Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!
Фото: http://www.facebook.com
Неформатный репортаж из самого высотного бассейна в мире. Никогда не думал, что буду писать репортаж из такой нерепортажной точки. И о таком абсолютно несобытийном событии - купании в бассейне.

ТО В ВЫШНЕМ СУЖДЕНО СОВЕТЕ...

Бывало в творческой биографии всякое. Писал из Чернобыльской АЭС в 89-м. Писал из осажденного Белого дома в 93-м. Писал с чеченской войны в 95-м. Писал из Госдумы времен незабвенного Ивана Петровича Рыбкина и из Кремля времен Ельцина.

Реклама на веке

Писал даже репортаж с ночной смены в каландровом цеху - в заводской многотиражке оттачивал перо. А сколько нарепортажил о жатвах, майских демонстрациях, съездах. И десяток корзин не хватит.

И вот с таким багажом вдруг совсем не горячая точка - бассейн?

И ладно бы редакция дала задание. Или богатенький Буратино попросил - сбацай статейку, приплачу. Так нет же - пишу по доброй воле, без всякого внешнего понуждения, рука сама потянулась к перу.

И я понимаю - почему сама и почему потянулась. Объясню. Все станет понятно.

Вот вы видите прекрасную Незнакомку /навеяно Блоком/ на расстоянии не только визуальной, но и аудио-, то есть голосовой доступности. Какое первое желание возникнет? У меня - сказать комплимент. Если вы джентльмен, хорошо воспитан, да еще на кураже - вы непременно его скажете. А иначе зачем на земле этой грешной живем? Всем женщинам это приятно. Я даже думаю, Бог им дал уши исключительно для приема комплиментов. Все остальные возможности - впридачу. Даже украшение бриллиантами.

И представьте, что ваш комплиментарный порыв Красотка записная /теперь навеяно Бродским/ не отвергла. Настолько не отвергла, что согласилась провести вечер вместе. Например, сходить в ресторан. То есть случилась форменная рождественская сказка. Ваши дальнейшие действия? Я бы начал заливаться соловьем за столом, чтобы понравиться бесповоротно. Без соловьиных трелей все прахом пойдет, поверьте. Вспомним опять про уши.

Ну а дальше? Трели возымели пламенный эффект, и вы не услышали, как приговор: "Но я другому отдана. Я буду век ему верна". А наоборот, вы услышали немыслимое, заветное: " Другой!.. Нет, никому на свете Не отдала бы сердце я. То в вышнем суждено совете.... То воля Неба: я твоя". В активный оборот беру Пушкина потому, что чувствую в нем союзника. Замасливать - его конек. Чем вы ответите? Какой благодарностью на признание? А тем более на его продолжение? Больше вопросов не задаю. Снова отвечу сам. Вот здесь и приближается тот чувственный космос, после которого приходит состояние - не могу молчать. Не могу не писать. И перо само выводит: "Исполнились мои желания. Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна. Чистейшей прелести чистейший образец".

Или: "Я помню чудное мгновенье. Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье...".

Или: "И чтоб продлилась жизнь моя, Я утром должен быть уверен, Что с вами днем увижусь я".

Вот такая развернутая метафора сложилась в моей голове, чтобы обьяснить почему я вдруг решил написать о казалось бы скучном.

Бассейн сингапурского отеля Марина Бэй вызвал в душе именно такое состояние - не могу молчать. Не могу не рассказать. Обделю себя, если не поделюсь с другими. Ведь 99,9 % процента населения страны /среди читателей фейсбука* процент, возможно, чуть меньше/ никогда в Марина Бэй не были. А процент тех, кто хотел бы побывать, уверен, подбирается к той же критической цифре.

Для вот этих 99,9% и пишу репортаж. Они, как выражаются социологи, - моя целевая аудитория.

И последнее оправдание.

