18+
  1. $200 за гектар Подмосковья

$200 за гектар Подмосковья

$200 за гектар Подмосковья
И снова Московская область, и снова - скандал вокруг «земельного Клондайка», в котором, как утверждают сотрудники Счетной палаты, замешано руководство сразу нескольких районов Подмосковья. Сумма причиненного ими ущерба бюджету оценивается в 28 млрд. рублей.

На этот раз представители ведомства обнаружили нарушения в границах усадьбы «Архангельское» и Ново-Иерусалимского монастыря. Именно там, сообщает СП, были проданы земельные участки по баснословно заниженным ценам.

«Теруправление Росимущества в 2012 году, необоснованно используя льготный порядок приватизации, продавало юридическим лицам земельные участки в Одинцовском и Ленинском районах по цене многократно ниже их кадастровой стоимости», - говорится на официальном сайте СП. По данным контролирующего органа, всего в рамках этой сделки было продано более 3,5 млн. квадратных метров земли. Покупателями выступили четыре общества с ограниченной ответственностью.

Кроме того, в том же году территориальное управление Росреестра оформило право собственности физических лиц на земли архитектурного ансамбля «Архангельское», которые вообще не могут передаваться частникам. Интересно, что один из участков, по информации аудиторов, был продан в 300 раз дешевле его кадастровой стоимости - за 2,8 млн. рублей вместо 868 млн. рублей. Ну, а уже после продажи этого участка была изменена его категория - с зоны санитарной охраны водопроводных сооружений на землю, где разрешено индивидуальное жилищное строительство.

Но и это еще не все. В 2013 году было продано 44,5 га земли, входящей в зону ансамбля Ново-Иерусалимского монастыря, и еще 15,5 га, принадлежавших особо охраняемой природной территории «Верхняя Москва-река».

Вообще, махинации со сверхдорогой землей Подмосковья нередко приобретают такие головокружительные масштабы, что их участники вполне могут претендовать на звание «Бизнесмен года». Например, не так давно в Ленинском районе около трех гектаров совхозной земли было продано всего за 7 тыс. рублей. А после того, как прежнюю категорию участка (сельскохозяйственное назначение) поменяли на другую («комплексное освоение» в целях многоэтажного жилищного строительства), его стоимость взлетела до 445,5 млн. рублей - в 74 тысячи раз.

«Сейчас кадастровая стоимость земель Московской области завышена в среднем в два раза, - говорит директор аналитического центра «Гдеэтотдом.ру» Александр Пыпин. - Однако, учитывая символическую цену продажи, очевидно, что ущерб весьма значительный. При этом Росреестр только вносит данные о сделках в свою базу и никак не влияет на цену сделки: он может отказать в их регистрации по каким-то причинам, но происходит это крайне редко. В данном случае вина в большей степени, вероятно, лежит на тех лицах, которые изначально подготовили комплект документов для сделки, оформляли договоры купли-продажи, аренды».

Вот и по мнению юриста компании «Юков и партнеры» Марины Краснобаевой, во всех перечисленных случаях отвечать обязаны должностные лица, которые допустили регистрацию таких сделок. Юрист даже называет сроки заключения, которые им могут присудить, - минимум четыре года.

Впрочем, по мнению вице-президента Молодежного союза юристов Артема Кирьянова, вместо того, чтобы в очередной раз повторять банальности о воре, который должен сидеть в тюрьме, лучше изменить правила игра и установить новые, в рамках которых коррупционерам будет уже не так уютно.

«Основной коррупциогенный момент в вопросах земельных отношений - это перевод земель из одной категории в другую, в частности, из категории земель сельхозназначения в иные, которые на рынке стоят гораздо дороже, - рассказал Кирьянов «Веку». - Решение принимается органами местного самоуправления, и коррупционная емкость этого процесса огромна. Для устранения этого фактора необходимо радикальное решение - отменить категоризацию земель в принципе, а также осуществлять осознанную продажу с гарантиями потенциальных собственников по осуществлению заявленных проектов на покупаемой земле. Проектный принцип продажи позволил бы сочетать социальную функцию земли и ситуацию на рынке в каждом конкретном случае, но в рамках жесткого регламентирования и контроля сделок».

Сегодня же ни о каком жестком регламентировании говорить не приходится, поскольку, по словам Краснобаевой, 78% площади земель, внесенных в государственный кадастр недвижимости, даже не имеют актуальной кадастровой стоимости.

«Относительно актуальности кадастровой оценки - безусловно, есть вопросы, - согласен Артем Кирьянов. - В том числе практика прошлого года по Московской области говорит о том, что кадастровая оценка участка может в разы превышать рыночную стоимость. В данном случае собственник обращается в суд и с учетом независимой экспертизы получает решение суда в свою пользу. Представляется, что в ближайшие несколько лет ситуация с кадастровой оценкой нормализуется, поскольку все необходимые технические данные у соответствующих органов уже имеются и работа ведется».

Впрочем, пока что, сетуют юристы, даже оспорить сделки, подобные вновь открывшимся, практически невозможно. Явно заниженная стоимость земельных участков - не достаточное основание для того, чтобы сделку признать недействительной. Удивительно, но законы дикого рынка, царящие в России, не распространяются на такие «хлебные» сферы, как спекуляция земельными участками.

«Там, где присутствует государство, нет рыночных отношений, - пояснил «Веку» аналитик УК «Атон-менеджмент» Дмитрий Голубовский. - Это та же история, что с министром обороны Анатолием Сердюковым, который по дешевке распродал имущество своего ведомства. Это же тянется еще со времен приватизации, когда приближенные к власти олигархи за бесценок получали госсобственность. Схема, по сути, одна и та же: объявляется какая-то распродажа, о которой знают и к которой допущены только нужные люди. Они покупают по той цене, которую назначат. Чиновники получают откат или это делается за взятку. Конечно, никакого рынка в этом случае нет. Есть кража. Рынок появляется уже тогда, когда это краденое продают на рынке любому желающему.

Что касается таких проверок со стороны Счетной палаты, то мне трудно понять логику аудиторов, которые вдруг решили поработать в Одинцовском районе, а Красногорский обошли. Нужно быть чиновником, частью системы, чтобы разбираться в этих раскладах. Иногда жуликов ловят, иногда мошенничество удается. В сущности, можно при желании поймать всех. Если этого не происходит, то лишь потому, что коррупция в России проникла на самый верх государственной власти».