«Азовское – это внутреннее море РФ»: важные тезисы Владимира Путина на Совете по правам человека

«Азовское – это внутреннее море РФ»: важные тезисы Владимира Путина на Совете по правам человека
Фото: http://kremlin.ru
Специальная военная операция может стать «длительным процессом», «Азовское море стало внутренним морем РФ» и «ответно-встречный ядерный удар» – вот главные тезисы президента РФ Владимира Путина на заседании СПЧ.

​Как и большинство публичных мероприятий с участием президента РФ, заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) интересно тем, что на встрече российского лидера с правозащитниками прозвучали новые политические заявления Владимира Путина.

​Под знаком СВО

Реклама на веке

​17 ноября Владимир Путин включил в состав СПЧ ряд военкоров, общественников и журналистов, активно проявивших себя в ходе СВО на Украине – всего 10 человек. Это одна из руководителей движения «Свободный Донбасс» Елена Шишкина, военкор «Комсомольской правды» Александр Коц, президент благотворительного фонда «Справедливая помощь Доктора Лизы» Ольга Демичева, глава Союза писателей России Владимир Иванов и другие.

На этом заседании СПЧ, которое прошло в формате видеоконференции, тема СВО на Украине стала центральной. Конечно, звучали и другие темы - низкие зарплаты врачей, проблема психологического выгорания в медицинской сфере, вопросы реабилитации медиков, которые возвращаются из зоны СВО, необходимость правового регулирования деятельности НКО, введение уголовной ответственности за утечки персональных данных и т.д. Но даже если выступающий начинал говорить о другом, то чаще всего разговор все равно так или иначе касался военной операции на территории соседней страны.

​Самым первым Путин озвучил предложение создавать собственные международные площадки, которые занимались бы мониторингом и защитой прав человека.

​В своем выступлении Владимир Путин прямо заявил, что такие международные правозащитные организации, как Совет по правам человека Организации Объединенных Наций, Совет Европы и другие, годами не реагировали на обращения, связанные с гибелью жителей Донбассе, а после начала СВО резко активизировались и начали обвинять во всех бедах Россию.

​«Всё это означало, что эти структуры не способны выполнять свои уставные задачи. Ввиду их очевидной предвзятости Россия была вынуждена отказаться от членства в ряде этих организаций», - пояснил президент РФ.

​В связи с этим Владимир Путин предложил российскому Совету по развитию гражданского общества и правам человека выходить на международный уровень. Правда, здесь большой вопрос «а по Сеньке ли шапка»?

«Полагаю, что наш Совет как институт, работающий с широким кругом общественных организаций в России и за рубежом, мог бы стать эффективной международной площадкой, где бы обсуждалась проблематика прав человека и их защиты в современном мире», - заявил Путин.

Кто за девушку платит

Конечно, пока что заявление про «эффективную международную площадку» - это только слова. Но они означают, что в Кремле как минимум задумались о формировании альтернативных структур с претензией на международный статус. Хотя, по факту, этот вопрос назрел и перезрел еще лет 15 назад. В связи с этим сразу же возникает главный вопрос. Создать организации с претензией на международный статус можно сколько угодно. Но задача в том, чтобы такие организации звучали в западных СМИ, а в идеале могли повлиять на общественное мнение и на Западе, и по всему миру.

А с этим очень большой вопрос, потому как, судя по выступлениям участников СПЧ, у них нет видения, как решать данную проблему. Скажем, глава Совета Валерий Фадеев пообещал, что СПЧ и дальше будет направлять обращения в Совет по правам человека ООН, Совет Европы и другие организации. При том, что в начале своего выступления сам же и заявил: в ответ на сообщения о казнях мирного населения в Купянске и убийствах российских военнопленных «международные правозащитные организации молчат».

Хотя все взрослые люди и должны понимать, что при капитализме «кто девушку ужинает – тот ее и танцует». В общем, по итогам заседания СПЧ стало очевидно, что старый подход, когда Совет выступает как передаточное звено, просто пересылающее информацию в международные организации, больше не работает.

Правда, исполнительный директор МИА «Россия сегодня» Кирилл Вышинский (сам «хлебнувший» прелестей украинской тюрьмы) сообщил, что единственные, кто реагируют – «это институции, связанные с ООН, и то, как сказали бы в народе, очень «мляво» они это делают, реагируя в том числе и в первую очередь на ужасающие военные преступления, которые уже невозможно не замечать».

