Военный эксперт Суконкин усомнился в участии 5 тыс. казаков в СВО

Военный эксперт Суконкин усомнился в участии 5 тыс. казаков в СВО
Фото: http://skfo.gov.ru
Еще в самом начале спецоперации России по денацификации и демилитаризации Украины российское общество обратило внимание на отсутствие стремления защищать интересы Родины у казачьего сословия. Добровольцев среди них на фронте было практически не сыскать.

Журналисты, пытавшиеся поинтересоваться, куда делся весь патриотический настрой казаков и следование традициям предков, не раз сражавшихся на передовой, были незамедлительно обвинены в предвзятости и даже непрофессионализме.

Чуть позже представители воинских объединений заявили, что на конец мая с националистами на Украине сражается около четырех тысяч представителей казачества. А под конец июня их насчитывалось уже более пяти тысяч человек. Но так ли это на самом деле? И если казаки действительно есть на фронте, почему о них ничего не слышно?

Как считает военный эксперт, публицист Алексей Суконкин, если бы такое количество казаков из разных объединений, тем более получающих за свою деятельность бюджетное финансирование, было на фронте, все бы об этом достоверно знали. Никаких вопросов не возникало.

Реклама на веке

«Никакие другие подразделения казаков на переднем крае не светились – об этом в голос говорят все военные, которым задавался вопрос, видели ли они казачьи подразделения в боевых операциях. Конечно, у казаков и на это есть заготовленный для СМИ ответ, мол, «просто об этом они не трубят на каждом углу, а делают свое дело». Но простите, так не бывает. Либо эти люди есть, либо их нет», — замечает он.

В настоящий же момент известно, что среди казаков на передовой находятся представители нескольких казачьих формирований: полка имени Платова, Кубанского батальона имени атамана Чепеги, 1-го Крымского батальона, а также отряды «Дон», «Таврида» и еще несколько.

«Из всего перечисленного в боях с украинским нацизмом принимают участие штатный 6-й полк Народной милиции ЛНР имени Платова, и отряд «Дон» имени архистратига Михаила. В 6-м полку есть некоторое количество казаков, да в отряде «Дон» сотня. Всего, наверное, человек пятьсот», — говорит Алексей Суконкин.

Однако все это никак не сходится с информацией о более чем пяти тысячах добровольцев среди казачьих организаций.

«Где эти пять с лишним тысяч человек? На каком участке фронта? С какими военными подразделениями они взаимодействуют? Какой общевойсковой командир ставит им боевые задачи? Кто обеспечивает снабжение по всем видам материально-технического обеспечения?» — задается вопросом военный эксперт.

Сейчас казаки активно распространяют в Сети информацию о своих культурных и гуманитарных проектах, как они помогают беженцам и пострадавшим от украинской агрессии. Подобные публикации найти не сложно. Куда сложнее найти хоть какие-то упоминания об их боевой деятельности. Последние такие сообщения были в апреле, тогда же, когда общество активно критиковало казачье сословие за нежелание следовать своим же традициям. Поэтому вполне логичным является вопрос, а есть ли они — эти боевые подвиги?

Реклама на веке
«Бежали вплавь через реку»: почему так важно взятие Северодонецка и чего ждать от штурма Лисичанска Пляжный отдых становится все более недоступным
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются