18+
  1. Беспредел западных фармкомпаний остановят в России

Беспредел западных фармкомпаний остановят в России

Беспредел западных фармкомпаний остановят в России
Западные фармакологические компании не должны получать сверхприбыль за счет российских больных. Ситуацию, сложившуюся на фармакологическом рынке страны, впору назвать переломной.

Верным признаком надвигающихся изменений, как считают эксперты отрасли, стали участившиеся инсинуации по поводу притеснений, которые якобы испытывают зарубежные производители медикаментов.

Что важнее: доходы или здоровье?

Тон подобного рода заявлений неслучаен. Судя по недавнему демаршу компании Novartis, иностранные фирмы, возможно, попросту не готовы конкурировать с представителями российской фарминдустрии.

Новость, впрямую затрагивающая интересы сотен тысяч пациентов российских больниц, появилась благодаря письму некого ООО "Новартис Фарма". Суть этого послания, адресованного "всем заинтересованным лицам" и подписанного руководством "Новартис Фарма", сводилась к следующему. Прежде всего, компания выразила свою позицию относительно начальной (максимальной) цены противолейкозного препарата гливек (действующее вещество - иматиниб) на открытых закупочных аукционах минздрава. Кроме того, ООО "Новартис Фарма" посчитало нарушением прав своей компании, если в аукционе примут участие фирмы, представившие к поставке другие препараты, содержащие активное действующее вещество иматиниб.

Свой интерес автором письма указывается прямо, без околичностей: в прайс-листе "Новартис Фарма" цена упаковки препарата составляла 66 405 рублей, тогда как российское государство было готово закупать его по 46 254 рубля. Согласившись с условиями открытого аукциона, компания должна была бы почти на треть снизить цену своего продукта. Учитывая масштаб оплачиваемых из бюджета поставок препарата в онкологические клиники страны, победа в аукционе могла обойтись компании в несколько миллиардов.

Поэтому, борьбу за деньги российских налогоплательщиков ООО "Новартис Фарма" пообещала продолжить другими средствами, набор которых включал "...арест и уничтожение контрафактного препарата".

В ближайшие два-три года более половины предназначенных для закупки лекарств бюджетных денег будет тратиться на отечественные препараты

Судя по тексту письма, словом "контрафакт" была названа вполне легальная продукция других компаний, принявших участие в открытых аукционах минздрава, состоявшихся в июле-августе нынешнего года. Речь шла, судя по всему, о ряде других зарегистрированных в России препаратах на основе иматиниба.

Фармакология: взгляд из "лихих 90-х"

Конечно, это письмо никаких серьезных последствий не имело. Открытые аукционы состоялись в точном соответствии с духом и буквой закона. Можно сказать, что главным их победителем стали сотни тысяч онкологических больных: торги с последовательно снижаемой ценой позволили сберечь государственные средства, а медики получили эффективные и качественные препараты.

Ответная реакция "Новартис Фарма", могла бы заинтересовать только российских законодателей. К сожалению, наша страна пока не имеет механизма правовой защиты фармакологического рынка в подобных и других спорных ситуациях. "Новартис Фарма" выступает официальным представителем транснациональной Novartis International AG, одного из крупнейших мировых фармпроизводителей и до недавнего времени фактического "законодателя цен" на российском рынке противоопухолевых препаратов.

Эту монополию вряд ли можно назвать "естественной". Как и вся отечественная промышленность, после развала Советского Союза фармакологическая отрасль находилась в состоянии полураспада. По сути, российские заводы производили сырье и ограниченный ассортимент достаточно простых медикаментов. Современные препараты приходилось покупать за рубежом.

Иностранные компании, открыв для себя новый рынок, спешили "застолбить" его долгосрочными контрактами и соответствующими патентами. Задачу упрощала редкостная, по западным меркам, сговорчивость чиновников. Национальные интересы и судьбы больных оставались за рамками многостраничных договоров. Вера в скорое возрождение отечественной фарминдустрии оставалась уделом неисправимых оптимистов. В результате целые секторы российского рынка медицинских препаратов оказались в практически безраздельном владении транснациональных корпораций. Понятно, что говорить о рыночной конкуренции, социальной ответственности и тому подобных вещах в те годы было не принято.

Неестественная монополия

Ущерб от монополии отдельно взятого фармпроизводителя трудно рассчитать в рублях или долларах. К примеру, противоопухолевый препарат, о котором говорится в письме ООО "Новартис Фарма", назначают, говоря языком врачебных заключений, по жизненным показаниям.

Если верить официальной статистике, ежегодно в нашей стране гибнет от рака более 250 тысяч человек, и диагностируется около полумиллиона новых случаев этого заболевания. Поэтому, государство тратит на закупку профильных медикаментов миллиарды бюджетных рублей.

Тем временем в полном соответствии с законами "дикого капитализма", монополия дает зарубежным компаниям возможность беспрепятственно повышать цену. Растущая год от года сверхприбыль иностранных фармпроизводителей обеспечивается за счет урезания прочих, менее важных статей расхода отечественной системы здравоохранения.

В результате, до недавнего времени транснациональные гиганты получали деньги, которые вполне могли бы пойти на реконструкцию и строительство российских больниц, зарплату врачей, содержание поликлиник и закупку нового медоборудования. И беззастенчиво богатели, взяв в "лекарственные заложники" сотни тысяч больных.

