«Бежали вплавь через реку»: почему так важно взятие Северодонецка и чего ждать от штурма Лисичанска

«Бежали вплавь через реку»: почему так важно взятие Северодонецка и чего ждать от штурма Лисичанска
Фото: http://globallookpress.com
Хотели как лучше – а получился кровавый КВН. Из-за сдачи Северодонецка возникли серьезные трения между Офисом президента Зеленского и командованием ВСУ. Последние украинские военные бежали из Северодонецка вплавь через реку Северский Донец на другой берег, в Лисичанск.

Взяв Северодонецк, в ночь с 26 на 27 июня ВС РФ вместе с народной милицией ЛНР сразу с пяти направлений атаковали Лисичанск – последний крупный город Луганской области, остававшийся под контролем Киева.

«Скоро будем воевать в Карпатах»

Потеря Северодонецка стала серьезным имиджевым ударом для Зеленского и Офиса президента, которые до последнего требовали удерживать формальную столицу Луганской области любой ценой. Российские подразделения вошли в Северодонецк еще в начале июня, но Вооруженные силы Украины до последних дней удерживали позиции в промышленной зоне, в частности, в подземных убежищах завода «Азот».

Реклама на веке

Ситуацию вокруг Северодонецка Генеральный штаб ВСУ обтекаемо назвал «выводом наших войск». «После вывода подразделений наших войск враг консолидируется в районах населенных пунктов Северодонецк, Сиротино, Вороново и Боровское», - гласит официальная сводка Генштаба ВСУ. Последние три – это поселки под Северодонецком, расположенные на левом берегу Северского Донца.

Тот факт, что украинские военные и иностранные наемники оставили город, подтвердил мэр Северодонецка Александр Стрюк. «Город полностью под оккупацией РФ. Будем надеяться, что Северодонецк как можно скорее вернется под контроль Украины», - выразил надежду украинский мэр.

Факт взятия Северодонецка подтвердил и руководитель Луганской областной военно-гражданской администрации (ВГА) Сергей Гайдай, который такими темпами скоро превратится в «губернатора без губернии».

«Северодонецк оккупирован. После отвода подразделений наших войск враг закрепляется в областном центре Северодонецке и селах-сателлитах: Сиротино, Вороново и Боровском», - подтвердил в Telegram-канале глава Луганской ВГА Гайдай. К слову, на днях он дал интервью украинскому Forbes под пророческим заголовком «Если везде отступать, скоро будем воевать в Карпатах».

Президент Украины Владимир Зеленский в своем ежедневном видеообращении перечислил Северодонецк среди других городов, которые пообещал обязательно вернуть под контроль Киева, косвенно признав, что ВСУ его больше не контролируют.

До начала военных действий в Северодонецке проживало примерно 100 тыс. человек. Начиная с 2014 года, после того как была провозглашена Луганская народная республика, Северодонецк считался столицей Луганской области, подконтрольной Киеву.

Северодонецк интересен тем, что плавно переходит в еще один значимый город Лисичанск, образовывая вместе с ними Северодонецко-Лисичанскую агломерацию, где в сумме до начала военных действий проживало около 343 тыс. человек. Северодонецк стоит на левом берегу Северского Донца, в то время как Лисичанск, в котором проживало около 97 тыс. человек, находится на высоком правом.

Лисичанск в оперативном окружении

В военном плане взятие Северодонецка – это прямая угроза окружения Лисичанска. Контроль над Северодонецком с окрестными селами – это окружение Лисичанска с северо-востока, в то время как группа войск «Центр» под командованием генерал-полковника Александра Лапина наступает на последний крупный город Луганской области с юга.

Это фактически подтверждает и Генеральный штаб ВСУ, в своей сводке за 26 июня сообщивший об атаке противника на Лисичанск с юга. «На Донецком направлении враг при поддержке артиллерии пытается блокировать город Лисичанск с южного направления», - гласит сообщение Генштаба ВСУ.

Не откладывая в долгий ящик, подразделения ВС РФ и народная милиция ЛНР в ночь на 27 июня атаковали Лисичанск по пяти направлениям. А поскольку даже украинские СМИ называют Лисичанск «последней крепостью Луганщины», падение этого города будет очень символичным. По данным открытых источников, в Лисичанске находятся от 5 до 9 тыс. украинских военных, бойцов националистических батальонов и иностранных наемников. Что касается мирных жителей, как заявил глава военной администрации Лисичанска Виталий Шибико, их осталось около 12 тыс. из почти 100-тысячного населения города, и большинство из них отказывается эвакуироваться. Причем, как сообщили журналисты французского телеканала France 2, жители Лисичанска на камеру обвинили ВСУ в обстрелах и добавили, что ждут русских как освободителей. По всему видно, что сотрудники France 2 сами шокированы тем, что услышали от оставшихся жителей Лисичанска.

А после взятия Северодонецка с украинской стороны зазвучали голоса, что Лисичанск оказался в оперативном окружении, что означает: противник блокирован в конкретном населенном пункте, основные пути снабжения перерезаны, но еще остается возможность «уйти огородами». В отличие от оперативного, тактическое окружение означает, что противник блокирован полностью, как немцы во главе с Паулюсом под Сталинградом. То есть, все возможные пути для отступления либо заблокированы, либо находятся под плотным огнем.