«Это, пожалуй, единственная структура, которая хоть как-то на это реагирует», - резюмировал Вышинский.

Судя по всему, Владимир Путин неоднократно задумывался над этим вопросом, поскольку возвращался к нему снова и снова. Например, в ответ на выступление журналистки Марины Ахмедовой президент еще раз подчеркнул, что Запад использует международные правозащитные организации как инструмент для вмешательства во внутренние дела других стран по всему миру.

«Эти правозащитные организации, западные правозащитные организации, теперь мы в этом окончательно убедились, создавались не как инструмент борьбы за права человека, а прежде всего как инструмент влияния на внутреннюю политику России и других стран бывшего Советского Союза», - отметил Путин.

В связи с этим, по словам президента РФ, международные организации просто игнорируют факты ранений и гибели мирных жителей Донбасса.

«Что касается обстрелов населённых пунктов Донбасса. Вы упомянули об одном из них, где погибла Ваша коллега. Я вчера разговаривал с руководителем Донецкой Республики, Пушилин Денис мне звонил. Действительно, удары наносятся прямо по жилым кварталам. Ну, не может об этом никто не знать! Все молчат, как будто ничего не происходит. Это, конечно, ужасно», - подчеркнул глава государства.

Затем Елена Шишкина из движения «Свободный Донбасс» в своем выступлении привела пример, как жители Луганска и Донецка подали более 10 тыс. жалоб в Европейский суд по правам человека, а ЕСПЧ просто динамит рассмотрение этих ходатайств.

Правда, если уж по-честному, то при президенте Петре Порошенко украинская армия тоже обстреливала Донбасс, пусть и не с такой интенсивностью. Но Кремль активно наращивал товарооборот с Украиной и всячески «решал вопросы» с администрацией Порошенко. Да и Зеленского три года назад в Париже первые лица РФ во главе с Владимиром Путиным уговаривали в первую очередь пролонгировать контракт по транзиту газа между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом».

Есть у СВО начало – нет у СВО конца?

Большой резонанс получили слова Владимира Путина о том, что Кремль не планирует новую волну мобилизации. Путин сообщил, что из 300 тыс. мобилизованных сегодня около 150 тыс. находятся в зоне СВО, причем 77 тыс. военнослужащих – на переднем крае, а остальные – на втором и третьем рубеже обороны. А еще около 150 тыс. мобилизованных проходят подготовку на полигонах и в учебных центрах Минобороны.

«В этих условиях разговоры о каких-то дополнительных мобилизационных мероприятиях просто не имеют смысла, и необходимости для государства и для Министерства обороны в этом на сегодняшний день нет никакой», - резюмировал президент.

Еще больший резонанс получило заявление президента о том, что военная операция может превратиться в «длительный процесс». Хотя Владимир Путин не утверждал, а только предположил.

«Что касается длительного процесса и результатов СВО, конечно, это длительный процесс, может быть», - так дословно прозвучала реплика президента РФ.

Кроме того, Владимир Путин коснулся и такого важного вопроса, как результаты СВО. В первую очередь, сделал акцент президент, Азовское море – это отныне внутреннее море Российской Федерации.

«Но потом Вы упомянули о том, что появились новые территории – это всё-таки значимый результат для России, это серьёзный вопрос. И, чего уж греха таить, Азовское море стало внутренним морем Российской Федерации – это серьёзные вещи», - подчеркнул Путин.

Видимо, Владимиру Путину очень понравился тезис о том, что «Азовское море – стало внутренним морем», потому что он даже провел параллели с политикой Петра I. «Петр I ещё боролся за то, чтобы выйти к Азовскому морю», - напомнил Владимир Путин.

По закону бумеранга

Надо отдать должное почетному президенту фонда «Антимафия» и знаменитому следователю Евгению Мысловскому, который настойчиво говорил не о глобальных вопросах вроде того «как космические корабли бороздят просторы Вселенной», а сконцентрировался на страданиях мирных жителей Донбасса.

Мысловский пояснил, что за каждым обстрелом Донбасса «стоит конкретный тамошний украинский начальник». По его словам, «многие из них уже убиты, то есть, наказаны, но об этом почему-то молчат». В связи с этим Мысловский предложил сделать такую информацию достоянием общественности.

Мысловский высказал вроде бы простую мысль, но проблема в том, что до него никто не поднимал вопрос на таком уровне. Путину предложение понравилось – и он начал его развивать, добавив, что «те, кто по жилым кварталам стреляют, их тоже несложно вычислить, это правда. Я пометил для себя».

Другой вопрос, почему об этом задумались только на девятый год войны в Донбассе.

Кроме того, Путин предупредил, что в Польше «националистические элементы спят и видят, [как] вернуть так называемые свои исторические территории, то есть забрать западные территории, которые Украина получила в результате решения Иосифа Виссарионовича Сталина после Второй мировой войны». Надо сказать, что первые лица РФ (например, Сергей Нарышкин, Николай Патрушев) уже не впервые предупреждают о территориальных амбициях Польши, правда, пока что все эти планы остаются только в теории.

Ответно-встречный ядерный удар

Наконец, последним резонансным тезисом стали слова президента РФ о возможности применения ядерного оружия.

Одна из последних выступающих, глава фонда «Центр гражданского анализа независимых исследований «Грани» Светлана Маковецкая высказала мнение, «что истинным жестом доброй воли могло бы стать Ваше личное, Владимир Владимирович, заявление, что Россия ни при каких обстоятельствах не применит первой ядерное оружие. И, возможно, уточнение в связи с этим Основ госполитики по ядерному сдерживанию».

Путин вызов принял и начал с того, что, по его мнению, «такая угроза (т.е. угроза ядерной войны – прим. «Века») нарастает, что здесь греха таить». Путин публично заявил, что «Россия ни при каких обстоятельствах не применит первой» (ядерное оружие – прим. «Века»). А дальше прозвучал очень важный тезис, что стратегия ядерного сдерживания России базируется на так называемом «ответно-встречном ударе».

По словам Путина, в случае ядерного удара по территории России просто не будет физической возможности нанести «ответный удар». Поэтому у РФ на вооружении имеется концепция «ответно-встречного удара». Проще говоря, если в Вашингтоне или Лондоне решат нанести ядерный удар по России, то могут сразу же заворачиваться в белую простыню и ползти на кладбище, потому что ответный залп последует без колебаний и в минимально короткие сроки.

«По поводу того, что Россия ни при каких обстоятельствах не применит первой. Но если не применит первой ни при каких обстоятельствах, значит, и второй тоже не применит, потому что возможности применения в случае нанесения ядерного удара по нашей территории сильно ограничены», - заявил президент РФ.

«Тем не менее, наша стратегия применения средств защиты, а именно как защиту мы рассматриваем оружие массового поражения, ядерное оружие, она вся настроена вокруг так называемого ответно-встречного удара, то есть, когда по нам наносится удар, мы наносим в ответ», - пояснил Путин.

Надо сказать, что многие западные и украинские СМИ раскручивают угрозу в стиле «Путин угрожает всему миру ядерным оружием». Хотя на самом деле это украинский президент Владимир Зеленский публично во время заседания think tank в Австралии призвал нанести по России «превентивные удары». Да и экс-премьер Великобритании Лиз Трасс тоже отметилась громким заявлением о том, что без колебаний нажмет на «ядерную кнопку», если речь зайдет об ударе по России.

Поэтому слова Путина о том, что «мы не собираемся размахивать этим оружием, как бритвой, бегая по всему миру», адресованы не только Вашингтону и Лондону, но и всему мировому сообществу.

«Но, конечно, исходим из того, что оно есть. Это естественным образом сдерживающий фактор, не провоцирующий к расширению конфликтов, а сдерживающий фактор. И надеюсь, это все понимают», - многозначительно произнес президент.

Итак, заседание Совета по правам человека стало еще одной публичной площадкой, на которой Владимир Путин озвучил важные внутриполитические и международные месседжи. А это значит, что в Кремле продолжат подобную практику, когда ответы на жизненно важные вопросы звучат в ходе публичных мероприятий с участием президента РФ.

Реклама на веке
Обменяли узника тюрьмы «Марион» на американку: США согласились освободить Виктора Бута в обмен на Бриттни Грайнер Как решать задачи по химии
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются