18+
  1. 31 января: почему лукавят правозащитники

31 января: почему лукавят правозащитники

31 января эпатажный писатель Эдуард Лимонов и бывшая диссидентка Людмила Алексеева намерены вновь, вопреки решению московских властей, выйти на "митинг несогласных" в центре Москвы. Обычная хулиганская акция, о которой вообще не было бы никакого смысла говорить, если бы не апеллирование оппозиционеров к закону.

Единственный смысл сформулированной бывшим лидером национал-большевиков Эдуардом Лимоновым "Стратегии-31" (в рамках которой и заявляются митинги по 31-м числам каждого месяца) заключается в намерении публичного выступления против закона и власти. Это же является и единственной причиной медийного успеха акции несогласных - наблюдателей интересует не столько 31-я статья Конституции РФ, сколько количество арестованных участников несанкционированного мероприятия. А у ж присутствие в автозаке, к примеру, 82-летней главы Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой в костюме Снегурочки только добавляет остроты происходящему. При этом, разумеется, никто не вспоминает о том, что "арестовали" Алексееву исключительно из соображений её же безопасности, дабы престарелую диссидентку не задавили в толпе сами же "несогласные".

Схема выглядит чрезвычайно просто: оппозиционеры подают заявку на проведение митинга (выставляя, как правило, неприемлемые условия), власти в проведении мероприятия отказывают, после чего и следуют сентенции на тему "подобным поведением власти демонстрируют откровенное неуважение норм российской Конституции". В частности, той самой 31-й статьи Конституции, гарантирующей право на свободу собраний.

Но акцентируя внимание только лишь на основном законе нашей страны, организаторы, мягко говоря, лукавят.

Можно, конечно, допустить, что лидеры оппозиционного движения в законах не разбираются, кроме 31-й статьи Конституции ничего не читали и публично-массовое мероприятие организуют вообще впервые. В этом случае можно было бы обязать сотрудников столичной мэрии организовать курсы по организации и проведению уличных акций "для чайников". Но новичками ни Лимонова-Савенко, ни г-жу Алексееву назвать язык не повергнётся. С законами и порядком организации митингов, пикетов и т.д. они знакомы не понаслышке, а потому более чем странно выглядит игнорирование федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", пункты которого и направлены "на обеспечение реализации установленного Конституцией РФ права граждан" на свободу собраний. Согласно этому же закону, проведение любого массового мероприятия должно быть согласовано с местными органами власти. И в случае, если его проведение по конкретному адресу невозможно - из соображений безопасности или в силу того, что площадка занята под проведение другой акции, заявка на которую поступила гораздо раньше, - органы власти должны предложить организаторам альтернативные площадки для проведения мероприятия.

Но герои нашего материала не собираются вступать в переговоры или искать компромиссное решение возникшей проблемы, а заявляют о том, что их-де права нарушены, не особо беспокоясь даже по поводу того, что своими действиями они нарушают права других граждан. Впрочем, поскольку сфера деятельности Московской Хельсинской группы, движения "За права человека", "Мемориала" и т.д. распространяются исключительно на представителей либеральной внесистемной оппозиции, подобная однобокость т.н. правозащитников уже не удивляет. Удивляет их нежелание решать проблемы в рамках правового поля, тем более, что для этого у них есть все необходимые рычаги влияния.

Та же самая Людмила Алексеева входит в состав Общественного совета при ГУВД г. Москвы и, по её словам, имеет непосредственный выход на главу столичной милиции. Она же является активным членом президентского совета по правам человека. "Я могу через председателя этого совета или даже непосредственно обратиться к президенту", - заявляет Л. Алексеева в ходе онлайн-конференции на сайте "Лента.Ру". Но не обращается. Ни сама Алексеева, ни выступающая в защиту всё тех же митингов "несогласных" и радикальных экстремистов глава президентского Совета Элла Памфилова. Более того, на последней встрече членов Совета с главой государства правозащитники говорили как раз об эффективности взаимодействия с властями. Тогда же, кстати, Дмитрий Медведев ещё раз подчеркнул необходимость оспаривать неправомерные решения в судебном порядке, поскольку альтернатива обращению в суды - это "либо самосуд, либо обращение в партком". Одним словом, как подчеркнул глава государства, "цивилизационный тупик".

Но оппозиционеры почему-то упорно не желают идти в суд. А если и идут, то только в Страсбург, в нарушение всех международных правовых норм. Может быть боятся показаться профанами в области и юриспруденции, и прав человека. А может по причине того, что им нужно не решение конкретной проблемы, а скандал, который позволит пробудить к ним интерес со стороны зарубежных спонсоров, щедро жертвующих сотни тысяч долларов на поддержку правозащитников. Вот только отстаивание интересов узкой группы лиц и субъективная трактовка тех или иных законодательных норм не имеет ничего общего с правозащитной деятельностью.