18+
  1. Выборы по-бурятски: шизофрения, скотч и «телефонное избирательное право»

Выборы по-бурятски: шизофрения, скотч и «телефонное избирательное право»

Выборы по-бурятски: шизофрения, скотч и «телефонное избирательное право»
Пожалуй, единый день голосования в России в этом году даст обильную информацию к размышлению не только для политиков и политологов, журналистов и пиарщиков, но и для надзорных и правоохранительных органов.

Все, кто интересуется выборными процессами, уже познакомились с тем, как в отдельных регионах муниципальный фильтр отсекает кандидатов, способных составить конкуренцию действующим руководителям, как некоторые несистемные партии неожиданно снимают своих собственных перспективных кандидатов, как возникают и сглаживаются скандалы вокруг тех или иных выборов.

В нынешней политической ситуации внутренние конфликты и полулегитимные победители Кремлю не нужны, поэтому местные власти заранее были сориентированы на то, чтобы провести выборы как можно спокойнее. Но это возможно лишь там, где действующие руководители имеют достаточно прочные позиции и поддержку избирателей. Столица Бурятии, где 14 сентября пройдут выборы депутатов Улан-Удэнского Совета депутатов V созыва, к числу стабильных регионов, к сожалению, не относится, и борьба там идет нешуточная, причем со стороны она все более напоминает бои без правил. А в центре ее стоит фигура действующего мэра города Александра Голкова.

Голков, пришедший к власти в конце 2012 года, уже успел “прославитья”, причем “слава” эта - явно с негативным оттенком. При нем в столице Бурятии были установлены одни из самых высоких в стране тарифы “на капремонт” и на коммуналку в целом, возник конфликт с движением “Территориальные общественные советы”, которое представляет 150 тысяч человек, почти треть жителей Улан-Удэ. Мэр всеми силами пытается снивелировать активность этого движения созданием псевдотовариществ с сходными названиями, которые, в отличие от реальных, не испытывают проблем с регистрацией.

Некоторые поступки руководителя города, типа сравнения себя с великими личностями от Сократа и Аристотеля до Петра I (он даже появлялся на публике в соответствующем костюме), а также противоречащие друг другу заявления Голкова заставили и общественность, и прессу сомневаться в его психической полноценности. Впервые тема появилась в еженедельнике «Московский комсомолец в Бурятии» от 26 февраля 2014 года №13 (812), где была опубликована статья «Весеннее обострение? Общественники требуют провести психиатрическую экспертизу мэра». В частности, в указанной публикации сообщается: «Некоторые поступки Александра Голкова трудно объяснить иначе, чем медицинскими терминами. Когда в одном человеке уживается сразу несколько личностей – что это? Шизофрения? Одна личность заявляет, что будет биться за интересы горожан, другая этим интересам тут же изменяет. Причем и то и другое делается с одинаковой решимостью”.

Указанные сведения, распространенные массовым тиражом, со стороны как Голкова, так и со стороны официальных властей города не опровергнуты до сих пор. Вместо предъявления общественности соответствующей справки, чтобы поставить все точки над i, Голков обратился в Советский районный суд города Улан-Удэ с исковыми требованиями к ООО «Издательство Бурмакина» по поводу статьи о весеннем обострении. Но вот что удивительно: в предъявленных исковых требованиях Голкова нет ни слова о шизофрении, оспаривается лишь трактовка конфликта с “Территориальными общественными советами”.

Компенсацию морального вреда Голков А.М. оценивает в размере 200 000,00 рублей.

Газета “Байкал регион” по этому поводу пишет: “А на что мог бы Голков гипотетически потратить 200 тысяч рублей (примерно 6 тысяч долларов), сумма ведь не маленькая? В поисках ответа мы обратились к Интернету. Среди множества вариантов нашелся и такой. 5–6 тысяч долларов стоит трехмесячный курс лечения в одной из лучших в Израиле психиатрических клиник, где, как утверждают многие, проживают, после эмиграции из России, родной отец и брат мэра Улан-Удэ”.

По всей видимости, судебные тяжбы будут длительными, и вопрос о вменяемости мэра будет обсуждаться еще не раз. В Железнодорожный районный суд города Улан-Удэ, по месту жительства Голкова, обратился один из лидеров движения «ТОС» Владимир Иванов с заявлением о признании Голкова недееспособным (материалы №М-2606/2014).

Как указано в заявлении, деятельность Голкова на должности мэра города Улан-Удэ вызывает сомнения в его психическом здоровье и, как следствие, его способности, вследствие психического расстройства, руководить четырехсоттысячным городом. Заявитель полагает, что имеющиеся у него доказательства свидетельствуют о наличии у Голкова психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значения своих действий или руководить ими”.

Во время предвыборной кампании действующий мэр бросил все силы и средства на то, чтобы продвигать в депутаты горсовета (а именно они будут выбирают следующего мэра) своих сторонников, одновременно ограничивая возможности оппозиции. Не удалось. Снятые с выборов оппозиционные кандидаты были восстановлены в судебном порядке. Осталось уповать только на избирательные комиссии и административный ресурс. И примеры его использования не заставили себя ждать.

Третьего сентября в столице Бурятии началось досрочное голосование на выборах депутатов горсовета. В территориальной избирательной комиссии Железнодорожного района города за четыре часа ежедневной «досрочки» успевают проголосовать около 200 человек. Персонажи приходят разные: от членов избирательных комиссий других округов города, которые в день голосования будут заняты, и рожениц на сносях до откровенно синих пропойц, утверждающих, что в канун дня голосования будут командированы за рубеж. Народ подвозят автобусами, расплачиваются с ними за «правильное» голосование за углом, не отходя от кассы.

Представителя Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ) в качестве наблюдателя не зарегистрировали и присутствовать ему на территории избирательного участка запретили, что является прямым нарушением сразу двух Федеральных законов – ФЗ-2124 о СМИ и ФЗ-67 о гарантиях прав граждан, участвующих в референдумах и выборах.

А само голосование должно проходить так: избиратель ставит «галочку» напротив фамилии кандидата в бюллетене для голосования, после чего в присутствии членов избирательной комиссии и наблюдателей кладет бюллетень в специальный непрозрачный пакет и заклеивает его. На месте склейки наблюдатели и члены избирательной комиссии ставят личные подписи и печать избиркома. Такой процедуры требует Закон.

Но внимательные наблюдатели отметили прозрачность обычного почтового конверта, через который на просвет можно разглядеть за какого кандидата избиратель отдал голос. Мало того, член комиссии, заметив неаккуратную склейку конверта, уже заверенного подписями наблюдателей и печатью, перезаклеила конверт в присутствии наблюдателей, из чего те сделали вывод, что после закрытия избирательного участка такую операцию можно произвести с любым из конвертов, вложив туда бюллетень с «правильным», по мнению комиссии, голосованием.

Чтобы не допустить подмены или изъятия «ненужных» для избирательной комиссии бюллетеней, наблюдателями одного из кандидатов была предложена дополнительная мера защиты конверта с бюллетенем, а именно проклейка скотчем места склейки конверта. Вот этому избирком яростно противится, запрещая эту процедуру ежедневно в начале голосования. Наблюдатели и сами кандидаты отстаивают это право дополнительной защиты, не запрещенное законом, с пеной у рта. Комиссия сдается. На следующий день бой за скотч повторяется… и так уже 6 дней. Письменного прямого запрета на это действие комиссия не лает.

Законом напрямую указано, что избирательная комиссия должна вести реестр проголосовавших за день. Судя по всему, она такой документ создает, но наблюдателям его не показывают, Последние, разумеется, не имеют возможности поставить на нем свои подписи, как знак гарантии окончания голосования на день, и подозревают, что реестр и голосование могут продлеваться бесконечно долго, по усмотрению председателя ТИК Андросовой Марины Владимировны или ее руководства. Сама Андросова, похоже, решения принимать хоть и уполномочена, но не вольна, и звонит бесконечно по любому поводу то юристам, то в городскую избирательную комиссию. Все распоряжения передаются, а любая просьба дать письменный ответ игнорируется. Чиновница опять берет свой мобильник: настоящее телефонное избирательное право...

В начале материала мы говорили о том, что сегодня Кремль более всего заинтересован в том, чтобы выборы 14 сентября прошли с как можно меньшим количеством нарушений, и были как можно более легитимными. Сегодня власть как никогда нуждается в доверии избирателей, и поэтому на федеральном уровне контроль устанавливается очень жесткий. Центральная избирательная комиссия, соответствующие структуры президентской администрации и даже прокуратура ведут тщательный мониторинг того, что происходит в регионах. И события вокруг выборов в горсовет Улан-Удэ уже попали в сферу их внимания. Дойдет ли до организационных выводов, покажет будущее, а пока предвыборная ситуация становится все более острой.

Последние новости