18+
  1. Василий Анисимов – За себя и за «того» парня

Василий Анисимов – За себя и за «того» парня

В последнее время имя совладельца «Металлоинвеста» Василия Анисимова все чаще и чаще появляется на страницах газет. Бизнесмен по праву считается одним из самых приближенных к власти российских олигархов.

Близость к Белому Дому Василий Васильевич продемонстрировал, когда в марте 2010 года стал президентом Федерации дзюдо России. А свою близость к Кремлю Анисимов доказал, когда стал главным спонсором московского храма Святой Софии Премудрости, настоятелем которого является о. Владимир (Волгин) — духовник супруги президента Светланы Медведевой.

Однако, эта показанная «близость ко двору» накладывает на Василия Васильевича определенные обязательства. К примеру, он не дожжен делать ничего, что могло бы бросить тень на «тандем». И очень жаль, что господин Анисимов, который с состоянием в $3,9 млрд. (118,9 млрд.руб.) занимает 34 место в списке крупнейших российских миллиардеров, позволяет себе нарушать негласные правила «ближнего круга».

Речь идет о том, что Василий Васильевич поставил под угрозу вступление России в ВТО, так как именно он являлся неформальным переговорщиком с грузинской стороной. Анисимов попытался договориться с президентом Грузии Михаилом Саакашвили, чтобы Тбилиси прекратил мешать Москве в процессе вступления в ВТО. На роль переговорщика российские власти не зря выбрали именно Анисимова, ведь именно Василий Васильевич в настоящий момент контролирует «наследство Бадри Патаркацишвили», которое оценивается в $2,5 млрд. В настоящий момент эти деньги консолидированы в фонде инвестиционном фонде Salford, который контролирует непосредственно сам Анисимов.

Вот так вот через бизнес Василий Васильевич попал в политику. Впрочем, решать важные для страны задачи – это вовсе не занятие коммерцией.

Впрочем, Анисимов с успехом совмещает патриотическую миссию со своим личным коммерческим интересом. Так Василий Васильевич действительно летал в Лондон на секретные переговоры с Саакашвили. Кстати, активы умершего в 2008 году Патаркацишвили были тем самым «обеспечением по сделке» («взяткой»), благодаря которому Россия пыталась договориться с Грузией по вопросу вступления в ВТО. Стоит отметить, что покойный Бадри Шалвович контролировал довольно много грузинских предприятий. В его империю входили главная грузинская сотовая компания Magticom, знаменитый завод по производству минеральной воды «Боржоми» и т.д.

Разумеется, перед такой шикарной «взяткой» Саакашвили не должен был устоять, и неформальное поручение президента Медведева должно было быть выполнено. Но, как выяснилось, до финального завершающего этапа эта сделка может так и не дойти.

Причем, виноваты в этом вовсе не политические, а скорее экономические события. Изначально, все партнеры были уверены в сделке. Так Саакашвили прилетел в Лондон на личном самолете Анисимова. В Британской столице грузинского лидера ждал шикарный прием.

Результатом всего этого, включая щедрые посулы Анисимова, стало согласие Грузии не мешать России при вступлении в ВТО. Весьма символично, что сразу после встречи с Анисимовым в Лондоне, Саакашвили заявил на заседании Европарламента в Страсбурге, что Грузия готова к переговорам с Россией безо всяких предварительных условий. Более того, Саакашвили публично заявил, что Тбилиси протягивает Москве руку дружбы.

Правда, в самой Москве на это почему-то никак не отреагировали. Когда недавно представители российских властей заговорили о «грузинском следе» в терактах в Кабардино-Балкарии (в Приэльбрусье), стало ясно, что Грузия России никакой не друг. Так что, по всей видимости, «наследство Патаркацишвили» Саакашвили так и не дождался…

В целом, это неудивительно, ведь Василию Васильевичу вряд ли хотелось расставаться с наследством Бадри Шалвовича. Стоит отметить, что когда-то Патаркацишвили и Анисимов так тесно дружили, что Бадри Шалвович подарил Василию Васильевичу самолет Bombardier (тот самый, который российский олигарх высылал за грузинским президентом).

Этот «королевский подарок» был сделан Анисимову в сентябре 2006 года, когда тот отмечал свое 55-летие.

Тогда отношения у Бадри Шалвовича и Василия Васильевича были вполне дружеские. Общие бизнес-интересы у Анисимова, Березовского и Патаркацишвили наметились еще давно.

Вообще металлургическим бизнесом Василий Васильевич стал заниматься еще на заре 90-х. В 1989 создал компанию «Траст», получившую статус спецэкспортера по продаже цветных металлов (позже переименована в Trustconsult), а уже в 1992 году Trustconsult начала торговать алюминием. Позже Анисимов приступил к скупке акций алюминиевых заводов. В 1994 году Анисимов зарегистрировал в Швейцарии девелоперскую компанию Coalco, а уже в 1995 году эта структура взяла под свой контроль пакеты акций таких предприятий, как Братский алюминиевый завод, Красноярский алюминиевый завод и Ачинский глинозёмный завод.

Собственно говоря, заниматься металлургическим бизнесом в «лихие 90-ые» было опасно. Тем более в Красноярске, где контроль над Красноярским алюминиевом заводом (КрАЗ) пытался взять известный «авторитетный предприниматель» Анатолий Быков. После того, как в 1994 годы Быков стал членом совета директоров завода и получил 10% его акций, вспыхнула «первая алюминиевая война».

Подобные термины, кажущиеся редкостью в наше время, были широко распространены в «лихих 90-х».

Именно в ходе «битвы за КрАЗ» в 1999-2000 годах совладелец Красноярского алюминиевого завода Василий Анисимов приложил большие усилия, чтобы алюминиевые активы братьев Черных и Анатолия Быкова перешли под контроль к Роману Абрамовичу, Борису Березовскому и т.д.

Именно так и был создан «алюминиевый гигант» - холдинг «Русский алюминий», впоследствии превратившийся в UC Rusal.

Роль Анисимова в «первой алюминиевой войне», по слухам, свелась к нейтрализации Быкова, являющегося председателем совета директоров КрАЗа. Именно тогда-то силовики и инсценировали убийство авторитетного предпринимателя Вилора Струганова по прозвищу «Паша Цветомузыка». В заказе этого убийства обвинили Быкова и благополучно упекли его за решетку. А КрАЗ тем временем «влился» в «Русский алюминий».

Захват КрАЗа акционерами «Русала» впоследствии станет эталоном «рейдерских действий» на металлургическом рынке, а в историю «лихих 99-х» он войдет, как завершение «алюминиевой войны».

Однако, в 2000-х эта война эхом откликнулась и на самом Анисимове, ведь Быков все-таки узнал, кто его «подставил».

Более того, в конце 2000-х бывший председатель совета директоров КрАЗа обратился в Страсбургский суд по правам человека с просьбой рассмотреть его дело. 10 марта 2009 года Страсбургский суд удовлетворил иск Анатолия Быкова, «обвинившего РФ в незаконном использовании в судебном процессе против него данных, полученных в результате спецоперации и незаконном продлении содержания под стражей». Согласно решению суда, российские власти должны выплатить Быкову 1 тысячу евро за моральный ущерб и 25 тысяч евро возмещения судебных издержек.

Разумеется, Быкову не хотелось этих «подачек». Он хотел отомстить за потерянный контроль над КрАЗом. Ведь, не вмешайся в дела Быкова Анисимов - тот давно бы стал «алюминиевым королем», как Дерипаска. Очевидно, сознавая какую опасность представляет из себя жаждущий мести Быков, Анисимов в начале 2000-х был вынужден прятаться в США и проводить побольше времени в дали от Родины – например, на мексиканском курорте Акапулько.

Впрочем, стоит отдать должное Василию Васильевичу, ведь за свою жизнь, по всей видимости, он «кинул» не только Быкова.

Так в ходе «алюминиевого передела» Анисимов играл на стороне Березовского, но затем с ним рассорился. На фоне этого у Василия Васильевича все сложнее получилось находить общий язык с Бадри Шалвовичем. Впрочем, другой надежды на возращении на Родину у Патаркацишвили кроме заступничества Анисимова попросту не было.

Ведь к власти в России уже пришел Владимир Путин, который «отодвинул» олигархов ельцинской поры. Так Березовский и Патаркацишвили укрылись в Лондоне, Гусинский бежал в Израиль. Лебедев и Ходарковский оказались на нарах.

Зато на первый план вышли крупные предприниматели «путинского призыва» или, как их еще называют, «питерские олигархи». Среди них были и влиятельные питерские предприниматели – братья Ротенберги, близкие к Владимиру Владимировичу.

Именно тогда, когда Путин при «царствовании Ельцина» уже был премьер-министром, Анисимов завел с Ротенбергами общий бизнес. Это тоже был осознанный шаг в политику.

Но вот власть в стране окончательно сменилась, а Василий Васильевич попал в «ближний круг». Тогда-то на него, по слухам, и была возложена важная миссия по возращению в Россию активов, контролируемых в то время «опальными олигархами».

Так в 2001 году, когда Патаркацишвили уже жил в Великобритании, он все равно формально продолжал контролировать крупнейшую российскую общественно-политическую газету «Коммерсантъ». Однако, желание Бадри Шалвовича вернуться на Родину было важнее его бизнес-интересов.

И вот в 2005 году для Патаркацишвили представился шанс вновь вернуться в Россию, не боясь ареста. Однако, для этого власти от него потребовали полностью порвать деловые отношения с Борисом Березовским и продать издательский дом «Коммерсантъ» лояльному Кремлю бизнесмену.

В качестве «посла доброй воли» Кремль, по слухам, и избирал Анисимова, у которого были с Патаркацишвили неплохие личные отношения и положительный опыт сотрудничества в алюминиевом бизнесе.

Впрочем, по данным СМИ, Василий Васильевич прибавил и еще одно требование – лично от себя. Так Анисимов попросил у Патаркацишвили выдать кредит в размере $500 млн. на приобретение акций Михайловского ГОКа. На кону было возвращение в Россию. Бадри Шалвович просто не мог не принять условий Василия Васильевича.

Кстати, Борис Березовский уверяет, что эти $500 млн. были одолжены им (Березовским) и Патаркацишвили совместно. Эти деньги, полученные «лондонскими изгнанниками» от продажи 25% акций «Русала», и пошли на приобретениее Анисимовым 25% акций Михайловского ГОКа.

Затем металлургический бизнес Василия Васильевича получил новое развитие. В частности, он со своими партнерами вообще увеличил долю в ГОКе, доведя ее до 97% акций. Это обошлось новым владельцам ГОКа им в $1,65 млрд.

Более того, по словам Бориса Абрамовича, следует, что Анисимов был обязан представлять в «Металлоинвесте» интересы самого Березовского и Патаркацишвили, но Василий Васильевич «кинул» их обоих.

Кроме этого Березовский утверждает (и готов доказывать это в суде), что Анисимов после окончательного создания металлургического холдинга, должен был отдать Березовскому и Патаркацишвили по 5% акций.

Однако, и тут Василий Васильевич «кинул» своих партнеров.

Но больше всех от афер Василий Васильевич пострадал именно Бадри Шалвович, который доверил Анисимову свое «возвращение в Россию».

Сам Патаркацишвили неукоснительно выполнял все условия контракта. Так он продал одному из совладельцев «Металлоинвеста» издательский дом «Коммерсантъ» за $250 млн. Правда, по данным СМИ, эта сделка носила чисто формальный характер, так как в действительности «Коммерсантъ» был подарен российским инвесторам, а эти $250 млн. ушли в карман к самому Василию Васильевичу в качестве «комиссионных» за организацию процесса возвращения Бадри Шалвовича на Родину.

