18+
  1. «Бинбанк»: организованная банкирская группа

«Бинбанк»: организованная банкирская группа

Парадоксально, но факт: в России нет настоящих рейдеров. Это на Западе корпоративные хищники скупают акции компаний, диктуя свою волю их владельцам. У нас в роли «рейдеров» выступают обычные бандиты.

Поход за чужой собственностью поставил «Бинбанк» на грань сокрушительного поражения

Парадоксально, но факт: в России нет настоящих рейдеров. Это на Западе корпоративные хищники скупают акции компаний, диктуя свою волю их владельцам. У нас в роли «рейдеров» выступают обычные бандиты. Для успешного «рейда» достаточно подделать реестр собственников и устроить в заводской конторе «маски – шоу» силами наемных охранников. Или отобрать предприятие за несуществующие долги, воспользовавшись «дырами» отечественного законодательства. Правда, в последнее время промысел, по недоразумению названный «рейдерством», пошел на убыль. Как показывает пример недавнего конфликта крупных региональных торговых сетей и атаковавшего их «Бинбанка», для обезвреживания наработанных схем передела собственности вполне достаточно действующих норм арбитражного права.

В нашей стране ипотека часто приводит к судебному разбирательству: к закону апеллируют кредиторы, отчаявшиеся вернуть свои деньги. Но этот случай – особенный. Процесс, недавно закончившийся в Арбитражном суде Волгоградской области, был вызван иском заемщика. Крупная торговая сеть «Тамерлан», которая владеет сетью магазинов «Пятерочка» в Волгограде и Ростове, обратилась в суд после того, как ее кредитор «Бинбанк», потребовав досрочно погасить многомиллионный кредит, после его выплаты фактически отказался вернуть заложенные объекты недвижимости. Вывод арбитража был вполне предсказуем: своим решением судья Машлыкин вернул собственность заемщику, указав банку на неправомерность его действий. Причем, этот вердикт уже стал своеобразным прецедентом. В конце июля аналогичный иск к «Бинбанку», поданный компанией «Агроторг – Самара», рассмотрит самарский Арбитражный суд. А дальнейший разбор деятельности «Бинбанка» может вызвать лавину судебных решений, которая может разрушить основу бизнеса этого финансового учреждения.

Наша газета уже писала о конфликте «Бинбанка» и крупной торговой сети «Агроторг – Самара». Странное заявление банкиров, потребовавших у самарской компании досрочно, в течении пяти дней, погасить более чем полумиллиардный кредит, вызвало массу кривотолков в деловых кругах страны. На языке «новых русских» такая ситуация называется «наездом». Прежде всего, ультиматум никак не вписывается в рамки принятых этических норм ведения бизнеса. «Бинбанк», настаивая на немедленном возврате денег, проигнорировал как блестящую кредитную историю заемщика, так и его реальное финансовое положение. И уж совсем необъяснимым казался тот факт, как писала газета «Финансовые Известия» - «Складывалась парадоксальная ситуация: Бинбанк, настаивая на досрочном и безусловном исполнении обязательств по кредиту, одновременно создавал сложности по его погашению. А именно тянул до последнего, под различными предлогами отказываясь сообщить реквизиты ссудного счета для перечисления суммы задолженности». На этом странности не закончились: после перечисления денег кредитор в срочном порядке выкупил долг компании у стороннего «Нокссбанка», и тут же потребовал его погасить. А заодно фактически отказался возвращать заложенную в ипотеку недвижимость. Сделать это можно путем погашения регистрационных записей, причем только по совместному заявлению сторон. Банк, без объяснения причин, от подачи такого заявления уклонялся.

Конечно, странные игры банкиров можно было бы списать на обычную российскую безалаберность. Но только не в этом случае. Конфликт с волгоградской торговой сетью укладывался в четкую схему классического «наезда». Точно такой же прием банк опробовал на компании «Тамерлан», владельце крупной сети продовольственных магазинов. Как и в случае с «Агроторг – Самара», финансисты сначала выдвинули ультиматум, потребовав, под неуклюжим предлогом «повышения степени кредитных рисков», в течение пяти дней погасить многомиллионный кредит. А потом, после возврата денег, знакомым способом уклонились от подачи заявления, аннулирующего регистрационную ипотечную запись. Компанию «кошмарили» по тому же самому шаблону, заводя на переговорах речь о неминуемом банкротстве и многозначительно упоминая фамилию главного специалиста по банкротству предприятий, бывшего конкурсного управляющего «ЮКОСа» Эдуарда Ребгуна.

Правда, атакуя компанию «Тамерлан», «Бинбанк» зашел дальше, чем в случае с самарской компанией «Агороторг-Самара». Складывалось стойкое ощущение, что банку были нужны не деньги. В самый разгар конфликта стало известно, что кредитор разослал по региональным банкам письма, по сути отговаривая их кредитовать «Тамерлан». А сразу после получения денег по своим кредитам, выкупил кредитные обязательства торговой сети у все того же «Нокссбанка».

Каждая финансовая схема, включая рейдерский налет, разыгрывается по нотам четко продуманного плана. Ничего нового банкиры и финансисты не изобрели. Давно известен рейдерский прием, когда на менеджмент атакуемого предприятия возбуждаются уголовные дела в нескольких регионах, а прокуратура, не обращая внимания на выводы милиции об отсутствии состава преступления, снова и снова ищет повод «закрыть» руководство компании, обеспечив тем самым возможность захвата собственности. Вот и схему завладения чужим имуществом, опробованную на «Тамерлане» и компании «Агроторг – Самара», в свое время успешно использовал основатель этого кредитного учреждения, беглый олигарх Михаил Гуцериев. Эта стратегия имела всего четыре направления: газетная волна компромата, скупка долговых обязательств, заказные уголовные дела в отношении руководства предприятия и неприкрытое давление на арбитраж. Зато, до недавнего времени, ее эффективность не вызывала никаких сомнений. Именно такому, криминальному способу передела собственности обязан Гуцериев большей частью своего богатства. Причем, важнейшую роль в бизнесе беглого олигарха играл созданный им «Бинбанк». Собственно, структуры этого учреждения и служили основой гуцериевского «клана», занимаясь скупкой ценных бумаг ведущих промышленных предприятий.

История основателя «Бинбанка» заслуживает отдельной книги. Газета «Известия» не зря в свое время сравнивала его с восточными диктаторами, «которые четко делят людей на своих и чужих». Их, чужаков, Гуцериев «разводил» на деньги. Причем, делал это в масштабаз всей страны. Свой первый бизнес Михаил Сафарбекович начал еще в Грозном, основав совместное с итальянцами производство мебели. Итальянцев прибыл разочаровала. Гуцериев был ей вполне доволен. Полученный капитал позволил ему перебраться в Москву, подальше от надвигавшейся войны. Здесь, на улицах Белокаменной, вчерашний грозненский мебельщик наладил скупку золота у населения. А выручку, полученную от перепродажи «рыжья» в комиссионные магазины, вкладывал в торговлю недвижимостью. Для придания делу должного размаха хватило двух лет. Вскоре младший брат Гуцериева Саит получил в свое распоряжение промышленно-финансовую компанию, племянник Шишханов возглавил «Бинбанк», а сам Михаил Сафарбекович с головой погрузился в «нефтянку».

Клан агрессивно поглощал мягкотелые московские предприятия, не забывая делится с «сильными мира сего». Деньги, вложенные в чиновников, дали быструю отдачу. В 1994 году Михаил Гуцериев возглавил администрацию ингушской офшорной зоны, созданной по его же инициативе. В руках у «ювелира» оказались миллиарды рублей федерального налогового кредита. Часть из них действительно была потрачена на восстановление инфраструктуры Ингушетии. «Сдачу» Гуцериев пустил на скупку предприятий, начав с компании «Варьеганнефть». Ее, как отмечают те же «Известия», Михаил Сафарбекович буквально «выдрал из рук «Сибнефти» и ТНК-ВР».

В каждой армии есть свой передовой отряд. В клане Гуцериева роль атакующего звена была возложена на финансистов. На руководство «кошельком семьи» был поставлен родной племянник Михаил Шишханов. Трудно сказать, насколько велик финансовый талант этого человека, но с главными поручениями дяди он справлялся отлично. Во многом, усилиями Шишханова в собственность клана перешли многие предприятия российского химпрома, торговые компании и промышленные объекты. Он же помогал «правильно» тратить деньги большой семьи Гуцериева. Причем, не только на нужды бизнеса. В свое время много шума наделал слух о тесных контактах «Гуцериевцев» с некими деструктивными силами в Чечне и республике Ингушетия. И хотя скандал так и не получил продолжения, на делах клана он сказался самым неприятным образом.

Впрочем, даже доказанная связь с кавказскими сепаратистами вряд ли серьезно изменила бы устоявшийся имидж клана. Именно «Бинбанком» в кратчайшие сроки была проведена громкая не вполне успешная атака на московскую строительную компанию «Моспромстрой». Он же смог «откусить» увесистый кусок собственности тонущего «ЮКОСа», на скандально выгодных условиях получив пакет акций «Саханефтегаза». Много шума наделал на Украине двоюродный брат президента «Бинбанка» Адлан Шишханов, которого местная пресса обвинила во всех смертных грехах. Со временем, само название банка стало прямо ассоциироваться с рейдерством. А в наше время это обстоятельство сильно мешает бизнесу.

Первым о смене государственного курса в отношении корпоративных захватов узнал глава клана Михаил Гуцериев. Интерес Генеральной прокуратуры к собственной персоне он истолковал однозначно, собрав вещи и спешно вылетев в Лондон. Как известно, Великобритания не выдает наших олигархов даже под угрозой международного скандала. А потому, судебный процесс, на котором было вынесено решение об аресте Гуцериева, прошел в заочном режиме. Сменил профиль деятельности и Адлан Шишханов. Теперь он приберегает своих силовиков, выступая представителем кипрской компании «Лефаро Инвестментс». А сам клан, попытался сбавить обороты, маскируя обычные рейдерские захваты в «кредитные операции». Правда, судя по скандалу с компанией «Тамерлан» и «Агроторг – Самара», делает он это довольно неловко. Тактика «втереться в доверие, предложить лучшие условия кредита, взять в залог недвижимость, а потом ее присвоить» слишком уж напоминает обычное бандитское «дать денег в долг, предъявить к выплате с «накруткой», взять заложников и отнять бизнес». За такое сегодня наказывают строго.

К сожалению, честный труд банкира приносит гораздо меньшую прибыль, чем заурядный грабеж рейдера. Ужесточение политики государства в области корпоративных конфликтов нанесло удар по всем представителям этого отхожего промысла. Не случайно, что пик гонений на рейдеров совпал по времени с публикациями о продаже «Бинбанка». Покупателем, по неофициальным данным, выступал совладелец компании «Русагро» сенатор Вадим Мошкович. И все же, сделка не состоялась. Покупателя понять нетрудно: финансовое учреждение, главным капиталом которого являются рейдерские приемы, в наше время обречено на крах. Да и не работают сегодня, судя по результатам провалившейся атаки на компанию «Тамерлан», старые схемы Михаила Гуцериева.