Конечно, гонка цен на жизненно необходимые медикаменты не могла продолжаться вечно. Наука, как известно, развивается поступательно. Поэтому, на смену прежним "патентованным" препаратам рано или поздно приходят их зачастую более совершенные аналоги.

Лекарства, по своим свойствам идентичные брендовым медикаментам, называют дженериками. Как однажды заметил генеральный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Давид Мелик-Гусейнов, "...дженерическая замена - это необратимый процесс. Их использование экономически оправдано во всем мире, потому что позволяет экономить бюджет на терапию, в том числе социально значимых заболеваний: рака, туберкулеза, гепатита, и охватить большее количество пациентов".

Не случайно, что в странах Запада на долю таких препаратов приходится от 35 до 60 процентов рынка. И далеко не во всех случаях речь идет о копиях патентованных лекарств. По мнению специалистов, многие дженерики следует считать новыми фармакологическими препаратами.

Политика государственных закупок должна иметь четкие, прозрачные правила игры на рынке, исключить лазейки для обхода конкурсных процедур

Именно с такими медикаментами, судя по тексту письма ООО "Новартис Фарма", придется конкурировать западному производителю брендовых противоопухолевых препаратов. Кстати, неудача в борьбе с дженериками была далеко не первой для владельца торговой марки "Гливек".

Препараты национального значения

Бренды, как и медикаменты, имеют свой срок годности. Патент на продажу гливека в России утратит свою силу только весной 2013 года. Но, с точки зрения медицинской науки, это довольно старое лекарство. Аналоги гливека, по инерции называемые дженериками, создавались с учетом накопленного опыта клинического применения препаратов подобного типа.

К тому же, препараты на основе иматиниба сегодня выпускают как российские, так и западные фармпроизводители, что обеспечивает здоровую рыночную конкуренцию. Производители продвинутых аналогов гливека имеют соответствующие патенты. К примеру, российский "Филахромин" выпускается в соответствии с лицензией компании "Химфармресурс", которая зарегистрировала свои права на новую кристаллическую модификацию иматиниба. А пензенское предприятие "Биосинтез", лауреат премии "Лучший российский экспортер 2011 года" министерства промышленности и торговли, готовится к запуску в производство современного противоопухолевого препарата генфатиниб. Качество выпускающихся здесь дженериков получило широкое международное признание: недаром "Биосинтез" стал единственным фармацевтическим предприятием России, продукцию которого закупает Китай.

Бороться с конкурентами такого калибра во всем мире считается делом бесполезным. Известно, что транснациональная Novartis International AG, 100% "дочкой" которой является ООО "Новартис Фарма", проиграв собственноручно инициированные судебные процессы в США, имеет печальный опыт безрезультатных патентных войн.

Конечно, успех дженериков обусловлен не только их высокой эффективностью и низкой ценой. Независимость от зарубежных производителей жизненно важных препаратов относится к числу вопросов национальной безопасности.

Именно поэтому, Министерство здравоохранения России заняло четкую правовую и социально-ориентированную позицию, открыв рынок для отечественных препаратов, и даже ФАС России не нашел нарушений при проведении торгов.

Действия регулирующего правительственного органа продиктовано главным требованием Стратегии развития фармацевтической промышленности на период до 2020 года "Фарма-2020": "Защита внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции и выравнивание условий доступа на рынок для отечественных и зарубежных производителей". Как заметил в ходе обсуждения Стратегии Президент Российской Федерации Владимир Путин, государство ежегодно тратит огромные деньги на закупку лекарств у фармкомпаний. Однако существующая система закупок, по словам главы Российского государства, несовершенна и позволяет производителям наживаться на налогоплательщиках. Поэтому, подчеркнул глава государства, "...необходимо решительно менять политику государственных закупок, установить здесь четкие, прозрачные правила игры на рынке, исключить лазейки для обхода конкурсных процедур".

Рынок становится цивилизованнее. Постепенно

Рынок перестает быть "диким" только при участии в нем государства. Правда, для обеспечения суверенитета в области фармакологии правительству будет недостаточно сугубо экономических рычагов. Свое слово могут сказать законодатели, лишив патент нынешнего статуса "универсальной индульгенции".

Пересмотреть принципы своей работы должны патентные ведомства, руководствуясь при регистрации патентов приоритетами новизны, эффективности и качества клинических исследований. Результат, как считают эксперты, не заставит себя ждать.

Предполагается, что уже в ближайшие два-три года более половины предназначенных для закупки лекарств бюджетных денег будут тратиться на отечественные препараты. Для этого планируется значительно расширить номенклатуру производимых в России лекарственных средств, в том числе и за счет выпуска дженериков.

Главная задача - максимально снизить зависимость России от импортных препаратов. Поэтому, как заявил Владимир Путин, в результате реализации Стратегии развития фармацевтической промышленности доля отечественных производств должна возрасти с 19 до 50% в стоимостном выражении, не менее 60% выпуска должны составлять современные инновационные препараты. При этом, в разряде жизненно необходимых лекарств доля отечественных препаратов должна достичь 85%. И первым шагом к этой цели стали недавние аукционы минздрава по закупке противоопухолевых препаратов на основе иматиниба.