18+
  1. Березовский возвращается в Россию?

Березовский возвращается в Россию?

Березовский возвращается в Россию?
Британская столица многие годы является местом эмиграции представителей разного рода российского бизнес-сообщества. Но, без сомнения, самый известный лондонский олигарх в изгнании – Борис Березовский.

С 2000 года Борис Абрамович грозит оттуда всеми карами российской действительности, при этом до недавнего времени особо не заботясь о средствах к существованию – времена лихих 90-х позволили Березовскому без труда вывести капитал в безопасные офшоры. Однако он не единственный, кто, хапнув денег в России, осел в Лондоне. Другой его товарищ по автомобильной столице Тольятти уже шестой год беззаботно наслаждается прогулками по Гайд-парку. Речь про владельца ОАО «Тольяттиазот» Владимира Махлая и его сыновей – Сергея и Андрея, с которыми, по некоторым сведениям, отец щедро поделился акциями ТоАЗа. Что характерно, обоих гламурных «изгнанников» объединяет нечто значительно большее, чем лондонские туманы. Оба олигарха сбежали из России от уголовного преследования за мошенничество в особо крупных размерах. Оба «заработали» свои капиталы ещё в 90-х, и оба же – в криминальной столице России Тольятти. Как выясняется, это не случайные совпадения – между альтернативно-законной деятельностью двух олигархов есть чёткая связь.

Напомним, звезда Бориса Березовского взошла в начале 90-х, когда он основал АО «Логоваз» (крупнейший продавец автомобилей в стране на тот момент). Основным способом заработать дополнительные капиталы была так называемая схема реэкспорта. Она основывалась на том, что цена вазовских авто за границей была значительно ниже, чем в России. Схема проста и гениальна: по документам машины уезжали «за бугор», откуда уже продавались по реэкспорту в Россию. Но только по документам. На самом деле машины никуда не двигались, а спокойно продавались потребителям на территории всего бывшего СССР.

И ещё один любезный сердцу любого ушлого бизнесмена нюанс такой схемы – «живые» деньги уходили на зарубежные счета, где разлетались по многочисленным офшорам.

Двое из ларца

«Эти парни – преступники в возмутительном масштабе, – говорит один американский бизнесмен, который поставлял тогда запчасти АвтоВАЗу. – Это как если бы Счастливчик Лучано (известный американский гангстер 30-х годов) был назначен председателем совета директоров компании «Крайслер». Этот бизнесмен признался, что должен был делать крупные платежи в Лозанну (Швейцария), в компанию «Форус» (финансовые услуги), которая, как он утверждал, принадлежала тогдашним вазовским администраторам.

А кто тогда был самым крупным из них и ключевой фигурой в АвтоВАЗе? Борис Березовский.

На тайное совещание в Лондоне, которое собрал Владимир Махлай, съехались его сыновья – Андрей и Сергей, сбытовик Андреас Циви, некоторые из наиболее приближённых членов совета директоров. По некоторой информации, на совещании в Лондоне присутствовал и Борис Березовский.

«Форус» – лишь одна из множества компаний, которыми (прямо или косвенно) владел Березовский, в России, на Кипре, в Швейцарии, Люксембурге, Ирландии и на Карибских островах. С их помощью он контролировал валютные поступления нескольких крупнейших промышленных предприятий страны. Эти финансовые компании зарабатывали миллионы долларов с помощью невероятно высоких гонораров, кредитов, выдаваемых под огромные проценты, или попросту прокручивая оборотные средства. Это была довольно сложная финансовая сеть, идеально приспособленная для вывоза денег из России, упрощавшая движение капитала по всему миру, позволявшая минимизировать налоги и парировать атаки проверяющих органов. Сегодня по-прежнему некоторые из этих компаний (в том числе и «Форус») находятся в центре многих уголовных расследований, проводящихся в России и Швейцарии, в связи с подозрениями в хищениях, мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и отмывании денег.

Владимир Махлай в это же время, будучи так называемым «красным директором», тем не менее прекрасно понимал, что минеральные удобрения и аммиак востребованы за рубежом вне зависимости от того, какой строй в России – социализм или капитализм. Для вывода прибыли с продаж этой продукции Махлай применил похожую схему. По всей вероятности, своим талантом Березовский щедро поделился с Махлаем, который импонировал ему своей предприимчивостью. Впрочем, Березовский имел и другой талант: вовремя разглядеть и «приручить» перспективного персонажа, который пригодился бы ему в дальнейшем. И, как показали более отдалённые события, с Махлаем он почти не промахнулся.

Итак, начиная с 1992 года основным покупателем продукции «Тольятти-азота» (ТоАЗ) становится американская компания IBE Trade. Ему ТоАЗ отправляет товар по цене себестоимости и ниже, а вот дельту от продажи свободные от этических сомнений партнёры направляли опять же в Швейцарию в подконтрольные Махлаю фирмы. Основатели IBE Trade – венгр Имре Пак и Александр Ровт, гражданин США и партнёр Бориса Березовского по вышеупомянутой компании «Форус».

Развёрнутая в то время Березовским деятельность была далека от идеальной и ещё более далека от законной. Она привлекала к себе внимание с двух сторон – криминалитета и правоохранительных органов. Очень часто эти интересы самым жестоким образом пересекались. Недаром в середине 90-х годов журналисты окрестили Тольятти городом бандитского беспредела. Чуть ли не каждый день в автомобильной столице России гибли люди. В изучении того периода ещё не поставлена точка, но уже теперь понятно: далеко не все «разборки», которые принято объяснять переделом сфер влияния на АвтоВАЗе, связаны именно с этим легендарным заводом. Были в городе и другие, не менее привлекательные предприятия, до некоторых пор пребывавшие в тени автогиганта. В том числе и «Тольяттиазот».

Дела на Березовского и Махлая сгорели в пожаре

В 1994 году был убит Радик Якутян, глава департамента инвестиций прокуратуры Самарской области. В то время он проводил расследование по делу, имеющему отношение к организованной преступности на АвтоВАЗе. В 1997 году Министерство внутренних дел провело операцию «Циклон», несколько служб совместно организовали атаку на организованную преступность АвтоВАЗа. Этот рейд, в ходе которого 3 тыс. оперативных работников МВД, прокуратуры и налоговой полиции одновременно блокировали все выходы из помещений гигантского завода и изъяли все компьютерные файлы, стал крупнейшей операцией правоохранительных органов ельцинской эпохи. В результате рейда были получены свидетельства того, что связанные с АвтоВАЗом гангстеры совершили не менее 65 убийств руководителей предприятия, дилеров и конкурентов в деловой сфере. Были арестованы десятки людей, возбуждены уголовные дела.

Одновременно с этим как на дрожжах рос пакет Владимира Махлая в «Тольяттиазоте». Всерьёз за Махлая государство взялось только в конце 90-х. В 1999 году Самарское областное ГУВД возбудило против хозяина ТоАЗа уголовное дело. А дальше случилось нечто ужасное. Едва начались следственные действия, сам Махлай срочно лёг в больницу. А около 17 часов 10 февраля 1999 года на пульт дежурного по УВД поступил сигнал о том, что в здании ГУВД, где хранились собранные на Махлая доказательства, возник пожар. Несмотря на то что до конца рабочего дня осталось совсем немного времени, в областном ГУВД было много людей.

В тот вечер пожарные эвакуировали из горящего управления около 200 милиционеров и 50 задержанных, находившихся в следственном изоляторе. Если учесть, что всё это время в здании разрывались хранившиеся там боеприпасы, это был настоящий подвиг. В огне были уничтожены все документы по делам АвтоВАЗа и ТоАЗа. В этом страшном пожаре погибли по меньшей мере 50 работников МВД и следователей, в том числе и тех, кто вёл дела ТоАЗа... Все бумаги, равно как и протоколы следователей, сгорели дотла. А спустя короткое время внезапно выздоровевший Махлай покинул больничную палату и вновь активно занялся бизнесом.

В то же время Борис Березовский в интервью английскому изданию сказал: «Мы являемся свидетелями беспрецедентного по своим масштабам перераспределения собственности. Никто не удовлетворён – ни те, кому удалось за один день стать миллионерами: они жалуются, что им мало этих миллионов; ни те, кто ничего не получил и, естественным образом, недоволен. Поэтому я не думаю, что размах преступности по своим масштабам превышает уровень этой трансформации».

Очевидно, что во времена «первоначального накопления капитала» в России, и в Тольятти в частности, ни один «бизнесмен» не мог обойтись без специалистов силового решения вопросов.

По имеющейся у нас информации, в начале 90-х, когда площадки и офисы «Логоваза» регулярно отстреливались от конкурирующих групп, своих специалистов по безопасности широкого профиля завёл и Владимир Махлай.

И, если верить нашим источникам, у Березовского и Махлая была одна так называемая «крыша» для борьбы с наездами других ОПГ. А с 1997 года дороги Березовского и Махлая разошлись: после операции МВД на АвтоВАЗе стала безгранично хозяйствовать чеченская группировка, с которой у Березовского образовались совместные интересы. Махлай же остался привержен «славянским» корням. Кроме того, по некоторой информации, березовско-ровтовский альянс IBE Trade по перепродаже тольяттинских удобрений к концу 90-х перестал устраивать алчность Махлая, и, в лучших традициях партнёрства тех времен, он попытался их «кинуть». К тому времени Владимир Махлай уже перестал быть «деревенским пентюхом», переоделся в сшитые на заказ дорогие костюмы и нашёл новых партнёров по перекачке денег за рубеж.

«Тольяттиазот» приватизировали по схеме АвтоВАЗа

Но школа относительно честных способов отъёма собственности Бориса Березовского не прошла для Махлая даром. В 1995 году началась приватизация уникального сооружения – аммиакопровода Тольятти – Одесса, который позволял «Тольяттиазоту» значительно экономить на доставке удобрений до морского порта. Минимущество решило отдать заводу 51% создаваемой компании «Трансаммиак» в обмен на 6,1% его акций. Самарский фонд имущества позже продал эти акции через инвестиционный конкурс, победителем которого стало российско-швейцарское СП «Тафко». После этого акции были перепроданы трём швейцарским фирмам, в совете директоров которых некоторое время заседал старший сын Махлая – Андрей.

В то же время владельцем 10% акций завода стала компания Eurotoaz Limited, созданная уроженцем украинского города Ужгорода Дьёрдем Галантаи. Кстати сказать, эти 10% Eurotoaz Limited получил не даром, а в обмен на вполне реальные 20 млн долларов инвестиций, направленных в развитие предприятия. Однако в начале 2000-х компания Eurotoaz Limited непонятным образом исчезла из реестра акционеров. Именно эта пропажа из списка акционеров стала причиной для продолжающейся до сих пор судебной тяжбы между Eurotoaz Limited и ТоАЗом.

После разрыва отношений с IBE Trade крупнейшей сбытовой структурой «Тольяттиазота» стал один из акционеров предприятия – швейцарский офшор Nitrochem Distribution AG, которым через швейцарскую аграрную компанию Ameropa официально владеет Андреас Циви, сын давнего друга и партнёра Владимира Махлая, ныне покойного Феликса Циви. Сейчас через эту компанию продаётся до 1,5 млн тонн аммиака в год. Ещё одним дистрибьютором ТоАЗа стал Chimrost AG (другой формальный акционер ТоАЗа), также зарегистрированный в Швейцарии. На определённом этапе в советах директоров всех этих фирм фигурировали практически одни и те же лица, в том числе Андрей и Сергей Махлаи – сыновья Владимира Махлая. Именно через них в офшоры средства от высокомаржинальной торговли попадают на счета основных владельцев и руководителей завода – Сергея и Андрея Махлаев, президента компании Ameropa Андреаса Циви (играющего в схеме роль главного сбытчика продукции и распределителя финансовых потоков), Е.А. Королёва (генерального директора), А.Е. Попова, О.А. Крюкова, В.В. Суслова (членов совета директоров). Кстати, сама Ameropa до последнего времени владела 20% акций ТоАЗа, но после предъявления Махлаю налоговых претензий поспешно перевела их на подставные фирмы, чтобы скрыть свою аффилированность с руководством завода.

Всё это время, несмотря на некоторые трения, связанные с разрывом отношений Махлая с компанией IBE Trade Березовского, Борис Абрамович всячески поддерживал хозяина ТоАЗа: дружба важнее. До 2000 года у «Тольяттиазота» не было зафиксировано каких-либо серьёзных проблем с законом. Зато после отъезда Березовского на ПМЖ в дружелюбную Англию на Махлая обрушились обвинения в неуплате налогов и мошенничестве в особо крупном размере. Против него было возбуждено несколько уголовных дел. Заступник, который мог бы поспособствовать закрытию уголовных дел, был уже далеко. Дела эти были решены иным образом: Махлай оставил на родине все судебные тяжбы, медленно разрушавшийся завод и переехал поближе к бывшему другу – в Лондон. А тем временем сроки исковой давности по уголовным делам против Владимира Махлая тихо истекли.

В отличие от него к Березовскому у государства претензии остались. В начале апреля 2012 года Симоновский суд Москвы принял решение взыскать с Бориса Березовского и Юлия Дубова 997 млн рублей в пользу правительства Самарской области. Эта сумма – проиндексированная компенсация ущерба региона от сделок «ЛогоВАЗа» в 1995 году, по факту которых бизнесмены осуждены за мошенничество и легализацию денежных средств. Самарская область предъявляет им судебные претензии не первый год, однако физически взыскать никакую компенсацию пока не удалось.

Региональные власти судятся с господином Березовским и Юлием Дубовым не первый год. В 2009 году Борис Березовский был заочно признан виновным в мошенничестве и легализации денежных средств. В основу обвинения легла сделка, заключённая в 1995 году между ОАО «АвтоВАЗ» и АОЗТ «ЛогоВАЗ» о поставке легковых автомобилей. По версии следствия, «ЛогоВАЗу» было поставлено 20 тыс. автомобилей «ВАЗ» различных моделей, которые впоследствии были реализованы Березовским. Полученные средства, составлявшие, как считают правоохранительные органы, около 144 млрд неденоминированных рублей, были потрачены им по собственному усмотрению, а счета АвтоВАЗу за поставленные автомобили оплачены не были.

Впрочем, с 1995 года выведенные Березовским средства оказались потраченными. Тратил их Березовский, как и обещал, на организацию мероприятий, направленных на подрыв государственного строя России и свержение правительства: медиакампании, пресс-конференции, различного рода хитроумные комбинации и подставы, как ставшие известными, так и до сих пор покрытые мраком. И средства эти за долгие годы естественным образом подошли к концу. Находясь вдали от родины и источников пополнения ресурсов, Березовский занялся поисками других способов восстановления своей финансовой мощи.

Именно эти поиски, по мнению некоторых наблюдателей, инициировали приезд в Лондон Владимира Махлая, который смог, избегая контроля российских надзорных ведомств, контролировать мощные финансовые потоки, направляемые по каналу ТоАЗ – Королёв – Циви – Махлай. После того, как Березовский напомнил Махлаю о старой дружбе, эта цепочка распределения денег удлинилась ещё на одно звено. Таким образом, Березовский решил свою задачу и получил постоянный доступ к непрекращающемуся потоку так необходимых ему денежных средств. Сделка оказалась взаимовыгодной – Махлай взамен обрёл физическую и юридическую неприкосновенность.

На судьбоносном совещании присутствовал Березовский

28 марта 2012 года в Лондоне прошло экстренное совещание руководства и владельцев ОАО «Тольяттиазот». Поводом к встрече послужило состоявшееся несколькими днями ранее закрытое совещание в Министерстве промышленности и торговли РФ, на которое был приглашён генеральный директор ОАО «Тольяттиазот» Евгений Королёв и другие руководители «Тольяттиазота».

В действительности же Королёва не просто пригласили, а вызвали в Москву «на ковёр». Повесткой дня срочного совещания по «Тольяттиазоту» стал анализ тревожной ситуации, сложившейся на предприятии, связанной с занижением стоимости на выпускаемую ТоАЗом продукцию и продажу её с использованием зарубежных офшорных компаний. Следствием реализации этих схем, как сейчас поняли в правительстве, стали недополучение предприятием прибыли и недоплата налогов в бюджеты, острый дефицит инвестиций в ремонт и обновление оборудования, установку очистных сооружений.

Резонансной в этом отношении стала проведённая весной прошлого года проверка Ростехнадзора, выявившая на ТоАЗе 558 нарушений промышленной безопасности, создающих угрозу техногенной аварии на опасном химическом производстве. А в конце 2011 года на «Тольяттиазоте» прошла проверка Росприроднадзора, обнаружившая многочисленные случаи превышений ПДК вредных веществ в выбросах завода, загрязнений водных объектов, размещение несанкционированных свалок отходов на территории предприятия и т.д.

Эти факты и стали поводом для разборок в федеральном ведомстве. От генерального директора ТоАЗа Евгения Королёва потребовали подробных объяснений. Оказавшись в довольно затруднительном положении, он послал сигнал SOS своему хозяину – Владимиру Махлаю. Впрочем, паника в стане руководства ТоАЗа была вызвана вовсе не интересом правительства к нарушениям в области промышленной безопасности и экологии, на что им всегда было наплевать. Самое главное, что под угрозой оказалась судьба самой схемы перекачки прибыли предприятия за рубеж.

На тайное совещание в Лондоне, которое собрал Владимир Махлай, съехались его сыновья – Андрей и Сергей, сбытовик Андреас Циви, некоторые из наиболее приближённых членов совета директоров. По некоторой информации, на совещании в Лондоне присутствовал и Борис Березовский. Не исключено, что российские проблемы «Тольятти-азота» могут помешать финансированию планов Березовского по его триумфальному возвращению в Россию. Едва ли он может сдержать проснувшийся интерес федеральных чиновников к деятельности ТоАЗа, грозящий обернуться финансовым крахом всех участников схемы и его лично как конечного звена.

Используя Махлая с вполне определённой целью, именно Березовский, без сомнения, стал теперь интеллектуальным ядром тольяттинской группировки. Что он предпримет в этих условиях? Надавит на тайные кнопки и, воспользовавшись «пересменкой» в российском руководстве, погасит интерес властей к бедственному положению «Тольятти-азота» – самого крупного в мире химического предприятия? Или пойдёт ва-банк и даст новый бой российской государственности, сумев быстро мобилизовать на это накопленные средства? Станем ли мы свидетелями его триумфального возвращения в Россию? Какую роль во всём этом сыграет нынешнее руководство «Тольяттиазота»? Существует несколько версий дальнейшего развития событий, редакция будет следить за изменениями в расстановке сил.