В предыдущем опусе "Диагноз - Россия. Лечение - Сингапур! Не совсем трэвел- заметки о ярчайшей стране Азии" я подробно рассказал о сумасшедшей гостинице. Написал о прекрасных панорамных видах, которые открываются с высоты 57 этажа, где и находится бассейн, и какие эмоции вызвали эти виды в моей душе. Но я ни слова не написал о самом аквашедевре. Это было несправедливо. Мой нынешний репортаж - еще и заглаживание вины перед этим редчайшим рукотворным творением.

БРАХМАНЫ В НИРВАНЕ

Итак, шторы раздвинуты /они сами раздвинулись и залили номер солнцем, как только переступил порог/. Вещи разобраны. Телеканалы отщелканы. Наш англоязычный RT работает. Русскоязычный 1-й - тоже. Душ принят. Кофе выпито. В халат облачен. Пора на выход.

Как добраться до искомого объекта я уже знаю.

На последний этаж нет прямого лифта. Так придумали конструкторы, чтобы три отельные башни прочнее держались. Ну и чтобы туристу жизнь медом не казалась /а в отеле она такой именно и кажется/.

Сначала лечу до 34 этажа. Перехожу /по ковровой поверхности - другой тут нет/ в соседний лифтовой блок. И оттуда уже стрелой до 57-го. На все про все - одна минута. Может быть, полторы. Лифт несется вверх со скоростью звука и бесшумно. Уши не закладывает. Но есть претензии. Все-таки слишком стремительна скорость доставки. Не успеваешь как следует рассмотреть всех, кто несется с тобой ввысь. Группу индусов в таких же белых халатах все же рассмотрел. И даже изучил топонимику лиц. В момент изучения улыбнулся. И по ответным улыбкам определил - конечно, они из касты брахманов. Самая богатая каста в Индии. Могут позволить себе предаться нирване в роскошном отеле и улыбаться.

А вот на идентификацию трех пожилых китаянок в тех же белых халатах и тапочках уже времени не хватило. Так неопознанными /с севера ли, с юга, ханьцы или чжуаны, приверженки Дао или Будды/, они и вышли из лифта, растворившись в длиннющем чреве открытого бассейна.

Иногда слишком модерновые технологии - тормоз на порывах пожить единым человечьим общежитием /навеяно Маяковским/.

АКРАФОБАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Прикладываю отельную карточку к турникету. И вот наконец я внутри сакрального творения. Слева по линии взгляда - нескончаемая водная гладь. Прямо - нескончаемые ряды лежаков в полотенцах и живых телах. Справа - шеренги пальм и гудящий людьми, звенящий тарелками ресторан. А вверху, без всякой линии - густые хлопья облаков, сквозь которые нагло пробивается солнце. Наглость солнца мне нравится. Тучность облаков - нет. Смесь солнца и туч в тропиках всегда рождает дождь. Ужасный климат...

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

Но что это? Куда прилечь? Все лежаки заняты. Ни одного просвета! Досада.

Отель одновременно может принять 12 000 человек. А лежачих мест в бассейне 500. Статистика не в мою пользу. Обошел вдоль и поперек ряды полуобнаженных тел. Подвинуть некого. То сами лежат, то оставили вместо себя полотенца. Но нет, жизнь, этот случайный дар, все же не напрасно мне дана - нашелся свободный лежачок! Не на передней линии. На третьей. Считай, на галерке. Это удар по самолюбию и амбициям, безусловно. Привык сидеть в партерах, президиумах. Но смирил гордыню и лег на топчан. Стресс отпустил.

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

Теперь можно и осмотреться. Первый взгляд - на сам бассейн. Вода цвета аквамарина. Мягкая, зеркально- бархатная. В ней отражаются облака. Подошел поближе - и собственное отражение увидел. Хоть брейся в него. Необычный эффект.

Конструкторы так придумали, что вода в бассейне сливается с небом и будто переходит в него. По линии соприкосновения хочется долететь до башен Сити. Нездоровое желание. Лучше убить его на корню. Это мой добрый совет тем, кто придет сюда после меня. Оставьте фантазии дома.

Вообще некоторой категории лиц я бы не рекомендовал казать в бассейн носу.

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

Во-первых, любителям активного плавания. Бодро погрести руками и ногами в стиле брасс, кроль или баттефляй точно не получится. И не потому, что негде. Как раз - есть. 150 метров гладкой поверхности. 1500 кубов воды. Греби - не хочу. А потому что глубина всего 120 см. И потому, что только сделаешь гребок, мгновенно наткнешься на какую-нибудь влюбленную парочку, которая ступила в воду для фотосессии. А фоткаются тут все. Иначе не докажешь домашним, что плавал рядом с Богом.

И уж точно кому здесь не место, так это акрофобам - нелюбителям высоты. Я то сам акрофил. На парашюте с небес спускался к земле. И не раз. Но и мне показалось неуютно у края бассейна. Подплыл к нему - а там бездна. Не черная, а урбанистическая, заполненная домами, дорогами, машинами. Но все равно бездна. 200 метровая. Провалиться в нее мало радости.

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

К счастью, и не получится. Строители чуда - о них позже - мыслили на опережение и предусмотрели этот тонкий момент. Кто его знает, с каким настроением селятся постояльцы в отель. Ни в паспорте, ни в ваучере на заселение не написано - страдает гость психическим расстройством или нет, отморожен или вменяем, брошен коварно неверной женой или сам приехал коварно обманывать. Селят всех подряд.

Так вот для экстрим-постояльцев специально придумали у края бассейна техническую зону. Туда вода стекает, поступает в водозабор и фильтруется. Даже если дурь в голову кому-то ударит и запрыгнет такой ушибленный в зону /сделать это легко/ выход из нее один - обратно. За край зоны не зацепишься. Он выпуклый, высокий и скользкий.

И ни одного эксцесса за 7 лет не было. Мне подтвердил это на следуюший день темнокожий секьюрити в белой сорочке и черной бабочке, отвечающий за то, чтобы турникет пропускал только гостей отеля. "No! Never happened. Do not worry. Here is the safest place in the world" /"О нет! Никогда ничего не случалось. Не беСпокойтесь. Здесь самое безопасное место в мире"/.

У меня не было оснований не поверить секьюрити в белой сорочке и черной бабочке. Отсутствовала бы бабочка - еще усомнился бы, поискал другие источники информации. Но бабочка для меня - символ честности. Врун не наденет бабочку. Хотя лично я ею манкирую. Но нет правил без исключений.

Выйдя из воды, погрузившись в блаженную горизонталь, я понял, для чего в детстве слушал маму, давился противной манной кашей с комками, хорошо учился, упирался на работе, как раб на галерах /навеяно Путиным/. Чтобы разок побывать здесь, на этой водной Джомолунгме. Чтобы посмотреть на эти смурные тучи, на это бледное солнце, на этот бархатный аквамарин, на эти пальмы, на этот лежачий Интернационал, заглянуть в эту бездну и запечатлеть себя на самой знаковой точке отельной и туристической индустрии. Слаб человек. И я не кремень. Купился на экзотику.

Если вы решили, что на этом пафосном признании я поставлю точку и завершу репортаж /репортаж ли это? - не уверен/ - вы подумали обо мне слишком хорошо. Нет, я не Чехов. Я другой. Краткость - не моя сестра. Уже давно страдаю недержанием слов. Болезнь неизлечимая. Мои фейсбушные читатели /не путать с фээсбэшными/ - вы, безвинные жертвы моего творческого недуга. Низкий поклон вам, если дотерпели глазами до этих строк. Да зачтется вам труд в лучшей жизни.

Но осталось совсем немного помаяться. Одну главку.

НАС БЫЛО МАЛО, ЧУДАКОВ

Дождь, это спасение тропиков и проклятие туристов, прервал мои пафосные озарения и вернул в реальность - эй, Пушкин, с вещами на выход! Отпущенных погодой полчаса на высотный релакс - совсем не то, за чем летел я тысячи километров.

В 6 часов утра снова поднялся на верхотуру. Захотелось спокойно погреться на первой линии, почувствовать себя не пораженным в правах и поставить вдохновенную точку в путешествии. Вечером - в аэропорт. В жизнь без тропиков и солнца.

Здешнее же солнце еще только думало, что ему делать - выходить из облаков или еще понежиться, а я уже вонзил свое легкое тело в лежак, который находился прямо в воде, ближе к бездне.

Нас было мало, чудаков, которые заставили себя в такую рань подняться с постели. Ровно 10. И что вы думаете, пятеро были русские! Свою нацпринадлежность мы поняли еще в лифте. Мне даже не пришлось изучать топонимику лиц. Английское "Good morning" и ответное "Доброе утро" выдало нас всех с потрохами. В воде познакомились ближе. Одна супружеская пара из Москвы, другая из Днепропетровска. Они так и сказали: из Днепропетровска. Не из Днепра. Или еще не привыкли к новому названию города. Или чтобы москвичи лишних вопросов не задавали

С нами в лифте ехал еще красивый седовласый француз с супругой. Француз сидел в инвалидной коляске. И удивительно, никакой печали я не прочел на его лице. Потом мы встречались в отеле еще дважды, и каждый раз он приветливо повторял "Бонжюр".

А в это утро он устроился в коляске у края бассейна и солнце, которое таки вышло из-за туч, светило ему прямо в лицо. Я ему не сочуствовал. Я за него радовался.

С той же радостью обнаружил, что мой совет не казать носу в бассейн любителям активного плавания был наветом на светлое имя Infinity pool. Так официально называется бассейн. О фанатах не забыли. С 6 до 8 утра для них специально огораживают несколько дорожек. Гребите, кайфуйте. Увы, активные в это время, видимо, еще спят. Дорожки спросом не пользовались.

А с ребятами-украинцами после купания мы пошли на брэкфаст. В стране Британского Содружества называть брэкфаст завтраком или секьюрити охранником - моветон. Мы пошли именно на брэкфаст. В ресторане познакомились поближе. Олег - бизнесмен, профессиональный строитель. Ирина - детский врач. Их изумило, что такой космический по масштабам комплекс построен всего за четыре года. Им об этом рассказал гид.

Слукавил гид. За четыре года на самом деле хотели построить. Но не получилось.

Еще в Москве выудил всю информацию об отеле. Строить начали в 2006-м. Генпорядчиком выступила корейская компания Ssanyong Engeeniring & Construction. А строили сингапурские компании. Ну а заказчиком стала американская компания Las Vegas Sands. Про них рассказывать не буду. Но поверьте, настроили по миру жуть как много гигантов. В Азии, в Америке, в Европе. И всё до сих пор стоит, не проваливается, входит в престижные рейтинговые листы. Не удивительно, что с легким сердцем доверил я Марине Бэй унаследованную от прадеда - костромского крестьянина - привычку жить в комфорте и безопасности. И, как видите, не прогадал. Вернулся домой живым и здоровым.

А что касается сроков, то отель должны были сдать в 2010-м. Но подвел кризис. Возникли задержки с поставкой стройматериалов и оборудования. И как раз тогда возникли, когда надо было выполнять самые сложные работы - наращивать корабль-крышу на три блока зданий. Долгостроя, конечно, не случилось. Заказчик на время заморозил другие объекты - все силы бросил на сингапурский. Работы возобновились.

И все же спешка со сроками аукнулась.

Международная ассоциация адвокатов рискнула провести здесь свой конгресс. Зазвали тысячу гостей. Один другого именитей. И надо же, во время выступления главного оратора пропал звук. Мероприятие было свернуто, едва начавшись. Что и говорить, адвокатам повезло меньше, чем мне. Они, выступив в непривычном амплуа - истцов, вчинили владельцам отеля многомиллионный иск. Владельцы - строителям. Чем дело кончилось - не знаю, это уже выходило за пределы моего любопытства. Меньше знаешь - лучше спишь. С незнанием мне спалось и вправду отлично.

17 февраля 2011-го /аккурат в канун моего юбилея/ объект с феерверками и салютами был все же официально открыт. Хотел бы я написать - и я там был, джин-тоник пил. Но нет. Обошлись без меня. И прекрасно обошлись. Среди званых гостей были звезды Голливуда /куда без свадебных генералов/, спорта, музыки, большие чиновники во главе с премьер-министром страны.

А двухэтажную крышу-корабль с бассейном на высоте 200 метров сдали в последнюю очередь. И по другому было нельзя. Так повелел автор проекта - знаменитый архитектор Моше Сафди.

О нем скажу пару слов. Моше - гражданин Израиля. Он же - гражданин Америки. И он же - гражданин Канады. Но рожденный в Палестине. Гениям всегда тесно дома. Им дом - Вселенная. Похоже, именно эту идею и реализовал Моше в комплексе Марина Бэй. Кто-то видит в его крыше, расцвеченной ночью тысячами лучей, венецианскую гондолу. Кто-то - корабль. Я увидел Ноев Ковчег. Бог дал Ною возможность спастись в ковчеге от потопа. Ной послушался /будь я Ноем - поступил бы так же/, спас семью, а с нею и весь род человеческий. И нечеловеческий тоже. Он ведь взял с собой в трюм, кроме жены и детей, еще и всех тварей по паре. Но если другую идею вложил в свое детище архитектор, значит, моя фантазия пошла дальше авторской. В том и сила гения - будить воображение.

Сингапурская фантазия обошлась в 8 млрд сингапурских долларов. Или в 5 с небольшим - американских. Ничего дороже отельный мир не знал. И до сих пор не узнал.

По подсчетам, затраты должны окупиться через 5 лет. То есть уже окупились. Включил собственный калькулятор.

Мой номер в сутки стоил 500$. А в отеле 1250 номеров. А в году 365 дней. Итого как минимум 456 млн долларов отель выручает только от продажи номеров. Но это с учетом номеров эконом-класса. А есть ведь и люкс, и премиум.

А есть еще торговый комплекс с сотнями бутиков. А еще десятки невероятных искушений, на которые туристам не жалко деньги отдать. Да за то, чтобы подняться на крышу Марина Бэй и одним глазом глянуть, как счастливые эпикурейцы валяются на лежаках, с любопытных гостей берут по 20$. Только поглазеть. А здесь же, под небесами, еще и ресторан который с них вытянет в разы больше. И таких ресторанов - десятки в отеле.

Ну а самый мощный пылесос по высасыванию денег с карточек, карманов, портмоне и дамских сумочек - конечно, роскошное казино. Оно приносит владельцам 1 миллиард $ прибыли в год. Шутка ли - 600 столов, 2000 игровых автоматов. 25 000 посетителей в сутки. Да за счет только казино владельцы отбили все затраты.

Нет, хозяин Марины Бэй, ласвегавский миллиардер Шелдон Адельсон не прогадал. И еще сингапурскую казну озолотил невероятно.

Убийственная цифра - эксперты подсчитали, что отельный комплекс Марина Бэй генерирует почти 1 процент объема ВВП Сингапура. В прошлом году этот ВВП составлял 500 млрд$. И это один отель. Вы где-нибудь о подобном слышали? Но мне более понятной и зримой показалась другая цифра. Отель дает работу 20 тысячам человек. Выдающийся социальный объект. Мечта всех мэров.

Но что мне дело до чужих миллиардов, миллионов и тысяч? Главное - шедевр состоялся. Жаль только, что не в моей стране. А где он еще состоялся? Зачем посыпать голову пеплом. Сингапуру крупно повезло. Почему именно ему - написал в прошлой статье.

Василий Устюжанин: Эй, Пушкин, с вещами на выход!

Глядя из бассейна на зеленую чашу Сингапура, я все же видел и свою землю.

Снежную, с теми же то легкими, то тяжелыми облаками. С новогодними и рождественскими елками. Я видел, московские улицы, краше которых в январские дни, нет, кажется, нигде. Я видел и наш абсолютно уникальный парк "Этномир" под Боровском, в Калужской области, куда я люблю приезжать. Туда бы еще своего Моше Сафди и приличных инвесторов - сотворить можно чудо покруче сингапурского. Но и то, что есть сейчас - вызывает во мне желание писать в восторженных тонах. Наш час и наш Сингапур еще впереди. Верю в это.

