18+
  1. Татфондбанк до санкций доведет?

Татфондбанк до санкций доведет?

Татфондбанк до санкций доведет?
Скандал с Татфондбанком, из-за краха которого пострадали десятки предприятий и тысячи физ- и юрлиц, может привести к перетряске всей банковской системы страны. После проверки ТФБ Счетная палата предложила ввести санкции для банков, искажающих данные отчетности. А в отношении экс-главы ТФБ возбудили уже второе уголовное дело.

Ситуация с банкротством крупнейшего банка Татарстана и массовые митинги в Казани послужили поводом для проверки ТФБ аудиторами Счетной палаты. В СП, кроме того, сообщили о систематических нарушениях кредитных организаций, которые предоставляют в ЦБ и АСВ недостоверные или некорректные данные. Проверяющие отметили, что неоднократно информировали Банк России и АСВ о выявляемых фактах, однако ответственность для кредитных организаций пока не предусмотрена. В конце минувшей недели итоги работы СП были переданы в Госдуму, Совет Федерации, АСВ и Генпрокуратуру – аудиторы предлагают вводить ограничения в отношении банков, «химичащих» с отчетами.

В то же время в отношении бывшего главы ТФБ Роберта Мусина, обвиняемого в мошенничестве, возбудили новое уголовное дело. По информации следствия, Мусин и неустановленные должностные лица ПАО «Татфондбанк», зная о возможности отзыва лицензии у банка, незаконно вывели залоговое имущество компании «Урман» по четырем кредитным договорам на сумму около 847 миллионов рублей. Суд арестовал Мусина до 16 апреля.

А в начале марта в отношении Мусина возбудили уголовное дело по подозрению в мошенничестве. Экс-банкира как раз обвиняют в передаче ЦБ фиктивных документов о том, что у ТФБ имелись высоколиквидные активы, обеспеченные кредитными договорами. Следствие считает, что это было сделано для получения кредита и похищения денег. Впоследствии полученные три миллиарда рублей были выведены на счета аффилированных компаний.

Напомним, 12 декабря ТФБ ввел ограничения на снятие наличных в банкоматах и при досрочном закрытии вкладов на фоне публикаций в СМИ о возможной санации. 15 декабря Банк России объявил мораторий на удовлетворение требований кредиторов ТФБ сроком на три месяца, ввел в банке временную администрацию, а также отключил его от системы банковских электронных срочных платежей. А уже 3 марта 2017 года ЦБ отозвал у крупнейшего банка Татарстана лицензию на осуществление банковских операций.

Как известно, регулятор вел переговоры с властями РТ (правительство Татарстана суммарно через различные структуры владеет 45% ТФБ) о вливании средств в капитал банка. Как сообщали СМИ, ЦБ был готов санировать Татфондбанк только при условии, что рублем поучаствует и Республика. «Живых» денег у правительства на спасение ТФБ якобы не было, поэтому местные власти предлагали внести в капитал Татфондбанка республиканские земли.

Правда впоследствии выяснилось, что стоимость земель была существенно завышена. Сообщалось, что в июле 2016 г. республиканское правительство передало банку земельные участки «красной» ценой 493 млн. рублей. Зато Татфондбанк нарастил финансовые показатели, показав прибыль именно благодаря тому, что взял и на бумаге переоценил стоимость этих участков - до 3,4 млрд рублей. «Дутые» показатели поддерживать долго невозможно, к тому же дыра в ТФБ продолжала расти. Нетрудно предположить, что владельцы банков вероятно «нагоняли» капитал в официальные бумаги для определенных и незаконных действий.

На запрос «Века», кто и каким образом занимался оценкой земель, «рисовал» цену, почти в семь раз превышающую настоящую, и передавал эти данные регулятору, не ответили ни в правительстве РТ, ни в ЦБ. Регулятор также не пояснил, кто в Банке России обязан контролировать подобные вопросы, и почему неясность с ценой актива тянулась несколько месяцев. Зато подтвердил, что на банковском рынке знали о давних проблемах ТФБ.

«Банк России зафиксировал наличие проблем в Татфондбанке в мае 2016 года, - сообщили «Веку» в пресс-службе Банка России. - На протяжении 2016 года с банком проводилась работа по составлению плана восстановления финансовой устойчивости, целью которого являлось урегулирование проблем с ресурсами собственников и менеджмента банка. Банк России отозвал лицензию у Татфондбанка когда стало ясно, что акционеры не смогут предоставить достаточно средств для того, чтобы санация банка стала возможной.

