18+
  1. Куда стремится «человек номер полтора»?

Куда стремится «человек номер полтора»?

Старая элита Северного Кавказа пытается вернуться во власть. Это может быть одной из причин активизации боевиков. Наблюдая за драматическими событиями, происходящим сегодня в арабских странах, многие забывают одну деталь, общую для тех стран, где власть уже сменилась:

Там во главе свергнутого режима был человек, который до продвижения в президентское кресло был «правой рукой» другого лидера, затем сошедшего со сцены. Именно такой путь прошли президент Туниса Зин бен-Али, ныне изгнанный из страны, и президент Египта Хосни Мубарак, ныне ожидающий следствия в своей приморской резиденции. В этом трудно не увидеть определенную закономерность: приход к власти «человека номер два» (или даже «номер полтора») часто заканчивается плохо, даже если его власть длится долго.

Если проводить какие-либо ассоциации с Россией, то на ум приходит прежде всего Северный Кавказ, о возможных сходствах которого с арабским востоком говорится сейчас немало. Там есть даже пример чисто династического правления – через четыре года после ухода Магомедова-отца Дагестан возглавил Магомедов-сын. Однако в этом случае, по мнению многих экспертов, о преемственности режима можно говорить лишь условно: и командой, и стилем управления Магомедсалам Магомедов довольно сильно отличается от своего отца. Попытка построить «династию», уже не связанную с прямым родством, была также сделана в 2002 году в Ингушетии, когда президент Руслан Аушев, уходя на покой, активно продвигал в президенты человека, который при нем руководил свободной экономической зоной и отвечал за многие другие проекты своего патрона. Однако тогда федеральный центр пресек такую «рокировку».

«Опричнина»

Гораздо реальнее приход к власти человека из самого «ближнего круга» бывшего главы региона был в Кабардино-Балкарии. Эта республика вплоть до 2005 года занимала на Северном Кавказе особое положение: она могла похвастаться внешним спокойствием – мало терактов по сравнению с Чечней и Ингушетий, мало народных выступлений по сравнению с Карачаево-Черкесией – но одновременно была одним из «чемпионов» по экономическому застою. Дотационность зашкаливала за любые разумные пределы для региона, где нет войны. Впрочем, вряд ли такое положение следует считать удивительным, если учесть, что в первые годы 21 века ситуация с властью в КБР была довольно запутанной. Президент Валерий Коков, возглавивший регион в трудном 1992 году и сумевший в критические моменты сохранить его целостность, к тому времени был тяжело болен. Вся республика говорила, что реальная власть находится у небольшой группы «опричников», людей в основном непубличных, которые до этого были в фаворе у Кокова.

С уходом Кокова судьба его окружения круто изменилась: им, уже вовсе не молодым, пришлось приобретать навыки открытой политической борьбы. На сессии Парламента КБР в июне 2008 года слово взял депутат, который до этого, по многочисленным свидетельствам, не отличался большой активностью в зале заседаний. Это был Валерий Карданов, генеральный директор дочернего предприятия «Роснефти» в КБР. Именно он пользовался в последние годы правления Кокова наибольшим влиянием в регионе и стал настолько сильно ассоциироваться с семьей престарелого президента, что позднее даже не раз опровергал слухи о своем родстве с ним. Не прореагировал Карданов на другие слухи – о том, как Коков, уже готовившийся к уходу, возил его в Москву и лоббировал там как своего преемника. Если такие поездки и были, то они, очевидно, закончились неудачей: в сентябре 2005 года по предложению Владимира Путина регион возглавил Арсен Каноков, к команде Кокова отношения не имевший.

Однако вернемся в июнь 2008 года. Тогда в парламенте Карданов неожиданно выступил по вопросу, не имеющему отношения к ТЭК: о процедуре выборов нового парламента региона. Смысл его выступления был прост: нельзя избирать парламент полностью по партийным спискам, необходимо оставить и одномандатные округа. Только на первый взгляд было удивительно, почему местный топливный магнат, до этого, несмотря на депутатский статус, мало интересовавшийся законотворчеством, вдруг проявил в этом вопросе такую активность. Внимательному наблюдателю было ясно: члены команды, многие годы из-за кулис правившей республикой, не имели шансов войти в новый парламент через партийные «двери». Они могли попасть в депутаты из своих «прикормленных» одномандатных округов, но в масштабах республики имели настолько специфическую известность, что партии просто не хотели иметь с «бывшими» дела, даже при их немалом административном и финансовом ресурсе.

Кстати, интересно, что Карданов, в тот раз смело двинувшийся к парламентской трибуне, до этого открытых выступлений часто избегал, даже в тех случаях, когда они от него всеми ожидались. Например, весной 2005 года возглавляемая им местная нефтяная компания оказалась в центре некрасивой истории: после того, как была возобновлена добыча нефти на принадлежащем компании Харбиженском месторождении, в близлежащих населенных пунктах были госпитализированы с отравлением 170 человек. Тогда экологи и общественники организовали круглый стол для выяснения обстоятельств аварии, но Карданов не явился.

Милиция на службе

Политическая схватка вокруг избирательного законодательства закончилась для Карданова неудачей: в новый парламент в 2009 году он не попал и постепенно стал терять в республике образ «серого кардинала». Однако этим список его потенциальных потерь не исчерпывался. Так, еще в 2005 году глава поселка Эльбрус Узеир Курданов в интервью журналистам рассказывал, что одно из самых «козырных» мест Приэльбрусья, альплагерь «Баксан» площадью четыре гектара, без тендера выкуплен компанией, возглавляемой Кардановым. Таковы были тогда порядки на республиканских курортах: для персон, особо приближенных к главе региона, условия бизнеса тоже были особыми. Так что с уходом Кокова Карданов рисковал потерять далеко не только статус.

В политической жизни республики Карданов остался, даже лишившись депутатства. Однако присутствовал он в ней довольно причудливым образом. Газета, выходящая при финансовой поддержке его компании, неожиданно стала активно освещать деятельность «Совета старейшин балкарского народа» - организации, которую суд позднее дважды признавал экстремистской. Организация это любопытная: она «поднялась» во время реформы местного самоуправления, когда встал вопрос о межевании земли в горах и о границах балкарских сельских поселений. Известные лидеры балкарского народа, в 90-е годы резко критиковавшие власть, в этом вопросе проявили здравый смысл и вошли в согласительную комиссию, созданную по инициативе нового руководства республики. А руководители «старейшин», в 90-е спокойно служившие офицерами милиции, вошли в роль непримиримой оппозиции, стали организовывать митинги и другие акции протеста, при этом регулярно открещиваясь от какой–либо связи с главным республиканским нефтяником. Когда в 2009-2010 гг. выступать с претензиями по поводу муниципальных границ стали уже группы кабардинских «непримиримых», малочисленные, но не менее активные, - их представители тоже не упускали случая сказать, что они, если что, «не от Карданова». Однако скрупулезное освещение их деятельности в тех же изданиях, что и деятельности балкарских «старейшин», говорило само за себя. В ситуации противостояния этих радикальных групп, способной обрушить межнациональный мир в КБР, республиканским и федеральным властям было уже не до поиска виноватых: надо было срочно принимать меры по недопущению нового межэтнического пожара.

Академический спецназ

Впрочем, поддержка радикальных национальных движений – это не единственный технологический прием, применяемый старой элитой КБР в борьбе за утраченное влияние. Уже несколько лет в республике собирается так называемый «Эльбрусский научный клуб» под председательством того же Карданова. Это, казалось бы, тихое ученое мероприятие вызывает в республике довольно активную реакцию. Процитируем статью о работе этого клуба известного кабардино-балкарского ученого, доктора философских наук, профессора Хажисмеля Тхагапосоева: «Безапелляционные диагнозы по поводу положения дел в КБР и в регионе, магические рецепты, как излечить регион, уже не раз звучат на гостевых тусовках, устраиваемых в Приэльбрусье именем политологии и религиоведения. В гуманитарной среде Кабардино-Балкарии даже сложился термин «залетная политология»… Ведь как строятся такие выхлопы? Берется форма, вызывающая доверие у людей (скажем, научная конференция) и с ее помощью вбрасывается в СМИ, а точнее - в сознание людей, то «что надо»».

