18+
  1. Время считать гробы

Время считать гробы

Время считать гробы
Югоосетинский конфликт, похоже, достиг кульминации. Как стало только что известно, в сторону Южной Осетии от Кутаиси в направлении Гори движется крупная группировка грузинских войск.

Секретарь Совета безопасности Южной Осетии Анатолий Баранкевич заявил сегодня, что с подходом этих частей грузинская сторона планирует начать крупномасштабные боевые действия.

На этом фоне громкие, но бесполезные заявления политиков, их кратковременные поездки в зону конфликта, вялотекущие безрезультатные переговоры выглядят несколько странно: создается впечатление, что все стороны конфликта дают войне разгореться в полную силу, а там – куда кривая вывезет. Крайним в этой ситуации, разумеется, станет народ с обеих сторон. В конечном итоге, именно ему придется разгребать руины политических игрищ.

Очередной, и, по всей видимости, безуспешный этап конфликта – это запланированный на 7 августа приезд в Грузию посла по особым поручениям МИД РФ, сопредседателя российской части Смешанной контрольной комиссии по урегулированию югоосетинского конфликта Юрия Попова, который встретится с госминистром Грузии по вопросам реинтеграции, спецпредставителем президента страны по урегулированию конфликтов Темури Якобашвили.

О чем будут договариваться две стороны, неизвестно. Тем более, что «непримиримые» власти Южной Осетии уже в среду вечером поспешили объявить об отказе от двусторонних переговоров: по их словам, «предложение о проведении двусторонней встречи является неприемлемым, так как с 1 августа грузинская сторона перешла к военной агрессии против Южной Осетии». Таким образом, власти Южной Осетии объявили, что лучше воевать, чем вести переговоры с Грузией. Правда, югоосетинская сторона предложила провести 9 августа в Цхинвали встречу в четырехстороннем формате СКК, но примут ли это предложение грузинские власти? Или они тоже предпочтут войну переговорам?

Комментируя сложившуюся ситуацию, Якобашвили несколько раз заявлял, что в четверг вместе с Поповым направится в Цхинвали, где в штабе Смешанных сил по поддержанию мира пройдет его двусторонняя встреча с вице-премьером Южной Осетии Борисом Чочиевым.

Судя по всему, встречи и переговоры дипломатов будут проходить там, где не слышан пока лязг гусениц танков. Между тем, сам президент непризнанной республики Южная Осетия Эдуард Кокойты то и дело сообщает о перемещениях грузинских войск. По его данным, Грузия уже стянула в зону грузино-осетинского конфликта большую часть своего вооружения. По его словам, накануне из Гори в направлении Цхинвали было переброшено 26 152-миллиметровых гаубичных установок и несколько колонн техники (до 20 танков и большое количество самоходных орудий). Гаубицы уже рассредоточены, и из них велся огонь по Присской высоте. По данным Минобороны Южной Осетии, на границе с Грузией идет обстрел пяти югоосетинских сёл и окраин Цхинвали, есть погибшие и раненые. По сообщениям военных, в одном из поселков — Дменисе — уничтожена четверть строений.

«Помогут» ли политики с обеих сторон разгореться войне в полную силу? И какими могут быть ее последствия? Об этом рассказал газете "Век" руководитель Центра политической информации Алексей Мухин.

«К сожалению, ситуация в Южной Осетии развивается именно так. Главные закулисные участники конфликта США и Россия заинтересованы в существовании в этом регионе так называемого «управляемого конфликта». Они жестко контролируют ситуацию, но конфликт сейчас нужен обеим сторонам. Для США он выгоден тем, что они могут «насыщать» зону конфликта своими военнослужащими и сотрудниками спецслужб, для России выгоден тем, что можно держать Грузию на коротком поводке. Я уверен, что достаточно жестких последовательных действий обеих сторон, и конфликт можно погасить. Но сейчас, как я уже сказал, конфликт, как это не звучит цинично, нужен. Разумеется, политикам, а не народу. Необходима политическая воля, а ее пока нет.

На мой взгляд, агрессивной стороной в этом конфликте выступает Грузия. Цели и задачи грузинских властей ясны и понятны – вернуть территорию Южной Осетии «обратно». Причем, весь переговорный процесс, если он понадобится, Тбилиси пытается перевести на площадку Евросоюза, это в худшем случае. А в лучшем – под контроль НАТО. Получится ли это у грузинских властей, неизвестно.

Что касается российских властей, то они в этой ситуации занимают двойственную позицию: с одной стороны, они пытаются конфликт в этом регионе, что называется, «заморозить» на неопределенное время, с другой, все-таки стремятся добиться признания независимости Южной Осетии на мировом уровне. Как мне кажется, хоть шансы на это весьма призрачны, но они существуют. В этом смысле неуступчивая позиция Кокойты объяснима: в последнее время он провел в Москве немало времени, получая консультации от высокопоставленных российских чиновников.

Если говорить о нынешней ситуации в Южной Осетии, то, видимо, обе стороны - Южная Осетия и Грузия - так уже, как говорится, накачали друг друга, что понимают: теперь без крови не обойтись...».

Отметим, что, если дела обстоят именно так, как предполагает Алексей Мухин, то «малая война» для России будет иметь весьма плачевные последствия, гораздо более плачевные, чем для США. Как отмечали многие наблюдатели, конфликт может легко перекинуться через границы Южной Осетии и в него неизбежно окажутся втянутыми другие соседние регионы, например, те, где сейчас формируются отряды так называемых добровольцев.

С другой стороны, опыт показывает, что любой патриотический угар заканчивается обычно тогда, когда матерям начинают прибывать цинковые гробы с останками их детей (напомним, что в зоне конфликта несут службу российские солдаты и офицеры). К сожалению, все идет именно к этому. Война в Чечне и Афганистане, похоже, ничему не научила нашу власть.