По большому счету, если уж совсем по-честному, то самый-самый отель и бассейн в мире - удовольствия все же на сутки. Не больше. Блестящие творения. Но с блоковской Незнакомкой хочется рядом быть вечно. С Красоткой записной Бродского хочется не расставаться как можно дольше. А в Марина Бэй на вторые-третьи сутки делать нечего. Все увидел, все ощутил, всем впечатлился. И довольно. Да и Сингапур - красив, ярок и самобытен - но через четыре дня уже утомляет. К совершенству привыкаешь быстро. И хочется чего-то попроще, роднее, живописнее, с изъянами.

"Куда бы нас ни бросила судьбина, И счастие куда б ни повело,

Всё те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село".

Ну слов нет, Пушкин - гений. Столько слов я потратил, чтобы передать свое состояниие. А он в четырех строках все выразил. Именно это я и хотел сказать. Только корявым языком репортажа.

За нечаянное понимание гения - спасибо бассейну. Не зря предавал я свое тело его отфильтрованным водам. Омовение вернуло к ясной мысли.

Допускаю, что воскресни Александр Сергеевич, и искупайся со мной в Infiniti pool, он бы тоже уложился в пару строк, чтобы выразить восторг от увиденного. Типа: "Ночной зефир ‎Струит эфир. ‎Шумит, ‎Бежит

‎Гвадалквивир". Но мог бы и на поэму вдохновиться. Гении - вне разумных границ.

На этом признании ставлю точку. Спускаюсь в номер. Начинаю жизнь в прозе. Кофе. Телевизор. Душ. Тапочки. Книга. Все красивое когда-нибудь заканчивается. Закончился и мой сингапурский вояж. Пора домой. "В Москву! В Москву! В Москву!". Ну вот и Чехов стал мне приятелем. Сколько друзей я, однако, сыскал в Сингапуре. Блок, Маяковский, Чехов, Пушкин, Бродский. И даже Путин ко двору пришелся! Нам бы вместе теперь - на Неглинную, в Сандуны, в парную. То-то б вышли посиделки. И какой бы репортаж я с них написал. Повеселее этого. И подлиннее. Это уж точно.

PS

Прежде чем выставлять текст в фб, посоветовался с дочками. Возник моральный затык - надо ли это делать? Люди живут трудно, а я об эпикурейских удовольствиях. И недешевых. Младшая ответила так: "Если у тебя в друзьях брюзги, то подумай. Но я уверена, ты с такими не дружишь". Старшая высказалась более определенно: "Папа, и без тебя хватает тех, кто сеет уныние. Ставь и не сомневайся".

А потом и сам довод нашел. Посильнее.

Вспомнил, как в интернатском детстве грезил о дальних странах, как мы, мальчишки, хвастали друг перед другом о странствиях по морям-океанам, на которых, конечно же, не бывали. Нашим самым дальним заграничным вояжом был выезд на лето в деревню с таинственным названием Редкий Рог. За 50 км от школы! Там располагался пионерский лагерь. Но жизнь так счастливо сложилась, что детские мечты стали явью. Облетал весь мир. Так от чего тогда затык? Пиши! Раз не можешь в себе держать впечатления - делись. Отчего раньше этого не делал?

Вот так пришел в моральное равновесие. И с легким сердцем выложил текст. Опять большой, опять неформатный для фб. Но по другому уже не умею. Остапа понесло.

*
21.03.2022 г. американская транснациональная холдинговая компания Meta признана экстремистской и запрещена в РФ. Meta Platforms Inc. является материнской компанией социальных сетей Facebook и Instagram. Facebook и Instagram также признаны экстремистскими организациями, их деятельность на территории РФ запрещена.
Реклама на веке
Россияне набрали потребительских кредитов по 210 тыс. рублей Обострение на Донбассе: зачем ВСУ закрепляются на позициях
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются