18+
  1. Усадьба «Архангельское»: позорище в стиле джаз

Усадьба «Архангельское»: позорище в стиле джаз

Усадьба «Архангельское»: позорище в стиле джаз
Удивительно, как непредсказуемо искажаются самые, казалось бы, общечеловеческие «заморские» достижения, стоит им только пересечь российскую границу. Речь идет именно об общечеловеческих заимствованиях. Например, об искусстве.

Так уж повелось, что «черная» музыка, джаз, прижилась в России в формате элитарного жанра, искусства «не для всех», для узкого круга «тех, кто понимает». Для всех и каждого у нас - Надежда Бабкина и Филипп Киркоров, остальные, называющие себя искушенными, слушают джаз. И в этой ограниченной прослойке меломанов вполне сложилась своя субкультура – Георгий Гаранян, Игорь Бутман, Сергей Летов и еще с десяток музыкантов стали «маркерами», творчество которых отсеивает «своих» от «не своих». Среди подобных признаков принадлежности к кругу искушенных свое заслуженное место прочно занял и ежегодный фестиваль «Усадьба. Джаз», традиционно проходящий на территории музея-усадьбы «Архангельское».

Задумка организаторов фестиваля кажется удачной: на дорожках знаменитой усадьбы, где хаживали российские монархи, среди ландшафтов, которыми любовалась элита российской империи, в окружении жемчужин европейского зодчества саксофоны звучат как-то по-особенному. Действительно, отборная музыка не для всех, не банальный клубный угар, а изящный опен-эйр в стиле ампир. Если добавить к этому удобное расположение усадьбы (10 минут на автомобиле – и громоздкие столичные джунгли меняются на радующие глаз пейзажи в бело-зеленых тонах), то «Архангельское» можно безо всяких оговорок назвать одной из самых оригинальных и самобытных музыкальных площадок в России. Впрочем, без оговорок, сожалению, обойтись не удастся. И ключевая из них – «в России», в которой, как известно, все лучшее из позаимствованного превращается в черте что. Дальше нам придется говорить о совсем не изящных вещах, превращающих самые красивые идеи в издевательство над хорошим вкусом и в настоящий позор для страны.

В XIX веке русский философ Петр Чаадаев написал такие строки: «Одна из самых поразительных особенностей нашей своеобразной цивилизации заключается в пренебрежении удобствами и радостями жизни». Именно это пренебрежение хозяева «Архангельского» и демонстрируют любителям джаза, пришедшим послушать его в музей-усадьбу. Со стремлением администрации усадьбы испортить выходные посетителям фестиваля москвичи и гости столицы сталкиваются на самом первом этапе своего «похода на джаз». Мы понимаем, что у князей Голицына и Юсупова, обустраивавших «Архангельское», не было нужды возводить парковки: немногочисленные кареты их гостей наверняка без проблем «парковались» и без специально отведенных площадей. Сегодня же лошадиным упряжкам люди предпочитают автомобили, но современные хозяева усадьбы об этом, наверное, не догадываются. «Приезжайте к нам в гости», - зазывают они, но вот о том, что машину гостям придется оставить за 1,5-2 километра от ворот, умалчивают. Об этом любители джаза узнают, так сказать, по прибытии: здравствуй, музыка!

К чести организаторов фестиваля, они предложили посильное решение проблемы: парковаться можно было на обширных площадках «Крокус-Сити», откуда до «Архангельского» регулярно ходили специальные автобусы. Но вы бы видели истекающих потом иностранцев, которые томились в этих продирающихся сквозь чудовищную пробку автобусах и, смотря в окна, удивлялись: наверное, это такой русский шик – бросить «тачку» в лесу прямо под запрещающим знаком? Мы же с фотокорреспондентом, на свою беду, не воспользовались предложением организаторов и двинули на фестиваль на редакционном автомобиле. Собственно пробка началась сразу после сворота со МКАД. В первые полчаса она воспринималась, как обычная московская история, однако после того, как машины начали выныривать из общего потока и парковаться между деревьями, аномальность этого затора становилась все более очевидной. В мысли о том, что причина - в сегодняшнем фестивале, мы окончательно утвердились, когда увидели запруженные улочки Гольево. Все село представляло собой огромную парковку – бессмысленную и бессистемную. Люди уже не закрывали дверей, выходя поразмяться, потому что смысла в этом не было ни малейшего: пробка не оставляла соседям ни шанса продвинуться хотя бы на полметра. Гольево стало для любителей джаза своеобразной «точкой невозврата» - доехав сюда, ты понимал, что назад тебе дороги нет: автомобили со стороны Москвы все прибывали и прибывали, подпирая сзади застрявших в селе. Конкуренция за свободные клочки земли напоминала героические времена освоения Америки…

Как умудрялись водители автобусов пробиваться вперед – честное слово, создавалось впечатление, будто они знают тайные подземные тоннели. Нам повезло: томящийся по соседству байкер улучил момент и рванул, подарив нам спасительные 2 метра у входа в цветочный магазин. Мы вылетели из автомобиля как из парилки, оставаться внутри раскаленного салона возможности не было никакой. До «Архангельского» оставалось чуть меньше двух километров, но поверьте, этот путь, сопровождаемый чадящими выхлопами и нудно сигналящими машинами, показался нам «дорогой жизни» после творящегося в Гольево. А впереди нас ждали очередь в кассы и досмотр на входе службой безопасности…

Вечер давно уже перестал быть томным. После такого приема даже хамство кассира показалось милым пустячком: ну и пусть он отказался обменять с доплатой взятые нами заранее билеты! Допустим, инструкция у него такая. Но вот кто объяснит, почему из четырех рамок металлодетектора работало всего две? И это на тысячи посетителей! Из каких таких соображений безопасности? Причем, бездельничающих секьюрити вокруг было хоть отбавляй: они скучающе грызли семечки и лениво переговаривались по своим рациям. Итого: дорога от кольцевой до лужайки в партере заняла у нас 1,5 часа.

И проблема-то не нова: джазовый фестиваль в «Архангельском» в этом году прошел уже в седьмой раз, а не меняется ничего – зазванные рекламой автомобилисты, как и прежде, матерятся, но нарушают ПДД. О чем говорит это пренебрежение к гостям, кроме как о желании администрации усадьбы максимально заработать при минимальных собственных затратах? Боимся, больше ни о чем это не говорит: хозяева музея заинтересованы только в количестве проданных билетов - чем их больше, тем жирнее кусок отломится и им. А комфорт гостей – это для них понятие из чьей-то другой жизни. В их же жизни все просто: каждый год за 2 фестивальных дня «Архангельское» посещают, в среднем 30 тысяч любителей музыки. Стоимость билетов доходит до 7 тысяч рублей, общий доход, по самым скромным подсчетам, тянет на 60 миллионов рублей. Да и на самой территории с утра до ночи бурлит торговля по заоблачным даже для Москвы ценам.

Но не будем считать деньги в чужих карманах, вернемся к фестивалю. Итак, меломан с друзьями или семьей оставил на свой страх и риск в лесу автомобиль, купил билет и устремился навстречу джазу. Но в первую очередь его здесь встречает собственно усадьба, которая по замыслу организаторов и должна создавать ни с чем не сравнимую атмосферу единения возвышенной архитектуры и элитарной музыки. С музыкой, впрочем, все в порядке – слава богу, список участников составляет не администрация «Архангельского». Если бы со своим стяжательским подходом к делу состав музыкантов определяли чиновники, фестиваль «Усадьба. Джаз» ни за что не стал бы событием мирового уровня. Хорошим музыкантам ведь и платить надо хорошо, а в «Архангельском», как мы видим, любят получать и не любят отдавать. И вот какая возвышенная архитектура открывается меломанам.

Но позвольте, спросите вы, не просил ли директор музея-усадьбы «Архангельское» Владимир Длугач у государства денег на реставрацию этих зданий? Не говорил ли он о том, что нескольких сотен миллионов рублей вполне достаточно для полного и окончательного приведения в божий вид этого наследия русских князей, этого музея, признанного памятником истории и архитектуры? И мы вам ответим: да, именно Длугач и просил, жалуясь на дотационную бедность. И показывал заезжим репортерам интерьеры усадьбы, находящиеся в состоянии перманентного ремонта вот уже четверть века. Правда, при этом он не вспоминал о таком весьма доходном для него мероприятии, как «Усадьба. Джаз», как, впрочем, и о других коммерческих «хэппинингах», проходящих на территории памятника. А ведь не одним бюджетом и коммерческой деятельностью кормится «Архангельское». Чтобы не быть субъективными, процитируем самого Длугача. Вот что он, например, рассказывал в эфире «Эха Москвы» о зарубежной организации, помогающей усадьбе деньгами. «Эта организация называется «Американские друзья русской усадьбы». Во главе её стояла, и стоит до сих пор, госпожа Присцилла Рузвельт, которая своим авторитетом сумела добиться того, что один из объектов нашей усадьбы вошёл в список ста особо ценных памятников мировой культуры, требующих немедленной помощи.

«Архангельское», где планируется реставрировать театр, возродить фарфоровое производство и держать псарню с борзыми, требует очень больших денег. По рекомендации Всемирного фонда памятников помогать «Архангельскому» будет American Express. Компания готова выделить на это $75 тысяч».

Присцилла Рузвельт, кстати, дочь бывшего президента США, наверное, очень добрый и доверчивый человек. Когда она помогала искать эти деньги для Длугача, она наверняка была уверена в том, что они пойдут именно на то, о чем говорил директор «Архангельского» - реставрацию, фарфоровое производство, псарню и так далее. Ну, принято у них так за границей: пообещал, а тем более взял деньги – сделай. У нас – другое дело. Интересно, приглашает ли Длугач до сих пор в гости госпожу Рузвельт? Или все же стесняется – ведь ни фарфор в усадьбе до сих пор не производят, ни псарни нет, да и театр продолжает разрушаться...

Кстати, когда Длугач рассказывал об этих деньгах на радио, ведущая программы, выслушав его, воскликнула: «Слушайте, вот не стыдно, правительству Российской Федерации понимать, что ругая при этом без конца американцев проклятых, пользоваться услугами «Американских друзей русской усадьбы»? Вот скажите, вот как не стыдно? Просто какой-то кошмар». Действительно, кошмар: деньги-то, как говорится, проели, а об успехах в деле реставрации Длугач как-то не спешит рассказывать журналистам. Абсурдность ситуации в том, что помощь ему предлагают не только иностранцы, но и россияне. Они, по словам самого директора, обращаются к администрации усадьбы регулярно.

«Я лично не общался ни с одним из них. Но иногда доходят такие отголоски, что мол: «Мы хотим помочь музею, мы хотим воссоздать усадебную жизнь, мы хотим воссоздать планировки рощи», - рассказывает директор. Это что же, простите, за руководитель такой, не снисходящий до личного общения с людьми, желающими помочь? А может быть дело в том, что они предлагают именно помощь, а не наличные деньги, как госпожа Рузвельт? «На чём может зарабатывать музей-усадьба? На фестивале, наверное, вот вы проводите «Усадьбу. Джаз», - пытается ведущий в том же интервью понять, почему столь успешное коммерческое предприятие «не приносит» доходов и усадьба продолжает влачить упадочное существование. - Это всё-таки такое дорогое удовольствие, и для вас, и для зрителей, посетителей?»

Удовольствие, как мы помним, действительно дорогое, и вот как это «противоречие» объясняет журналисту Длугач: «Вы знаете, на этом мы практически не зарабатываем. По той причине, что мы вынуждены иметь партнёров. И партнёры вкладывают деньги в проведение этого фестиваля, и мы получаем только за ту часть работы, которую выполняет сам музей. Ну, в том числе охрана, уборка территории, электроэнергия, ещё какие-то такие вещи, и некоторые услуги наших сотрудников. Но это даёт нам престиж, безусловно, понимаете? Привлекает людей и тех, кто никогда не слышал об «Архангельском», они приходят на этот джазовый фестиваль, и как оказалось, что это именно та публика, которая более всего подготовлена к восприятию самой усадьбы». Этот сбивчивый ответ директора музея сам по себе вызывает массу новых вопросов. Что, например, означает – «вынуждены иметь партнёров»? Кто Длугачу навязывает этих самых партнеров, которые «вкладывают деньги»? Да он молиться на них должен, а тут – вынужден… И потом - если уж они эти деньги вкладывают, то почему усадьба «практически не зарабатывает»? Нехорошо врать журналистам, господин Длугач, они злопамятные! Идем дальше. Сотрудники музея, как утверждает его директор, получают часть «партнерских» денег в качестве оплаты за уборку территории. Казалось бы, справедливо. Но тогда почему они эту территорию не убирают? Для тех, кто ни разу не был на джаз-фестивале, предлагаем посмотреть ролик, найденный нами в Интернете. Некое молодежное движение «За ремонт и реставрацию», сделавшее его, предваряет свое творение анонсом: «Страшные кадры разрухи и ремонтно-реставрационного беспредела, мусор и го...но на территории усадьбы «Архангельское»». Простим молодежи ее неполиткорректную лексику, но посмотрите сами – там ведь действительно разруха, мусор и го...но!

Мы не знаем, что это за движение такое - «За ремонт и реставрацию», - но, согласитесь: во-первых, ролик, как говорится, не фейк, а, во-вторых, телеоператоры официально приглашенных Длугачем съемочных групп любезно «не заметили» всех этих «признаков разложения» усадьбы. Видимо, на федеральных каналах сатира сегодня не в чести. И после всего этого директор говорит о престиже, который усадьбе дает фестиваль. Говорит о том, что его посещает «именно та публика, которая более всего подготовлена к восприятию самой усадьбы». Да как же весь этот бардак воспринимать-то? Несомненно, публика сюда приходит интеллигентная, но может быть, именно это качество и мешает посетителям спросить у администрации – а почему это, у вас, простите, здесь так наср…но? Почему задняя часть дворца напоминает разбомбленный рейхстаг, а внутрь гостей усадьбы не пускают вот уже 25 лет? Да ведь тот же Рейхстаг подняли из руин гораздо быстрее, вы ведь, господин Длугач, знаете историю? Петр Чаадаев, говоря о «пренебрежении удобствами и радостями жизни», имел в виду такую нашу черту характера, как наплевательство соотечественников по отношении к самим себе. Господин Длугач пошел еще дальше нарисованного философом и без того нелицеприятного образа россиянина – он пренебрегает не своими «удобствами и радостями», а чужими. И вот какая штука. В том числе именно из таких вот международных фестивалей и складывается образ России в глазах иностранных любителей искусства. Что же они расскажут об «Усадьбе. Джаз»? О том, что ожидали увидеть графские хоромы, а попали в «развалины Колизея»? И о том, что Россия, оказывается, гордится именно этим – «исторической разрухой» и вечным ремонтом?

Справедливости ради надо сказать, что были в истории «Архангельского» и «светлые пятна». В частности, пару лет назад, когда серьезно отреставрировали колоннаду на входе, чем Длугач особенно гордится (больше-то, кстати говоря, и нечем). Откуда, спросите вы, деньги? Может быть, это дошла-таки материальная помощь госпожи Рузвельт? Или госбюджет наконец-то пошел в дело? Или доходы от фестиваля решили освоить по совести? А вот и нет. Совершенно случайным образом ремонт колонн случился накануне одного знаменательного события, которое в свое время широко освещала пресса. А именно – свадьба в семье одного высокопоставленного чиновника Московской области. Обойдемся здесь без имен – не в них дело. Дело в том, что эта свадьба считается одной из самых роскошных в истории новой России: платье невесты, а также ее подружек и почетных гостей шили знаменитейшие кутюрье, и даже цветы – целых три фуры – доставили из Англии. И чиновник захотел погулять именно во дворце, но вот беда – не приглашать же дорогих гостей в эти развалины… Собственно, вот и вся история: часть дворца отремонтировали, свадьбу отгуляли, Длугач отчитывается перед общественностью о проделанной работе: наследие Юсуповых – в надежных руках.

ИТОГИ

К сожалению, больше столь щедрых спонсоров у Длугача и его хозяйства не было - только этой компашке со своей свадьбой удалось пробить «глухую оборону» директора. Нормальных-то меценатов он гонит взашей! Но сам, видимо, особо от этого не страдает, если судить по его словам о назойливых партнерах с деньгами, от которых он чуть ли не отбивается. Страдает только усадьба и это очевидно. Сколько ей еще ждать залетных богачей, готовых ради своей прихоти отреставрировать колонны, отремонтировать дворцовые интерьеры или привести в порядок лужайки? И когда Длугач перестанет относиться к государственному достоянию как к «тещиной» даче? А еще хотелось бы спросить чиновников, в частности Александра Кибовского, в свете его вчерашнего общения с премьером – куда смотрит Росохранкультура? А так же прислушаться к бывшему заместителю министра культуры РФ Павлу Пожигайло, который утверждает, что, цитируем, «в первую очередь необходимо научиться исполнять закон» (Итоги №25 / 732 от 21.06.10). Мы ждем перемен!

Последние новости
Еще из раздела «Общество»