18+
  1. Те, кто считают Великобританию меритократической страной, заблуждаются

Те, кто считают Великобританию меритократической страной, заблуждаются

Те, кто считают Великобританию меритократической страной, заблуждаются
Последние удручающие новости о заработках выпускников высших учебных заведений Великобритании свидетельствуют, что социальная мобильность полностью уничтожена. Если вы считаете иначе, то, будьте любезны, представьте свои отчеты. Об этом пишет британское издание The Guardian.

Остался ли кто-нибудь на Британских островах, кто упорно надеется, что мы живем при меритократии? Кто-то же до сих пор покупается на лозунг «Упорно работай, чтобы продвигаться» в стране возможностей? Если это так, то, пожалуйста, покажите ваши труды, пишет британское издание.

В свет вышли результаты еще одного удручающего исследования социальной мобильности, проведенного учеными из Института фискальных исследований Кембриджа и Гарварда, которое показало, что выпускники из бедных семей зарабатывают меньше, чем их богатые коллеги с этого же курса.

Разрыв между богатыми и бедными остается громадным. Даже если вы учились в том же университете и имеете такое же образование, недостатком является принадлежность к бедной семье, а это значит, что вы можете зарабатывать примерно на 20% меньше. Как показывает это исследование, существует заметная связь между родительским доходом и перспективным ростом их ребенка.

В то время как аутсайдеры легко могут реализовываться вне нашей системы классов, для большинства инсайдеров она в значительной степени является нейтральной. Отношение британских граждан к социальной мобильности стало фатальным для многих людей. Вам раздают карты, которые определяют жизнь, и вы стараетесь выжать из себя лучшее, на что способны в данной ситуации. Разгул социального неравенства, жилищный кризис, коммерческие банки – все это направлено на то, чтобы состоятельные граждане уклонялись от уплаты налогов…

Что есть, то есть. Оставим в стороне тот факт, что мы не можем представить себе, что в континентальной Европе когда-либо произносили слова покорности или даже старались понять, что означает такое отношение, пишет The Guardian. Мы знаем, что причины вялой социальной мобильности невероятно сложны - любовь и внимание вы получаете (или не получаете) от своих родителей: их отношение к образованию и достижениям, ваша диета; есть ли у вас чистое, теплое пространство, в котором вы можете делать свою домашнюю работу; поддержка и вера ваших учителей; перспективы занятости в вашем регионе; ваши сообщества, ваш доступ к средствам контрацепции и тому подобное, философствует британское издание.

Итак, представим, что вы поступили в университет на факультет с теми же людьми, которые гуляли в таких местах, как Итон и Харроу. Вы могли бы даже закончить с отличием первый курс, но у вас до сих пор нет тех контактов, как у ваших богатых сверстников. И не требуется явного давления со стороны вашей семьи по поводу того, что вы должны зарабатывать много денег. Вы уже не действуете и не говорите, как уверенный профессионал, даже если вам уже не 21 год. Вы получаете достаточно приличную работу и проводите большую часть своего времени на ней, а будучи благодарным за то, что получили ее, вы не просите об увеличении заработной платы или о повышении по службе, на которые вы уже давно готовы. Другими словами, вы можете этого достичь, но не так, как дети из богатых семей.

Когда люди говорят «что есть, то есть», они подразумевают, что просто не могут изменить обстоятельства, в которых они родились, в каких семьях они воспитывались. Для бедных людей мир кажется маленьким. С другой стороны, вы можете оставить своих детей на няню, а сами пойти отдыхать после работы. Но потом вы понимаете, что вам нужно вернуться на работу, чтобы обеспечить продовольствием и жильем себя и свою семью. Поэтому в британском обществе существует так называемый «классовый потолок», который определяется образом мышления, заложенным с детства. Иногда мы чувствуем, что наш мир расширяется, мы можем занимать высокие посты в административных структурах. Тогда ваш бюджет растет, и вы начинаете платить налоги. Что есть, то есть. Но только не надо называть это меритократией, заключает The Guardian.