Надзор Банка России, рассмотрев практически 100% активов Татфондбанка, установил наличие так называемых «технических активов» на балансе Татфондбанка, то есть фальшивых обязательств перед банком и существенную недооценку кредитного риска, многие из кредиторов банка находятся в состоянии банкротства и свои обязательства не смогут погасить. Также Банк России установил факт вывода активов из Татфондбанка. В связи с этим в первой половине декабря Банк России направил материалы в прокуратуру в отношении менеджмента банка».

ЦБ также не ответил на вопрос, что теперь делать представителям малого бизнеса, на которых, как известно, не распространяется система страхования вкладов, зато распространяется НДС и налог на прибыль. Напомним, что регулятор ввел запрет на требования кредиторов еще в середине декабря, и с этого времени предприниматели не видели наличных, не могли выполнить свои обязательства перед партнерами и не получали прибыль. И мало кто надеется на то, что ФНС войдет в положение вкладчиков обанкротившегося ТФБ.

За разъяснениями «Век» обратился в Федеральную налоговую службу со следующими вопросами: выработана ли какая-то комплексная система работы с компаниями, попавшими в сложную ситуацию, когда все средства пропали в банке; как государство и ФНС поддерживают бизнес в ситуации с отзывом лицензии у банка (ведь в ситуации с ТФБ потеряли средства десятки тысяч представителей малого и среднего бизнеса); насколько правомерно требование налоговых органов уплаты НДС и налога на прибыль на средства, потерянные в банке (например, поступили средства на выполнение работ, 90% из которых - расходы на выполнение данных работ. Вся сумма «сгорает» в банке, но налоговые органы начисляют НДС и налог на прибыль на все 100%) и как юридические лица могут отсрочить или совсем избежать уплаты данных (или отдельных) налогов, ведь по сути это не прибыль, а убыток для компаний?

Как сообщили «Веку» в пресс-службе ФНС, с точки зрения права подобной нормы пока нет. «Мы проконсультировались со всеми хоть как-то сопряженными управлениями, которые могли хоть как-то прокомментировать ситуацию – нам вежливо намекнули посоветовать вам обратиться в Минфин. Потому что, с точки зрения права, прежде всего они должны решать. Мы, как администраторы, можем действовать только в форватере их решений, как ведомство, подчиненное Минфину. И в данном конкретном случае (с клиентами ТФБ – ред.) мы можем действовать только так, как нам завещает добрый наш Минфин», - пояснили в пресс-службе ФНС.

Минфин на запрос «Века» пока не ответил. В Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) сослались на официальный сайт, где говорится, что госкорпорация продолжает прием заявлений о выплате возмещения по вкладам и о включении обязательств банка в реестр требований кредиторов (далее – заявления о выплате возмещения), а также выплаты возмещения.

«Выплата возмещения по вкладам вкладчикам ПАО «Татфондбанк», в том числе индивидуальным предпринимателям, продолжается на основании пункта 2 части 1 статьи 8 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-Ф3 «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (введение Банком России 15 декабря 2016 г. моратория на удовлетворение требований кредиторов ПАО «Татфондбанк»), - сообщили «Веку» в пресс-службе АСВ. - Прием заявлений о выплате возмещения по вкладам, а также выплата возмещения продолжают осуществляться через ПАО Сбербанк, ПАО «АК БАРС» БАНК, АО «Россельхозбанк», ВТБ 24 (ПАО), ПАО Банк «ФК Открытие», действующие от имени Агентства и за его счет в качестве банков-агентов, до 15 марта 2018 г. (включительно). C 16 марта 2018 г. и до дня завершения в отношении ПАО «Татфондбанк» конкурсного производства прием заявлений о выплате возмещения, иных необходимых документов и выплата возмещения будут осуществляться либо через банки-агенты, либо Агентством самостоятельно, о чем будет сообщено дополнительно».

Тем временем в профильных ведомствах продолжается дискуссия по предложению «Опоры России» о включении в систему страхования также вкладов малого бизнеса, оказавшегося сегодня в весьма уязвимом положении на фоне всеобщего банкопада. Как заметил президент «Опоры России» Александр Калинин, десятки тысяч малых предпринимателей, хранившие свои средства на счетах обанкротившихся банков, теперь рискуют их лишиться.

«По своим показателям представители малого бизнеса не слишком отличаются от тех же физлиц или индивидуальных предпринимателей, ранее также включенных в систему страхования вкладов по инициативе «Опоры России», - отметил Калинин. - Но одновременно, в отличие от крупного бизнеса, они не располагают альтернативными счетами в других кредитных организациях и при закрытии «своего» банка оказываются в крайне затруднительном положении. И дабы спасти собратьев меньших, на них также следует распространить систему страхового возмещения депозитов».

Как подсчитали в «Опоре России», общее число представителей малого и микробизнеса на сегодня составляет около 3 млн. человек. И если для каждого предусмотреть возможность страхования вклада в размере 1,4 млн рублей - итоговая сумма выйдет вполне посильной.

В Минэкономразвитися в принципе поддерживают эту инициативу. «Однако в случае страхования этих вкладов в АСВ должен быть обеспечен соответствующий страховой взнос, что неизбежно приведет к дополнительным издержкам и скажется на повышении процентной ставки и удорожании кредитов для малого бизнеса. А потому данное предложение требует обсуждения и расчетов, с тем, чтобы определить в том числе его итоговую цену для самих предпринимателей», - пояснили «Вестям» в пресс-службе МЭР.

«В сравнении с теми же физлицами, нынешнее положение представителей малого бизнеса представляется несправедливым, - согласен и финансовый омбудсмен Павел Медведев. - Так, физические лица отнюдь не обязаны хранить свои деньги в банке, и при всей их значимости для конкретных людей упомянутые средства все же не являются для них хлебом насущным. В то время как у предпринимателей ситуация принципиально иная. Но, тем не менее, в сегодняшних кризисных условиях, когда фонд АСВ уже в минусе и Агентство работает за счет кредитов Центробанка, дополнительно наращивать нагрузку на систему было бы безответственно».

Эксперты видят выход, например, в том, что выявлять проблемные банки с последующей санацией можно было бы на ранней стадии. «С этой целью необходимо наладить и более эффективное взаимодействие финансовых структур с правоохранительными органами, которым, помимо прочего, требуется увеличить число профессионалов, способных противодействовать правонарушениям в финансовой сфере», - заключил Медведев.

«Инициатива «Опоры России», в соответствии с миссией данной организации, безусловно направлена на защиту субъектов малого предпринимательства, - заявил «Веку» председатель Исполкома Российского союза налогоплательщиков, председатель Коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры», член ОП РФ Артем Кирьянов. - Однако есть существенные обстоятельства, которые могут затруднить принятие такой инициативы - прежде всего, это отличие понятия «вклад» от тех средств, которые проходят через расчетный счет предпринимателя. Юридико-техническая конструкция, позволяющая приравнять вклад физического лица и средства, находящиеся на счетах юрлиц, для отдельной категории юридических лиц, мне как юристу представляется крайне туманной. Также надо иметь в виду, что страхование вкладов населения - это добровольный шаг государства в отношении граждан, финансовая грамотность которых, безусловно, оставляет желать лучшего. Нужен ли такой шаг в отношении предпринимателей, финансовая грамотность которых априори должна быть выше среднего, не вполне ясно. Безусловной рекомендацией для малого предпринимательства является использование в работе банков из списка ТОР-50, крупных банков с государственным участием в том числе - то есть наименее подверженных воздействию регулятора по объективным причинам».

Но поскольку юрлицам, оказавшимся в роли кредиторов третьей очереди, практически невозможно надеяться на возвращение своих денег, в секретариат финансового омбудсмена Медведева сейчас каждый день приходят новые жалобы из Татарстана. В РТ продолжается волна протестов пострадавших вкладчиков. Сотни клиентов ТФБ регулярно проводят пикеты и передают руководству Республики петиции с просьбой опротестовать решение ЦБ и защитить их права от антиконституционных действий АСВ. Агентство подозревают в сговоре с временной администрацией ТФБ «с целью хищения денежных средств вкладчиков, преднамеренно их не включая в реестр выплат и не выплачивая предусмотренные законом выплаты, а в дальнейшем используя в своих преступных целях».

Кроме того, президенту Владимиру Путину была направлена резолюция с просьбой оценить работу ЦБ и руководства Республики, поручить Генпрокуратуре и СКР тщательно расследовать причины умышленного банкротства ТФБ, поручить правительствам РФ и РТ оказать финансовую помощь вкладчикам – юрлицам, пострадавшим от ТФБ и, наконец, принять меры по спасению вкладчиков банка – то есть опять же отменить решение ЦБ. Также в приемную президента РФ были переданы обращения с просьбой «принять меры по урегулированию сложившейся ситуации в Республике Татарстан» и «отрешить от должности президента Республики ТатарСтан Р.Н. Минниханова». В документе отмечается, что руководители Республики должны понести персональную ответственность за крах Татфондбанка, поскольку правительству Татарстана принадлежал ключевой пакет ценных бумаг этого финучреждения. Вкладчики призвали главу государства лично вмешаться в ситуацию. Сместив Минниханова, президент упредит возникновение подобных прецедентов и, как следствие, обнищание россиян в других регионах, полагают они. Активисты также намерены добиваться возбуждения уголовного дела в отношении руководителя правительства Татарстана Ильдара Халикова. В действиях премьера Республики они усматривают признаки преступления, прописанного в статьях 159, 165 и 196 УК РФ, речь в которых идет о мошенничестве, обмане с причинением материального ущерба, а также умышленном доведении до банкротства. Как известно, Халиков до назначения на пост премьера был руководителем совета директоров Татфондбанка и не мог не быть осведомлен о противозаконных действиях, направленных на завладение средствами кредиторов. К слову, 3 апреля стало известно, что глава Татарстана Рустам Минниханов подписал прошение премьер-министра РТ Ильдара Халикова об отставке «по собственному желанию». По мнению председателя Госсовета РТ Фарида Мухаметшина, не исключено, что к этому главу правительства «подтолкнула ситуация с «Татфондбанком».

Что касается письма пострадавших клиентов банка Владимиру Путину - в Управлении президента РФ по работе с обращениями граждан «Веку» пояснили: обращение вкладчиков ТФБ было спущено в ЦБ, так как именно он разрешает эти вопросы. Иными словами получается, что регулятор сам должен оценивать собственное решение. А дважды обманутые вкладчики ТФБ могут обращаться в суды.

«Что касается конкретных случаев, когда предприниматели попадают в сложную ситуацию по вине банков, в том числе по вопросам налогообложения - на сегодняшний день единственным вариантом является обращение в судебные инстанции, - согласен Артем Кирьянов. - В части начисления налогов необходимо также провести досудебные процедуры в рамках регламента налоговой службы. Безусловно, произвол в работе банков, прямое мошенничество - серьезные вызовы «кровеносной системе» финансов России. Необходима широкая дискуссия с экспертами, властью и банковским сообществом по вопросу неущемления прав клиентов банков, примеры чего мы видим постоянно. Однако, банковская система, на мой взгляд, сегодня в принципе не готова к диалогу с клиентом. Необходимо более жесткое регулирование зашиты прав клиентов банков, где государство было бы априори на стороне клиента, поскольку на сегодняшний день редко кто может в технически равном судебном споре преодолеть юридическую позицию кредитной организации - хотя бы в силу неравных юридических ресурсов банка и клиента».

«В настоящее время у малого бизнеса практически нет шансов сохранить свои вклады в случае банкротства или закрытия банковской организации, где у них открыты счета, - пояснил «Веку» адвокат АБ «Глазунов и партнеры» Алексей Глазунов. - Единственное, что остается большинству юридических лиц – проводить внимательный мониторинг банков, отслеживать информацию, чтобы, как только СМИ сообщают о проблемах у определенной банковской организации – снять средства с расчетного счета, не дожидаясь отзыва лицензии. В случае отзыва лицензии юридические лица попадают в третью очередь вкладчиков. Это значит, что если и есть надежда на возвращение средств, то в очень отдаленной перспективе.

Но формальный путь действий все же существует. Когда у банка отзывается лицензия, ЦБ РФ назначает временное управление. После этого юридическое лицо должно подать заявление и документы для включения в реестр требований кредиторов, подать иски к акционерам и руководителям закрывшегося банка, подать заявление о возбуждении уголовного дела при наличии признаков преднамеренного банкротства или мошеннических действий».

Глазунов пояснил, в соответствии с п. 12 ст. 189.32, п. 1, 2 ст. 189.85 Закона о банкротстве кредиторы обладают правом предъявления требований к обанкротившейся организации в течение всего срока, пока в последней действует временная администрация, а также в течение определенного времени в процессе конкурсного производства. После этого кредитор, если его требования подтверждены установленными документами, будет включен в реестр для выплат.

«Каждый случай необходимо рассматривать в отдельности – продолжает Алексей Глазунов. - Например, юрлицо, занятое в сфере стратегически важной деятельности (строительство, транспортное обеспечение, энергетика), перебои в которой могут повлечь за собой серьезные последствия для общества, для национальной безопасности, может добиться возвращения вклада вне очереди – при условии предоставления необходимых документов (например, результатов экспертиз).

Что касается взаимоотношений с налоговой службой, то при судебном разбирательстве суд будет учитывать и оценивать доводы сторон, в том числе и налогоплательщика о том, как он себя вел при совершении налоговых платежей. Суд примет во внимание наличие или отсутствие у налогоплательщика расчетных счетов в других банков, осведомленность или неосведомленность о неплатежеспособности конкретного банка. У добросовестного налогоплательщика есть шанс отстоять свою позицию в судебной инстанции», - заключает адвокат.

Последние новости