Однако гораздо более резкую критику у ученого вызвал не формат данного мероприятия, а представленный на одном из заседаний клуба доклад о перспективах Северного Кавказа, смысл которого состоял в том, что в этой части России в ближайшее время неизбежно исламские законы будут верховенствовать над законами федеральными. «Толерантный по форме, но по сути лишенный практичности призыв к властям «вести постоянный диалог» со всеми группировками, действующими под религиозным флером, как можно понять, включая экстремистов и «лесных братьев». Как это мило! У нас уже нет государства, законов, ответственности, мы начинаем жить «с нуля и по понятиям»?» - вопрошал нальчикский профессор, однако, похоже, не был услышан, потому что на последующие заседания Эльбрусского клуба приезжали не менее представительные делегации из Москвы, чем раньше.

От теории к практике?

В общем очевидно, что некая связь между этими академическими выкладками и реальными действиями бандподполья в КБР существует. Как минимум, «лесным братьям» не может не льстить, когда участники престижных «клубов» говорят о росте их общественной значимости и призывают вести с ними диалог. Однако, похоже, дело этим не ограничивается. Время и место терактов в КБР удивительным образом выбираются так, чтобы это было удобно старой элите. Например, взрыв Баксанской ГЭС произошел в июле – то есть как раз накануне окончания первого срока полномочий Арсена Канокова. Чем не подарок его противникам, получившим после этого теракта возможность говорить о разгуле террористов в регионе? А в феврале 2011 года были убиты туристы из Москвы, направлявшиеся в Приэльбрусье. Что это было, как не «подарок» уже самому Канокову, для которого развитие туристического бизнеса – один из важнейших приоритетов?

Можно долго спорить о том, случайны такие совпадения или нет. Бесспорный, признанный всеми экспертами по терроризму факт состоит в одном: бандподполье на сегодняшнем Кавказе имеет весьма скудную финансовую поддержку из-за рубежа. Может, мировой финансовый кризис сказался, а может, все средства перетекли в Афганистан и на Ближний Восток, где «впереди ждут жестокие бои». Рэкетом бизнеса тоже не прожить – как выясняется теперь, далеко не все платят. А значит, стратегический инвестор, политически заинтересованный в росте террора, - человек в сегодняшней ситуации абсолютно незаменимый.

Но вот проблема – боевики уже давно не ограничиваются убийствами только милиционеров и чиновников. Только с декабря прошлого года «лесные» расстреляли республиканского муфтия Пшихачева, затем популярного ученого-этнографа и общественного деятеля Ципинова. А закончилось все это, как известно, убийством московских туристов, после которого все Приэльбрусье осталось без приезжих лыжников, а тысячи местных жителей – без работы. Тем, кто спонсировал активизацию боевиков в личных политических целях теперь не позавидуешь – их сейчас дружно ненавидит вся республика.

В нужное время в нужном месте

Интересно, что на заседаниях «Эльбрусского клуба» сам Карданов выступает немного. Видимо, старое политическое чутье подсказывает, что «светиться» надо только в нужные моменты. И вот в августе-сентябре прошлого года в федеральных газетах неожиданно зачастили интервью с Кардановым на совершенно отвлеченные экономические темы. Он как бы неохотно отвечал на вопросы газетчиков: «Вы меня спросили, и я вам говорю…» Однако в то, что с окончанием первого срока полномочий нынешнего главы КБР выход этих интервью совпал случайно, поверить может только очень наивный человек.

Впрочем, несколько дней назад Валерий Карданов был отстранен от руководства кабардино-балкарской «дочкой» «Роснефти», функции генерального директора переданы исполняющему обязанности. Теперь, вероятно, г-ну Карданову будет сложней заниматься столь своеобразной политикой в республике – ресурс уже не тот.

Что и говорить, покоя старой элите нет – очень хочется обратно, к бесконтрольному распилу бюджетных денег (при них дотационность бюджета КБР превышала 70%) и своим традиционным кормушкам. Вот только повторить путь своих «крестных отцов» старая элита вряд ли сможет. Они так упорно поддерживали все силы, включая самые маргинальные, способные пошатнуть гражданский порядок в республике, что теперь уже сами стали заложником джинна, выпущенного ими же из бутылки. «Арабизация» Северного Кавказа – это единственное, чего смогут добиться бывшие удельные князьки в своей борьбе за власть. И что им на самом деле хотелось совершенно другого, будет уже неважно – «мавр сделал свое дело».

Последние новости