18+
  1. 15 лет девальвации идей

15 лет девальвации идей

14 февраля КПРФ отмечает юбилей. 15 лет назад на II чрезвычайном съезде российских коммунистов компартия была восстановлена. Случилось это после того, как в ноябре 1992 года Конституционный суд отменил указ Бориса Ельцина о запрете деятельности компартии.

По этому случаю руководство КПРФ соберется сегодня на банкет в гостиничном комплексе «Измайлово», дабы отметить юбилей в подобающей обстановке. К чему же пришла компартия за эти 15 лет?

Классовую борьбу коммунистов лидеры КПРФ давно заменили на полное признание буржуазного парламентаризма в качестве «единственно верной линии» партии. Действительно, скандируя лозунги об антинародном режиме, элита КПРФ ни за что не хочет расстаться с мандатами депутатов «буржуазной» Госдумы. Более того, лидер компартии всерьез мечтает стать президентом на «буржуазных» мартовских выборах в РФ.

Бывший «коллега» Зюганова по КПСС, лидер Российской Коммунистической рабочей партии (РКРП) Виктор Тюлькин едко подмечает: «В программе, которую сам Зюганов со свойственной ему скромностью назвал «План Зюганова», нет самых главных шагов – организации борьбы самого народа за свои права… Все пункты изложены в жанре рассуждений на тему: «Если меня изберут президентом».

Иногда отступление на шаг – это отступление во всем. Для КПРФ подобное изречение подходит как нельзя лучше: став вполне системной оппозицией, компартия живенько признала и частную собственность, и рыночную экономику – то, что Ленин считал базой главного антагониста коммунистических идеалов - капитализма. Ведь в рядах КПРФ и ее партийных списках (как минимум - с выборов 2003 года) прочно осели крупные бизнесмены вроде бывшего председателя совета директоров ЮКОСа Сергея Муравленко, бывшего главы одной из служб этой компании Алексея Кондаурова и других.

В известном докладе о коррупции в политических партиях под названием «Штормовое предупреждение» политолог Борис Кагарлицкий писал: «В 2003 году компартия включила в свой список уже около 20 представителей олигархических структур, получив от них внушительную финансовую компенсацию (в прессе назывались цифры от $20 млн. до $30 млн.). В том числе, в список КПРФ попали представители ЮКОСа А. Кондауров, С. Муравленко, О. Черковец, Е. Никулищев, А. Нагорный, С. Багдасаров».

И сегодня «КПРФ… в какой то степени принадлежит олигархам. В депутатском корпусе у них хватает людей, которые являются достаточно богатыми и влиятельными», - отмечает лидер Союза Коммунистических партий Олег Шенин.

Нетрудно представить, чем под прикрытием мандатов КПРФ занимаются «олигархи» районного и регионального масштаба в Госдуме. Но беззастенчивый лоббизм интересов «крупной буржуазии» в обмен на финансирование, не мог пройти бесследно - КПРФ давно перестала быть партией пролетариата. Партийные списки компартии давно состоят все больше из «бизнесменов» и функционеров, чем из рабочих, врачей или учителей.

Разложение затронуло и другие принципиальные сферы идеологии Компартии, в которой даже научный атеизм давно подменили на религиозное поклонение, тем более постыдное своей явной неискренностью и конъюнктурностью. Действительно, от 65-летнего убежденного атеиста Зюганова никто не ожидал как рвения православного неофита, так и обвинений в адрес КПСС (!) «за неправильное отношение к церкви».

Тем более, что Владимир Ленин, видевший особую для коммунистов опасность в объединении христианства и социализма, предельно четко указал: «Религия - род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человеческую жизнь». Однако, ныне вождь коммунистов с гордостью рапортует, что около 30% членов и активных сторонников КПРФ являются верующими.

На этом фоне уже не вызывает удивления тот факт, что в погоне за правым электоратом, близким к «имперским» воззрениям и национал-шовинизму, былой интернационализм компартии трансформировался в махровый национализм. Как иначе объяснить и ярую риторику руководства КПРФ, и ее неприкрытый альянс с ультраправыми группировками вроде ДПНИ Александра Поткина или одиозного «Славянского Союза» Дмитрия Демушкина?

Но для «широких масс», которые еще буквально верят в коммунизм и оценивают КПРФ по строкам старого «Манифеста» Карла Маркса, руководство КПРФ соблюдает видимость некоего «политеса». И разглагольствует о «дружбе народов», непримиримой борьбе с «эксплуататорами» всех мастей, о всеобщем равенстве пролетариата. Правда, этот «политес» оказывается все сильнее разбавлен противоположными лозунгами и деяниями.

Например, «сионизмом правительства» и «особой ролью русского народа», признанными Зюгановым на «Русском пленуме» КПРФ (ряд депутатов от КПРФ подписал и известное антисемитское «письмо 500»); регулярными поздравлениями РПЦ и верующих с христианскими праздниками; сотрудничеством с «ультра», развернутым после событий в Кондопоге, приглашением в свои ряды «бизнесменов» и «олигархов».

Однако, самое печальное заключается в том, что столь богатая палитра деяний руководства КПРФ – от ультралевых до ультраправых, заканчивая религиозным подобострастием – это всего лишь ширма для одного искреннего желания: всеми силами держаться за ускользающую конъюнктуру. И как можно дольше морочить голову тем 8 млн. избирателей, которые на выборах в Госдуму доверили свои мечты о светлом будущем лидерам коммунистов.