К сегодняшнему дню важная трасса Бахмут - Лисичанск (Артемовск – Лисичанск) уже несколько дней как не проездная, потому что находится под плотным обстрелом ВС РФ и вооруженных отрядов ЛНР. 26 июня вооруженные подразделения ЛНР вошли в промзону Лисичанска с южной стороны. Эту информацию подтверждают военкоры. Военный корреспондент «Комсомольской правды» Александр Коц в своем Telegram-канале сообщил, что «позиции противника на Лисичанском желатиновом заводе выявляются с помощью коптеров и накрываются артиллерией». А Семен Wargonzo Пегов разместил видео из Николаевки (это на восток от Лисичанска), которая занята силами ЛНР. Пегов пояснил, что Николаевка «имеет стратегическое значение для огневого контроля над трассой Северск – Лисичанск».

Зеленский, рак и щука

История с Северодонецком-Лисичанском важна тем, что прямо влияет на внутренние расклады внутри украинской власти и командования ВСУ. И с этой точки зрения взятие Северодонецка – очень символическое событие. Символизм заключается в том, что Северодонецк с 2014 года считался административной столицей Луганской области. Точнее, той части Луганской области, которая оставалась под контролем официального Киева – в противовес непризнанной Луганской народной республике, контролировавшей Луганск.

В новейшей истории Северодонецк отметился еще и тем, что именно в этом городе в ноябре 2004 года политические и экономические элиты юго-востока проводили знаменитый съезд, на котором звучали лозунги о возможном выходе Донбасса из состава Украины и провозглашении Юго-Восточной Украинской Автономной Республики. Сторонники кандидата в президенты Украины Виктора Януковича провели мероприятие под официальным названием «Всеукраинский съезд депутатов всех уровней» в качестве ответа на старт «оранжевого Майдана» и заявления областных советов Западной Украины о том, что они не будут подчиняться президенту Януковичу.

Из числа российских топ-политиков на съезде выступил тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков, запомнившийся странной фразой о том, что он «готов снять свою любимую кепку, чтобы быть похожим на Виктора Януковича».

Именно в Ледовом дворце Северодонецка прозвучали слова председателя Харьковской областной администрации Евгения Кушнарева о том, что «не надо испытывать наше терпение» и на любой выпад «оранжевых» во главе с Ющенко «у нас есть достойный ответ вплоть до самых крайних мер. И я хочу напомнить горячим головам под оранжевыми знаменами: от Харькова до Киева – 480 километров, а до границы с Россией – 40!»

Потеря Северодонецка чревата усугублением конфликта между окружением президента Владимира Зеленского и главнокомандующим ВСУ Валерием Залужным. Дело в том, что Зеленский вместе с руководством Офиса президента начал все активнее вмешиваться в руководство Вооруженными силами. Хотели как лучше… а получился Северодонецк.

Накануне описанных событий Залужный предлагал, чтобы украинские войска отступили из Северодонецка и соседних населенных пунктов и укрепились вдоль берега реки Северский Донец. Но это предложение не понравилось Офису президента, где привыкли рапортовать про «перемоги» (победы на украинском). В итоге ВСУ остались в Северодонецке, где им пришлось держать удар российских войск, народной милиции ЛНР, а также добровольцев и ЧВК Вагнера. Когда стало совсем туго, в последний момент в Северодонецк перебросили спецназ и иностранных наемников. Но и спецназовцы с наемниками не смогли удержать ситуацию. На несколько дней украинским военным удалось закрепиться в промзоне Северодонецка. Но вечером 25 июня и Генеральный штаб, и мэр Северодонецка были вынуждены признать, что ВСУ больше не контролируют город. В итоге Офис президента во главе с Зеленским потерпел сокрушительное поражение в этом споре с главнокомандующим ВСУ Валерием Залужным.

Тем более, что только закончилась громким фиаско история с еще одной «перемогой». Офис президента долго требовал от командования ВСУ «перемоги», поэтому в конце мая организовали контрнаступление на северо-западе Херсонской области в районе села Давыдов брод. Украинские военные при поддержке около 20 БМП и танков выдвинулись из Николаевской области в направлении Херсона по чистому полю. Здесь их всех вместе и накрыла российская артиллерия. Как жалуются сами офицеры ВСУ, смысла в этом действе не было никакого, кроме политического пиара, чтобы спикеры Офиса президента рассказали по телевизору про «контрнаступление ВСУ» и «перемогу». А десятки трупов украинских военных, по их словам, до сих пор лежат в поле среди сгоревшей техники. Как видим, в Северодонецке повторилась аналогичная история. А прямо в эти минуты идет штурм Лисичанска – с его потерей Украина лишится контроля над всеми крупными населенными пунктами Луганской области.

Реклама на веке
РПЛ покидают легионеры, а Игорь Шестеркин признан лучшим вратарем НХЛ Военный эксперт Суконкин усомнился в участии 5 тыс. казаков в СВО
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются