18+
  1. Валерий Гаркалин: «Свое будущее я связываю с Шекспиром»

Валерий Гаркалин: «Свое будущее я связываю с Шекспиром»

Валерий Гаркалин: «Свое будущее я связываю с Шекспиром»
11 апреля замечательному актеру Валерию Гаркалину исполняется 55 лет. К его юбилею телеканал «Культура» показывает программу «Линия жизни». Наш корреспондент встретился с артистом накануне его юбилея.

- Валерий Борисович, в вашем творчестве часто встречается польский драматург Славомир Мрожек – это и совместная с Михаилом Зонненштралем постановка «Контракт» в театре Сатиры, и спектакли «Стриптиз» и «Летний день» в театре-студии «Человек». Про вас говорят, что вы открыли зрителю этого автора и его театр абсурда.

- Вы мне позвонили в момент, когда я репетировал со своими студентами именно Славомира Мрожека. Я считаю, что воспитывать молодых актеров нужно только на примере этого драматурга. Его работы точно передают то, что было вложено в актера и куда будет направлен его путь в искусстве. Я пытаюсь сделать так, чтобы мои студенты открывали в себе не только трагическое или комическое, но еще и умели находиться на границе смеха и печали. Мрожек – это автор, который может помочь молодому артисту поверить в себя и понять, что такое современный способ существования в условиях абсурдистской пьесы. Меня даже называют мрожековедом.

- Актера академического театра из Вас сделал Валентин Плучек, но не раз в своих интервью Вы говорили, что открыл вас Леонид Абрамович Хаит. Вы отдали куклам часть своей творческой жизни. И переход из-за ширмы на драматическую сцену состоялся, пожалуй, только у Вас и Зиновия Гердта.

- Вы абсолютно точно назвали имя человека, который, по сути, и привел меня в академический театр. В этом все дело. Хаит воспитывал меня не как кукольника и не как драматического артиста, а как артиста вообще! Настоящий артист способен выполнить любую поставленную перед ним задачу. И неважно, стоит ли он за ширмой или вышел за ее границы. Ширма, кукла – это лишь средства, которыми мы пользуемся для выполнения творческой задачи. А способу уже нужно учить. Хаит учил именно этому. Зиновий Гердт, которого вы упомянули, был артистом вообще. Он помнил, что законы творчества неписаны, их никто не разделял, потому как делить что-то на жанры, виды, подвиды опасно. Классификация - это удел ученых, а творческие люди должны, прежде всего, чувствовать и стараться быть убедительными везде – на сцене, на съемочной площадке, за ширмой. Я рад, что моим первым учителем по актерскому мастерству стал Леонид Абрамович. Этот человек сформировал меня и, в общем-то, заново меня родил.

- Вы читаете то, что о вас пишут театральные критики?

- Был один интересный случай, о котором мало кто говорил. На премьеру спектакля «Укрощение строптивой», Валентин Николаевич Плучек пригласил известного искусствоведа Наталью Анатольевну Крымову, известного театрального критика, с сыном которой я дружу по сей день. Когда-то Наталья Крымова покинула Театр Сатиры раздосадованная постановкой «Безумный день или Женитьба Фигаро», посчитав ее легкомысленной и поверхностной, о чем и написала в своей статье. С тех пор Валентин Николаевич не приглашал ее в театр. Но прошли годы, и вот этот театральный критик снова была в зале. Представляете, какой это был риск. Она посмотрела спектакль и написала статью в «Литературной газете», где покритиковала нас, но в целом спектакль и проделанная работа были ей одобрены. Перед тем, как вечером играть Петруччо, я внимательно читал эту статью, напоминая себе пожелания, которые Наталья Крымова предложила мне в своем материале. А их там было много, потому что при всей ее любви к моей работе и, считая ее удачной, она, тем не менее, позволила себе сделать замечания. И я читал, учитывал ее чутье и острый глаз театрального деятеля и играл. Эту статью я храню до сих пор у себя в доме. Сейчас, увы, нет таких критиков, нет такого уровня критической мысли, одно только хамство и больше ничего.

- Какой проект Вы можете назвать своей визитной карточкой?

- Поймите меня правильно, но я никогда не участвовал в плохих спектаклях. Пожалуй, каждый спектакль, который был, есть или будет в моей жизни, это и есть моя визитная карточка. Я стараюсь быть жестким в отборе не литературного материала, а сценического актерского и отдавать себе отчет в том, что если мой выбор окажется неверным, то и все остальное повлечет за собой неудачу. Прежде чем выходить на сцену в той или иной роли, я тщательно выбираю.

- Вы говорите о своей актерской работе с большой любовью. Есть ли что-то трудное или до конца непонятое Вами в профессии?

- Я где-то читал, что талант величина непостоянная. Называя меня талантливым артистом, люди, мне кажется, горячатся. Придет время и закончится моя жизнь, и ничего с этим нельзя сделать. Я не понимаю, насколько правильно думать, что талант это приходящее. Это постоянное. А если что-то получается неудачно или плохо, если что-то вас огорчает, то это нормально. Человек должен испытывать и победы, и поражения, и радость, и горе, переживать это, пропускать через себя. Наша актерская душа от этого приобретает опыт и крепнет. И только тогда она становится настоящей. В этом и есть смысл нашей профессии. В этом я постиг очень многое.

- Сергей Королев как-то написал, «как же мало времени отведено человеку на его сознательную творческую жизнь». Валерий Борисович, что у Вас впереди?

- Я очень хотел бы еще вернуться к Шекспиру. У него как у поэта, литератора очень много талантливых пьес и мне хотелось бы приобщиться к этому вновь. Свое будущее я пока связываю только с этим драматургом. Даже если наяву это не осуществится, то думать, фантазировать и мечтать об этом удивительном, до конца неразгаданном англичанине, который так сильно повлиял на умы и сердца человеческие, я смогу всегда.

СПРАВКА

Заслуженный артист России Валерий Гаркалин родился 11 апреля 1954 года в Москве. Окончил Музыкальное училище им. Гнесиных (1978), факультет эстрады и массовых представлений ГИТИСа (1988). Работал в Театре кукол имени Образцова, в Московском Театре Сатиры, параллельно выступал на сцене театра-студии «Человек». С 2001 года Валерий Гаркалин выступает в антрепризных постановках. Фильмография актера насчитывает более 30 картин. Среди них «Катала» (1989), «Белые одежды» (1992), Ширли-мырли» (1995), «Бедная Саша» (1997), «Женщин обижать не рекомендуется» (1999), «Досье детектива Дубровского» (1999), «Ландыш серебристый» (2000), «Андерсен. Жизнь без любви» (2006). Преподает в РАТИ (бывший ГИТИС).