждены уголовные дела. Бородин вынужден был уехать в Лондон. И тут на горизонте появился вездесущий Виталий Юсуфов, который предложил экс-главе Банка Москвы продать его пакет за $1,1 млрд. Причем ресурсы под эту сделку должен был предоставить... сам Банк Москвы. В качестве важной дополнительной услуги г-н Юсуфов, как принято считать, предлагал прекращение уголовного преследования Бородина и снятие любых ограничений на его пребывание в России.

Бородин вынужден был согласиться. Юсуфов получил заветный кредит и выкупил акции Банка Москвы. Впрочем, по слухам из окружения Андрея Бородина, фактически продавец получил только $600 млн., а полмиллиарда долларов пропали "по дороге". Уголовные дела закрыты так и не были - в этом вопросе Бородина банально "кинули". А вскоре после того, как ВТБ установил контроль над Банком Москвы и поставил туда "своего" президента Михаила Кузовлева, "вдруг" выяснилось: купленный банк находится на грани банкротства. И для его спасения требуется ни много ни мало 295 млрд. руб. - около $10 млрд. Сумма, сопоставимая с годовыми расходами федерального бюджета на образование.

Недавно премьер (будущий президент) Владимир Путин открыто издевался над "мегасделкой" по приобретению Банка Москвы на инвестиционном форуме "Россия зовет!": он ясно дал понять, что если бы решение вопроса целиком зависело от него, второй по величине банк страны не стал бы влезать в рейдерскую авантюру, обернувшуюся огромными рисками и расходами для налогоплательщиков.

Но альянсу влиятельных дагестанских лоббистов с руководством ВТБ все нипочем. В уходящем году была предпринята попытка - правда, неудачная - рейдерского захвата аэропорта "Домодедово". Причем начиналась она - по очень странному совпадению - со взрыва в аэропорту 24 января, унесшего более 30 жизней. После чего и началась атака на "Домодедово". Источники в правоохранительных органах уверены: в окружении Сулеймана Керимова есть люди, способные на самые специфические способы давления на рыночных игроков. Например, авторитетный бизнесмен Магомед Гаджиев (прозвище в определенных кругах - Мага Фикса), ныне надежно прикрытый мандатом депутата Государственной Думы.

Судя по всему, по схожему сценарию планируется и рейдерская атака на "Ростелеком". Успех такой атаки позволит Керимову - Юсуфовым (очевидно, при поддержке финансов из "бездонной бочки" ВТБ) овладеть 16% акций национального оператора и попытаться сменить его руководство, взяв "Ростелеком" и его финансовые потоки под фактический контроль. Препятствием на пути реализации такого сценария остается Минкомсвязи РФ во главе с Игорем Щеголевым, представляющее в "Ростелекоме" интересы мажоритарного акционера – государства. Министр, насколько можно судить по многочисленным открытым данным, по-прежнему пользуется доверием председателя федерального правительства.

Так раскрывается подлинный смысл широкомасштабного наступления на позиции Константина Малофеева и Marshall Capital, начатого по формальной инициативе ВТБ в августе 2011 г. У рейдеров осталось чуть более полугода. За это время они либо захватят "Ростелеком", либо вынуждены будут отступить. Хотя бы на время».

Сайт «Русские мафиози» , дает биографию олигарха из РФ: «Родился 12 марта 1966 года в г. Дербенте республики Дагестан. Отец - юрист, работал в уголовном розыске; мать была бухгалтером в системе Сбербанка РФ.

В 1983 году Керимов поступил на строительный факультет Дагестанского политехнического института, в 1984 году - по окончании первого курса - был призван в армию и прошел срочную воинскую службу в Ракетных войсках стратегического назначения Вооруженных сил СССР. После увольнения в запас продолжил учебу на экономическом факультете Дагестанского государственного университета (ДГУ) им. В.И.Ленина, который окончил в 1989 году по специальности «Бухгалтерский учет и анализ хозяйственной деятельности».

В 1989-1995 годах работал в должностях от экономиста до помощника генерального директора по экономическим вопросам завода «Эльтав» Министерства электронной промышленности.

С 1995 года - генеральный директор компании «Союз-финанс» (г. Москва).

С апреля 1997 года занимался научной деятельностью.

В феврале-декабре 1999 года был заместителем директора автономной некоммерческой организации «Международный институт корпораций».

С декабря 1999 года - депутат Государственной думы ФС РФ третьего созыва по общефедеральному списку избирательного блока «Блок Жириновского», был членом Комитета ГД ФС РФ по безопасности.

7 декабря 2003 года был избран депутатом Государственной Думы ФС РФ четвертого созыва по общефедеральному списку избирательного объединения ЛДПР. В Госдуме вошел в состав фракции ЛДПР, является заместителем председателя Комитета ГД ФС РФ по физической культуре и спорту.

В апреле 2007 года вышел из фракции ЛДПР и стал независимым депутатом.

Возглавляет Попечительский совет Федерации спортивной борьбы России. В юности он увлекался дзюдо и гиревым спортом, был неоднократным чемпионом различных первенств. Международная федерация объединенных стилей борьбы (FILA) наградила его «Золотым Орденом» - одной из самых престижных наград.

Он владелец яхты Ice, построенной на верфи Люрссен в Бремене, Германия. Это четырехпалубное судно, длина которого составляет 90 метров. Общая стоимость яхты - около 170 млн. долларов. У Каримова есть личный пассажирский самолет Boeing Business Jet (BBJ) 737-700, его стоимость доходит до 50 млн долларов».

Также сайт сообщает о нескольких сомнительных фактах в биографии Сулеймана Керимова. В частности, «в середине 90-х имя Сулеймана Керимова упоминалось в свете некрасивой истории о хищении бюджетных средств деловым партнером Керимова Магомедтагиром Абдулбасировым. В 1993 году, когда Керимов руководил фирмой «Эльтава», был создан Федеральный промышленный банк (Федпромбанк) – для удобства ведения взаиморасчетов между разрозненными предприятиями, заводом и его смежниками в Украине и Белоруссии. Сулейман Керимов стал представлять интересы «Эльтава» в Федпромбанке. В 1994 году Магомедтагир Абдулбасиров возглавил Федеральную продовольственную корпорацию при Минсельхозе России, в 1994-1996 корпорация получила из бюджета около 500 млн. долларов на госзакупки продовольствия, а Керимов, как представитель Федпромбанка, участвовал в распределении этих денег. Он вел дела с Абдулбасировым и постепенно электронные заводы выходили из капитала Федпромбанка – Керимов выкупал их доли, а к концу 1996 года собрал контрольный пакет. Вскоре после этого Абдулбасиров был обвинен в хищении бюджетных средств, имя Керимова в связи с хищениями не упоминалось.

Источник: «Русский Forbes», июнь 2006 года

В 1996 году говорили о знакомстве Керимова с владельцем авиакомпании «Орел-Авиа» Сергеем Исаковым (который, в свою очередь, познакомил его с Владимиром Жириновским). В скором времени подконтрольные Керимову структуры приобрели контрольные пакеты акций «Внуковских авиалиний», Мурманского авиапредприятия и Транспортно-клиринговой палаты. Юридическим лицом авиационного бизнеса Керимова стала ФПГ «Росавиаконсорциум», крупным акционером которой был Федпромбанк. Тут же у Керимова возник конфликт со Счетной палатой, по мнению которой инвестиционные обязательства при приватизации «Внуковских авиалиний» были имитированы заключением договоров на поставку самолетов Ту-204 и оплатой неликвидными векселями. Керимова обвинили в том, что он не выполнил инвестпрограмму на 150 млн. долларов и довел «Внуковские авиалинии» до утраты основной части авиапарка, полной финансовой несостоятельности и спланированного поглощения авиакомпанией «Сибирь». Профсоюзный лидер «Внуковских авиалиний» Геннадий Борисов, пытавшийся бороться со злоупотреблениями в компании и с политикой Керимова, в январе 1999 года был убит в подъезде своего дома. Партнерами Керимова по «Росавиаконсорциуму» были Ибрагим Сулейманов и Татевос Суринов (впоследствии в отношении обоих были возбуждены уголовные дела по факту незаконной продажи в 2002 году навигационного оборудования аэропорта «Казань»). Керимов же еще в 1998 году вышел из капитала «Внуковских авиалиний» и Федпромбанка.

Источник: «Русский Forbes», июнь 2006 года

Когда в ноябре 1998 году в связи с образовавшимися долгами была выставлена на продажу компания «Нафта Москва» (сбытовая нефтяная компания), Керимов приобрел ее за 50 млн. долларов. Помог тогда Керимову президент «Транснефти» Дмитрий Савельев. В 1999 году Керимов купил около 20% привилегированных акций «Транснефти» за 100 млн. долларов, а полтора года спустя перепродал их более чем за 400 млн. долларов. Впоследствии Керимов выкупил пакет акций «Сургутнефтегаза» в «Нафта Москве», а спустя полтора года довел свою долю в «Нафте» до 100%, размыв доли мелких акционеров за счет выпуска дополнительных акций. Несколько крупных сделок «Нафты» помог произвести Керимову Владимир Жириновский, например, сделки с иракской нефтью по программе «нефть в обмен на продовольствие».

Источник: www.lpl.org.ua

В декабре 1999 года Керимов стал заниматься скупкой активов. В тот период у него сложились деловые отношения с Романом Абрамовичем и Олегом Дерипаской, известных своей репутацией рейдеров. В июне 2000 года «Нафта-Москва» купила компанию «Варьеганнефтегаз» - дочернего предприятия СИДАНКО, в отношении которого была инициирована процедура банкротства. К тому моменту Керимов получил контроль над 70% акций ОАО «Варьеганнефть». Братья Бажаевы (группа «Альянс»), оспаривали у «Нафты» 38,9% акций «Варьеганнефти», обвиняя Керимова в силовом захвате их бизнеса. Но предприятие все-таки перешло под влияние Керимова и весной 2001 года «Славнефть» под руководством Михаила Гуцериева купила «Варьеганнефть» за 200 миллионов долларов, став «добросовестным покупателем».

Источник: www.lenta.ru

Одной из самых скандальных сделок Сулеймана Керимова называли приобретение им бизнеса бывшего сотрудника ОБХСС Андрея Андреева. Сам Андреев обвинил Сулеймана Керимова, а так же Романа Абрамовича и Олега Дерипаску в рейдерском захвате его предприятий. Андреев контролировал Автобанк, страховую компанию «Ингосстрах», страховую компанию «Ингосстрах-Россия», Орско-Халиловский меткомбинат, банк «Ингосстрах-Союз», зверосовхозы в Подмосковье и еще ряд предприятий. Осенью 2001 года все эти компании были переоформлены на предприятия, которые контролировали Керимов, Дерипаска и Абрамович. Сделки от имени Андреева подписывали лидер красноярской преступной группировки Радик Гамзаев и председатель правления Автобанка Наталья Раевская – на последнюю с этой целью Керимов, Дерипаска и Абрамович оказывали физическое и моральное давление. Впоследствии компании, принадлежавшие Андрееву, были распроданы Керимовым поштучно: Автобанк – «НИКойлу», «Ингосстрах» и «Носта» - структурам Олега Дерипаски, зверосовхозы - группе БИН.…Вскоре после этой истории Керимов расстался со своим партнером Джабраилом Шихалиевым, который подписывал все документы по этим сделкам от имени «Нафта Москвы» и приблизил к себе Александра Мосионжика, специалиста по поглощениям и инвестициям, который стал гендиректором «Нафта Москвы».

Источник: «Ведомости» №223 (1750) от 27.11.2006

Следственные органы Генеральной прокуратуры РФ в свое время интересовались темой приобретения крупной недвижимости руководителем аппарата правительства РФ Игорем Шуваловым. Незадолго до ликвидации ГОСИНКОР передал компании, подконтрольной Шувалову, в собственность загородную резиденцию «Заречье – 4», находящуюся в Одинцовском районе Московской области. Рыночная стоимость резиденции оценивалась в 10 млн. долларов. Спонсором сделки называли близкого к Шувалову Сулеймана Керимова. Указанные средства были реально выплачены прежнему руководству ГОСИНКОРа, но в кассу корпорации они не попали.

Источник: «АПН» от 11.04.2003

В середине 2004 года Сулейман Керимов стал скупать в кредит акции «Газпрома» и «Сбербанка». Керимов от «Нафта Москва» брал кредиты в Сбербанке, покупал бумаги «Газпрома», а потом использовал их в качестве залога по новому кредиту. Позднее стал покупать и акции самого Сбербанка. Заложенные акции нельзя продавать, но, если они растут в цене, часть акций можно освободить из-под залога и взять под них новый кредит. Примерно так и поступал Керимов. Кредиты сначала оформлялись на «Нафта Москву», а затем на другую компанию Керимова - ЗАО «Новый проект». В результате ему удалось приобрести 4,5% акций «Газпрома» и 6% акций Сбербанка. Большую часть своего пакета Керимов приобрел у двух других частных акционеров Сбербанка - владельца цементного холдинга «Евроцемент Групп» Филарета Гальчева и владельца агропромышленной группы «Русагро» Вадима Мошковича. Насколько было законно использование средств Сбербанка для покупки его же акций – по этому поводу Центробанк высказал свои замечания, но у первого зампреда правления Сбербанка Аллы Алёшкиной нашлись аргументы в поддержку и Сулеймана Керимова и кредитной политики Сбербанка в целом. Алешину считают главным благодетелем Керимова.

Источник: www.smoney.ru от 23.08.2008

Громкий скандал, связанный с Сулейманом Керимовым, произошел в 2005 году. СПК «Развитие», крупнейшее предприятие на строительном рынке Москвы, сменило собственника, причем не добровольно, а путем силового захвата. В некоторых СМИ появилась информация, что за захватом стоял Сулейман Керимов. Ему были интересны активы СПК, в числе которых «Главмосстрой», «Мосстройэкономбанк», «Моспромстройматериалы» и «Мосмонтажспецстрой». В апреле 2005 года компания Керимова «Нафта» стала совладельцем Мосстройэкономбанка, спустя пару месяцев «Нафта» получила контроль над СПК «Развитие», а в июле стала владельцем 17% акций холдинга «Моспромстрой». Впоследствии Керимов продал бизнес по частям - СПК «Развитие» купил «Базовый элемент» Олега Дерипаски (на сделке Керимов заработал около 200 млн. долларов), а «Моспромстрой» и Мосстройэкономбанк приобрела группа «БИН», возглавляемая Саитом Гуцериевым (братом Михаила Гуцериева).

Источник: «Новые известия» от 02.03.2005

Сулейман Керимов попал на страницы СМИ в связи с конфликтной ситуацией вокруг Мосстройэкономбанка. После проведения собрания акционеров председателем правления был утвержден сменивший на том посту Казибека Тагирбекова бывший топ-менеджер родственного «Нафте» БИН-банка Алексей Гуськов. В то же время одна из серьезных московских строительных компаний «Интеко», во главе которой стояла супруга мэра Москвы Елена Батурина, отказалась от сотрудничества с банком после того, как им завладел Керимов. Для Сулеймана Керимова это был неприятный момент: с бывшим руководством банка «Интеко» планировала выступить в качестве соинвестора строительства второй очереди «Смоленского пассажа», общий объем инвестиций оценивался в 150 млн. долларов. С Алексеем Гуськовым Батурина работать отказалась. Были люди, которые обвиняли Керимова в том, что он содействовал в фабрикации уголовного дела в отношении прежнего президента банка Казибека Тагирбекова, которого выпустили из тюрьмы только тогда, когда активы банка полностью перешли под контроль Керимова.

Источник: Ведомости № 116 (1397) от 28.06.2005

Сулейман Керимов стал акционером «Моспромстроя» — владельца более чем 150 зданий в Москве. Процесс покупки акций компанией «Нафта Москва», контролируемой Керимовым, был так же связан со скандалом. Некто начал скупать акции у мелких владельцев, и руководство предприятия публично объявило о попытке рейдерского поглощения. Пытаясь удержать компанию, ее менеджмент предложил Юрию Лужкову объединить подконтрольные им акции и передать их в специально созданную управляющую компанию. Но власти Москвы не защитили руководство «Моспромстроя», и спустя какое-то время «Нафта Москва» выкупила 17-процентный пакет акций этого предприятия.

Источник: «Ведомости» №123 (1404) от 07.07.2005

25 ноября 2006 года на набережной Променад-дез-Англе в Ницце Сулейман Керимов и Тина Канделаки попали в автокатастрофу - спортивный автомобиль Enzo Ferrari Керимова потерял управление, врезался в дерево и загорелся. Тина Канделаки с незначительными ожогами в тот же день уехала в Москву, Сулейман Керимов получил тяжелые ожоги и был доставлен в клинику Марселя, а затем перевезен в Бельгию по просьбе профессора Жана-Луи Венсена из госпиталя Erasme, который попросил министра обороны Бельгии Андрэ Флао выделить специально оборудованный самолет и бригаду бельгийских военных врачей для транспортировки Керимова. В январе 2007 года Сулейман Керимов вернулся в Москву.

Источник: «Коммерсант» № 222 (3553) от 28.11.2006

Сулейману Керимову приписывают романы с известными певицами, балеринами, актрисами. Среди избранниц бизнесмена называют Наталью Ветлицкую, Жанну Фриске, Анастасию Волочкову, Ксению Собчак, Олесю Судзиловскую, Тину Канделаки. Со своими возлюбленными он был щедрым - на 38-летие подарил Ветлицкой подвеску с бриллиантами за 10 тысяч долларов, а на прощание - самолет и квартиру в Париже. Для Анастасии Волочковой Керимов нанял охрану, так как Ветлицкая обещала расправиться с ней, прибегнув к помощи криминальных структур.

Источник: «Экспресс-газета» от 28.07.2007

Скандал с именем Сулеймана Керимова прозвучал в прессе, когда его любовница Екатерина Гомиашвили, дочь актера Арчила Гомиашвили, оказалась беременной от него. Их роман длился четыре года, Керимов помог девушке выйти в большой дизайнерский бизнес. Гомиашвили на деньги Керимова открыла бутики в Лондоне и Москве. Магазин в Лондоне оформлял популярный в Англии архитектор Эб Роджерс, открытие бутика стоило Керимову около 3 млн. евро.

Источник: «Экспресс-газета» от 28.07.2007

Конфликтные ситуации сопровождали Керимова и на пути в сенаторы. Он вышел из партии Владимира Жириновского и перешел в «Единую Россию», где ему обещали место в тройке предвыборного списка партии по Дагестану. Но, по указанию Владимира Путина, из списков кандидатов исключили всех, чей капитал был больше миллиона долларов – Керимова в том числе. Альтернативой кресла депутата Керимову предложили должность сенатора от Дагестана. Чтобы освободить место для Керимова, прежнего сенатора от Дагестана Атая Алиева принудили оставить свой пост. Когда Алиев не захотел добровольно написать заявление о досрочном сложении полномочий, правоохранительные органы Дагестана создали проблемы брату Атая Алиева, Магомеду, который являлся депутатом Народного собрания и директором дагестанского филиала «Кавказрегионгаза» - в его кабинетах проводили выемки, проверки законности его действий. В итоге, Сулейман Керимов занял кресло сенатора.

Источник: «Газета.Ру» от 20.02.2008

О проблемах по выполнению своих финансовых обязательств у Сулеймана Керимова заговорили в конце 2008 года. По некоторым данным, он не смог оплатить маржинальные требования, у него возникли проблемы по обслуживанию взятых кредитов, гарантиями под которые были его акции.

Источник: «Handelsblatt» от 22.10.2008

В 2009 году депутат Госдумы от ЛДПР Ашот Егиазарян обвинил Сулеймана Керимова в рейдерском захвате контрольного пакета акций ОАО «Декмос» (49% акций принадлежали департаменту имущества Москвы, а контрольный пакет — ЗАО «Декорум», за которым стоял в частности Егиазарян). По мнению Егиазаряна, именно структуры Керимова, а не правительство Москвы, контролируют «Декмос» и именно Керимов инициировал возбуждение уголовного дела в отношении Егиазаряна по факту мошенничества с целью завладеть контрольным пакетом ОАО «Декмос». В том числе, таким образом, Сулейман Керимов пытался войти в проект реконструкции гостиницы «Москва»

Источник: «Новая газета» № 63 от 17.06.2009

Сулейман Керимов, благодаря поддержке супруги московского мэра Елены Батуриной, принял участие в переделе строительного рынка Москвы, заработав на этом несколько сотен миллионов долларов. Участники столичного рынка недвижимости утверждают, что приход Керимова в московский стройкомплекс не состоялся бы без поддержки и первого заместителя мэра Владимира Ресина.