18+
  1. У премьер-министра Бельгии украли компьютер с секретными данными

У премьер-министра Бельгии украли компьютер с секретными данными

У премьер-министра Бельгии украли компьютер с секретными данными
Премьер-министр Бельгии Элио ди Рупо стал жертвой ограбления. Добычей преступников стал портативный компьютер главы правительства, передает Интерфакс со ссылкой на бельгийские СМИ. В компьютере содержались секретные документы, в том числе, данные о королевской семье и сведения о внутренней политике страны.

Портативный компьютер Рупо украли прямо из служебного автомобиля. Это произошло, когда премьер-министр был в спортзале, а его водитель отошел в ближайший книжный магазин.

Осенью прошлого года добычей злоумышленников едва не стал дипломат с секретными документами Дэвида Кэмерона. Премьер Великобритании оставил его без присмотра в поезде из Лондона в Эдинбург.

Кейс сфотографировал пассажир, который ехал в том же вагоне. Кэмерон, по его словам, оставил чемодан на сидении и отправился в вагон-ресторан.

Напомним, что именно действующий премьер-министр Элио Ди Рупо является наиболее активным сторонником изучения нидерландского языка в своей стране, в связи с чем им был составлен специальный языковой тест для местных чиновников. Годом ранее госсекретарь Бельгии по вопросам государственной службы Хендрик Богарт выступил с предложением: всем государственным чиновникам, по крайней мере высшего ранга, следует в совершенстве овладеть двумя государственными языками. Речь идет о французском, на котором говорят бельгийцы, живущие в южной части страны - Валлонии, и нидерландском - язык жителей северной Фландрии.

При этом на улучшение языковых знаний госслужащим планировалось предоставить только полгода, после чего они должны были сдавать экзамены. Тем чиновникам государственной службы, которые не смогут подтвердить своё двуязычие, угрожали санкциями, в частности, лишением ряда доплат.

Однако, инициатива госсекретаря Хендрик Богарта не получила особой поддержки, хотя и имела законные основания. Бельгия разделена на франкоязычное, нидерландскоязычное, а также небольшое немецкоязычное сообщества. Поэтому достаточно логичным было бы, если бы государственные чиновники, в частности те полторы сотни человек, которые занимают высокие должности, свободно владели по крайней мере двумя государственными языками. В начале 2000-х годов здесь даже приняли соответствующий закон относительно двуязычия чиновников, однако он тоже особого влияния на владение языками в среде госслужащих не проявил.