18+
  1. Артем Кирьянов: «Кнут» Минфина еще не просвистел, а заявки на налоговые «пряники» уже поданы

Артем Кирьянов: «Кнут» Минфина еще не просвистел, а заявки на налоговые «пряники» уже поданы

Артем Кирьянов: «Кнут» Минфина еще не просвистел, а заявки на налоговые «пряники» уже поданы
Минфин России открыл охоту на владельцев офшоров. Финансовое ведомство опубликовало первый «антиофшорный» законопроект, который обяжет компании платить налоги с доходов их иностранных «дочек», а физлиц - от своих зарубежных структур. В противном случае россияне, обитающие в «налоговой гавани», заплатят рекордные штрафы.

Министерству финансов РФ кажется, что придуман способ возвращения на Родину утекающих капиталов, а российский бизнес отучится от пользования офшорами. Однако инициативу финансового ведомства уже раскритиковали представители крупных компаний, считающих, что план Минфина слишком жесткий, и опасающихся двойного налогообложения.

Напомним, минфиновский законопроект о контролируемых иностранных компаниях налагает на юридические лица и граждан, в существенной степени (от 10% уставного капитала) владеющих иностранным бизнесом в офшорах, обязанность сообщить об этом в налоговые органы и заплатить налоги. А чтобы собственники не дробили доли владения, они должны будут оповестить налоговиков даже если им принадлежит всего 1% капитала компании в государстве с льготным налогообложением. Законопроект предусматривает драконовский штраф для тех, кто не заплатит налог по правилам CFC - 20% от дохода.

«Кнут» еще даже не просвистел, а заявки на налоговые «пряники» уже поданы. Хотя, конечно, мысль о кодификации антиофшорного законодательства можно поддержать», - говорит председатель исполкома Российского союза налогоплательщиков, член Общественного совета ФНС России Артем Кирьянов. По его словам, в ситуации грядущей «прозрачности мира скрывать схемы ухода от налогообложения будет все сложнее и дороже». О законопроекте Минфина в его нынешней редакции «Век» и решил побеседовать с Артемом Кирьяновым.

- Артем Юрьевич, каково отношение экспертного сообщества к первому «антиофшорному» законопроекту Минфина?

- Безусловно, проект долгожданный и в определенном смысле прорывной. В прошлом году в Совете Федерации проходили слушания по вопросу деофшоризации и были озвучены чудовищные цифры - за 20 лет из России в офшоры выведено более $800 млрд. В настоящее время большая часть российских предприятий использует офшоры в своей деятельности. Объем внешнеторговых операций, проводимых через офшорные зоны, составил в 2010 году $242,2 млрд., в 2011 году - $305,4 млрд., в 2012 году - $321,2 млрд. Доля экспортно-импортных операций с использованием офшоров в стоимостном выражении в общем объеме внешнеторгового оборота РФ составила в 2010 году 41,8%, в 2011 году - 40,9% и в 2012 году - 42,0%.

Серьезная озабоченность оттоком капиталов и уходом от налогообложения в низконалоговые юрисдикции обозначена в России уже давно. Однако потребовались годы, чтобы мировой тренд борьбы с офшорами совпал с курсом Российской Федерации. Причина этого - ожидание, как минимум, стагнации мировой экономики, а то и затяжного кризиса. В некотором смысле, Россия работала на опережение. Так, еще в 2011 году тогда премьер-министр Владимир Путин обозначил необходимость корректировки российского законодательства для предотвращения ухода бизнеса в офшоры. Курс на деофшоризацию был им продолжен в качестве президента РФ - в двух посланиях Федеральному Собранию подряд.

В 2011 году Россия подписала Конвенцию Совета Европы и ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам, которая предусматривает расширение обмена информацией, проведение совместных налоговых проверок с компетентными органами стран, участвующих в Конвенции, а также содействие в сборе налогов. Низконалоговые юрисдикции - например, Швейцария, Люксембург, Мальта, Белиз, а также заморские территории Великобритании и Нидерландов, - являются участниками Конвенции, что, безусловно, полезно для получения налоговой информации.

Напомню, что в формате G20 в качестве председательствующей страны Россия активно продвигала решения, направленные на создание к 2015 году системы автоматического обмена налоговой информацией.

В качестве показателя активности России можно отметить избрание в начале 2014 года руководителя Федеральной налоговой службы России Михаила Мишустина зампредом бюро форума по налоговому администрированию Организации экономического сотрудничества и развития. Бюро, являющееся руководящим органом форума по налоговому администрированию, было образовано по инициативе ОЭСР в 2002 году с целью установления диалога и обмена опытом между налоговыми органами ведущих стран мира. На сегодня членами форума являются 45 стран.

Таким образом, антиофшорные инициативы Минфина - это в некотором смысле патриотический акт, подготовленный многолетними усилиями России на международной арене, и в экспертной среде, несомненно, есть поддержка курса на деофшоризацию.

- Как Вы полагаете, будет ли эффект от мер по деофшоризации российской экономики, например, удастся ли вернуть в Россию капитал?

- Это, собственно, два различных вопроса - об эффективности предлагаемых мер и о возврате капиталов. Эффективность в будущем, безусловно, ожидается. Жестко прописанные правила игры и санкции за их нарушение - все это должно сделать невыгодным и рискованным использование офшоров и низконалоговых юрисдикций.

Для сравнения можно привести примеры лишь некоторых из законодательных норм, действующих в зарубежной практике и направленных на противодействие избежанию налогообложения с использованием офшоров и низконалоговых юрисдикций (т.н. General Anti-Avoidance Rules).

1) Принцип виновности для налогоплательщиков, совершающих сделки с резидентами офшоров. То есть автоматическое перемещение бремени доказывания на налогоплательщика в случае возникновения спора с налоговым органом (например, Германия, Франция, США).

2) Невозможность зачесть расходы для целей налога на прибыль, пока налогоплательщиком не будет доказано, что контрагент является конечным бенефициаром и что преследовалась деловая цель, не связанная с налоговой оптимизацией, при совершении такой сделки (например, Германия, Франция, США).

3) Обязательства по раскрытию информации об участии в организациях и трастах, зарегистрированных в офшорах (например, Германия, Франция, США).

4) Заградительные налоги. Например, во Франции в отношении практически всех доходов (дивиденды, проценты, роялти, плата за менеджерские и технические услуги, а также при распределении прибыли на филиал), выплачиваемых французской компанией иностранной организации либо физическому лицу, являющейся (являющемуся) резидентом офшора, взимается налог в размере 75% (55% до 2013 года).

5) Исключение пассивных инвестиционных доходов, в частности, дивидендов, полученных от дочерних компаний в офшорах, из-под режима освобождения доходов от участия в капитале.

Еще раз подчеркну, что в ситуации «прозрачности мира», к которой мы очень быстро приближаемся, скрывать схемы ухода от налогообложения будет все сложнее и дороже. При этом по сравнению с международной практикой ни российские налоги, ни меры по деофшоризации не должны вызывать беспокойства у добросовестного налогоплательщика.

Что касается возврата капиталов - это крайне сложный комплексный вопрос, требующий совмещения методов наказания и поощрения, «и кнута, и пряника». С одной стороны, как совершенно справедливо отметил в интервью «Российской газете» председатель совета Российского союза налогоплательщиков, первый заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин, «необходимо создать такой деловой климат в стране, при котором вывод капитала не имеет смысла, а уплата налогов в полном объеме является признанием инвестиционной привлекательности России налогоплательщиком». С другой - жестко обозначить правила игры. Обращаясь к международному опыту противодействия незаконному выводу капитала, рассмотрим показательный пример действий США в данной сфере.

Во-первых, нормативная правовая база США обязывает американского налогоплательщика уплачивать налоги с дохода, полученного в любой стране мира. Кроме того, приняты специальные правила декларирования и налогообложения нераспределенной прибыли в контролируемых иностранных компаниях (CFC Rules). Введена обязанность ежегодного представления специализированного отчета о доходах и активах на зарубежных счетах (Foreign Bank and Financial Accounts Report - FBAR). Непредоставление указанного отчета влечет жесткие санкции, вплоть до уголовного наказания, если это повлекло неуплату налогов. Таким образом, установлены нормы, нарушение которых определяет состав правонарушения (преступления).

Во-вторых, США активно обмениваются налоговой информацией, в том числе с офшорами. Первые такие соглашения были заключены еще в 2001 году. Необходимо отметить как существенное обстоятельство, что США в 2010 году приняли Закон о соблюдении налогового законодательства при наличии зарубежных счетов, больше известный как FATCA. Благодаря этому законодательному акту Налоговая служба США получила качественно новые возможности по выявлению недобросовестных налогоплательщиков и привлечению их к ответственности.

В-третьих, на фоне очень сильной национальной нормативной правовой базы, препятствующей выведению доходов из юрисдикции США, и существенно расширяющихся возможностей по обмену налоговой информацией, в 2009 и 2011 годах США объявили налоговую "амнистию". Налогоплательщики, которые согласятся на добровольное раскрытие информации о зарубежных счетах и полученных доходах, должны будут заплатить все неуплаченные налоги, пени и штрафы. В обмен не будет возбуждено уголовное дело.

(Окончание следует)