Далее Анисимов весьма удачно инвестировал заемные у Патаркацишвили и Березовского $500 млн. в 25% акций Михайловского ГОКа. Затем эти акции превратились в 10% акций холдинга «Металлоинвест».

Таким образом, изначально Василий Васильевич владел акциями «Металлоинвеста» совместно с Бадри Шалвовичем и Борисом Абрамовичем. Тот факт, что Березовский является врагом Путина, Анисимова, очевидно, не смущал. Ведь у «лондонского изгнанника» были деньги, а Василию Васильевичу нужна была доля в «Металлоинвесте».

Шло время. Изначально, Патаркацишвили верил, что Анисимов соблюдает все условия договора. Действительно, в 2005-2006 годах казалось, что Василий Васильевич действительно готовит возвращения Бадри Шалвовича на Родину.

В 2006 году дружба Анисимова и Патаркацишвили достигла своего апогея. Тогда-то Бадри Шалвович и подарил Василию Васильевичу самолет Bombardier.

Но в 2007 году их отношения заметно испортились.

Во-первых, возвращение Патаркацишвили так и не состоялось. Во-вторых, 10% акций «Металлоинвеста» так и не были официально переоформлены на Бадри Шалвовича и Бориса Абрамовича, а, в-третьих, ни Патаркацишвили, ни Березовский не получили с «Металлоинвеста» дивидендов.

Поговаривают, что Патаркацишвили предъявил свои претензии Анисимову в декабре 2007 года (как раз накануне католического Рождества). Однако, вразумительного ответа на них Бадри Шалвович так и не получил.

Разумеется, это привело Патаркацишвили в бешенство. Как известно, горячая кавказская кровь крайне мстительна, и Василий Васильевич всерьез занервничал, опасаясь «горского правосудия».

С учетом того, что Патаркацишвили – это не Быков (от грузинского олигарха в Акапулько не спрячешься), Анисимов был вынужден действовать стремительно.

Так уже в феврале 2008 года Патаркацишвили внезапно скончался в Лондоне якобы от «острой сердечной недостаточности». Хотя в прессу со ссылкой на британские спецслужбы начала поступать информация о том, что на самом деле Бадри Шалвовича отравили специальным ядом, вызывающим паралич сердечной мышцы.

На этом история невозвращенного долга и, по сути, краденных акций «Металлоинвеста» могла бы закончится для Василия Васильевича окончательно, если бы не «война за наследство Патаркацишвили», которое после смерти грузинского «олигарха» Анисимов консолидировал в подконтрольном себе инвестиционном фонде Salford.

И вот в 2009-2010 годах «лондонское эхо» дало о себе знать в Москве. Так в Англии Борис Березовский начал воевать за «наследство Патаркацишвили» в судах. В итоге, информация о том, что Василий Васильевич не вернул Бадри Шалвовичу деньги и, возможно, был причастен к его убийству, вылилась и в российские СМИ.

Не удивительно, что, когда в конце 2010 года Анисимов захотел продать свои 20% акций «Металлоинвеста», он не смог найти на них покупателей. Ведь в мире бизнеса хорошо знают, какой скандальный шлейф тянется за этими активами.

Впрочем, гораздо хуже другое. Так как, по всей видимости, Василий Степанович из-за своей алчности сорвал сделку с Саакашвили, на Кавказе вновь стало не спокойно. Более того, под угрозу срыва попала Олимпиада-2014 в Сочи, подготовку к которой курирует лично Путин.

Не трудно догадаться, что случится с Анисимовым, если по его вине сорвется сочинская Олимпиада. Очевидно, что Василий Васильевич в лучшем случае окажется в Лондоне, как Березовский, а в худшем – в тюрьме, как Ходорковский…