18+
  1. Бизнесом Дерипаски скоро займутся зэки

Бизнесом Дерипаски скоро займутся зэки

Бизнесом Дерипаски скоро займутся зэки
На строительстве водохранилища для Богучанской ГЭС используется рабский труд заключенных. 10 июня руководство ОАО «РУСАЛ» сообщило, что в структуре красноярского подразделения компании скоро появится новый промышленный гигант.

На его мощностях будет производиться оборудование для Богучанского и Тайшетского алюминиевых заводов. В частности, здесь будет осуществляться изготовление и сборка комплектации для электролизеров. Объем инвестиций в новое предприятие составит от 50 до 100 миллионов долларов. Между тем, ряд экспертов полагает, что создание появление на территории Красноярска очередного промышленного предприятия представляет собой едва ли не гибельную опасность для жителей районов, прилегающих к территории завода.

В середине мая, выступая на Невском экологическом конгрессе, зампред всероссийского общества охраны природы Валентин Гракович заявил: вред, который Красноярский алюминиевый завод наносит «всему живому», беспрецедентен. Согласно последним инструментальным замерам, проведенным этой весной на КрАЗе специалистами Росприроднадзора и Росприроднадзора, количество диоксида азота, оксида азота и по пятиокиси ванадия, выбрасывающегося в атмосферу, критически превышает допустимые нормы. В жизненной практике последних пяти лет это обернулось резким скачком онкологических заболеваний у жителей Красноярска, а также участившимися случаями рождения детей с хромосомными отклонениями (с синдромом Дауна) у молодых родителей. Ситуация дошла до того, что жители деревни Песчанка, расположенной вблизи от КрАЗа, уже несколько лет как не пьют воду из местных колодцев, а в последние годы, боясь отравления, даже перестали держать огороды и домашнюю птицу. Недавно они провели митинг, требуя переселить их в безопасное место. Городская администрация требования митингующих проигнорировала.

Катастрофические последствия деятельности предприятий «РУСАЛа» шокируют. По официальным данным надзорных органов, на суммарном счету завода «РУСАЛ Красноярск» и смежного с ним «Ачинского глиноземного завода» – более 100 тысяч тонн выбросов формальдегида, диоксида азота и бензапирена в год. (У подопытных обезьян, надышавшихся бензапиреном, раковые опухоли появлялись уже через месяц). Только Ачинский комбинат «производит» по 563 кило загрязняющих веществ на каждого жителя города в год. Соседний «Саяногорский алюминиевый завод» ежегодно выбрасывает в атмосферу 33 тысячи тонн диоксида серы, оксидов углерода и азота. Отдельная тема – «красный шлам», токсичные отходы алюминиевого производства, содержащие большой процент оксида железа. По данным Всероссийского общества охраны природы, в хранилищах алюминиевых заводов «РУСАЛА» уже накоплено более ста миллионов тонн «красных шламов». Площадь «шламонакопителей» приближается к тысячи гектаров. На алюминиевых предприятиях РУСАЛа уже случались выбросы этих токсичных отходов. Пока, правда, на территории Украины – на «Николаевском глиноземном заводе».

В то же время, проверки подразделений РУСАЛа, инициированные в последние годы природоохранной прокуратурой Красноярского края, носят откровенно символический характер. Так, например, по результатам зимних проверок на КрАЗе природоохранный прокурор Красноярского края Александр Вигель вынес представление в адрес управляющего директора ОАО «РУСАЛ Красноярск» об устранении всяческих неполадок и наказании ответственных. В итоге, как сообщается на сайте Красноярской прокуратуры, «должностные лица ОАО «РУСАЛ Красноярск» – и.о. директора по экологии и качеству, директор по производству анодной массы, старший мастер участка прокаливания коксов и выработки пара дирекции по производству анодной массы, начальник УПФС ДпЭП привлечены к дисциплинарной ответственности». «Дисциплинарная ответственность» это, как правило, означает не более чем выговор...

Между тем, общий уровень снижения «экологичности» русаловских предприятий Красноярского края, в первую очередь наносит удар по работникам самого РУСАЛа. На этот счет у рабочих и профсоюзных активистов предприятия существует «черный список» производственных подразделений, наиболее вредных для здоровья. Лидируют – цех электролиза, цех производства анодной массы и цех производства фтористых солей. Из 46 химических веществ, образующихся здесь в процессе производства, и попадающих в воздух, к т.н. первому классу опасности относятся пятиокись ванадия, соединения свинца, хром шестивалентный, бензапирен. Однако «за вредность» никто никаких доплат здесь не получает.

Более того. Вопреки требованиям трудового законодательства в ОАО «РУСАЛ Красноярск» не ведется аттестация рабочих мест по условиям труда, сплошь и рядом замалчиваются вредные производственные факторы. К таковым относятся, например, работы, выполняемые машинистами бульдозеров и автогрейдеров красноярского предприятия ООО «РУСАЛ Транспорт Ачинск» на глубине карьеров более 150 метров, в условиях повышенного шума. Дополнительные дни отпуска работникам, занятым на работах с вредными и опасными условиями труда (под землей, в открытых горных разрезах и карьерах) здесь не предусмотрены и не предоставляются, хотя по закону полагаются.

И это все – на фоне общего сокращения социальных программ. Об этих непопулярных мерах руководство алюминиевого гиганта периодически сообщает в своей корпоративной газете «Вестник РУСАЛа». Однако публично менеджмент компании заявляет, что через три года средняя зарплата на РУСАЛе должна стать 60 тысяч рублей. Между тем, в настоящее время она составляет около 800 долларов. Одновременно с этим на предприятии ведется преследование активистов, отстаивающих права рабочих. Царит общая атмосфера подозрительности и стукачества. Отменяются единоразовые премии за рождение детей, индексирование выплат пенсионерам компании, полная оплата больничных листов. На предприятии не развивается сфера медицинских услуг для работников, в полную негодность пришла местная оздоровительная и спортивная база. Средний возраст фактической инвалидности на КрАЗе не превышает сорока лет. Процессы электролиза в первую очередь наносят вред мужскому здоровью, приводят к раннему проявлению импотенции, наносят вред мочеполовой, гормональной и костно-мышечной системам. Социальные последствия – алкоголизация мужского населения Красноярского края, распространение наркомании – очевидны.

По данным десятилетней давности, ежегодно КрАЗ выбрасывал в атмосферу 4 тонны оксида алюминия, 7 тонн оксида железа, 10 тонн марганца, 9 тонн аммиака, 3 тонны бензапирена. Под давлением общественности в начале двухтысячных в некоторых цехах КрАЗА была проведена модернизация и объем вредных выбросов уменьшился. Однако с началом экономического кризиса, стремясь увеличить прибыли, компания свернула ряд экологических программ, и объемы загрязнения среды стали едва ли не прежние.

Очевидно, алюминиевое производство основано на сложных технологических процессах. Никто прежде не пытался в доступной форме объяснить людям содержание электролиза алюминия, смысл «технологии Содерберга», и т.п. Намного проще описывать процессы влияния производства на здоровье людей в промысловой кооперации, сельском хозяйстве и в других отраслях в силу простоты и доступности понятийного аппарата. Между тем, степень опасности алюминиевого производства крайне велика.

Соответственно стремясь успокоить общественность, «РУСАЛ» привлекает к сотрудничеству специалистов-экологов, историков, стараясь сочинить новую летопись Красноярского края, в которой подчеркивается значение КрАЗа для всего региона. В связи с этим с начала кризиса на регинальных сайтах появилось множество публикаций отраслевых идеологов, доказывающих, что проблемы «КрАЗа» имеют исторические корни и остроту экологических проблем можно было бы снизить, если бы с самого начала строительства алюминиевых заводов осуществлялся комплекс природоохранных мер. Кроме этого авторы современных концепций развития «алюминиевой промышленности» пытаются свалить ответственность на прошлое, утверждая, что «острота нынешних экологических проблем обусловлена форсированными темпами возведения».

Одновременно делаются и более тонкие заявления. В частности: «Перспективы решения экологической проблемы, как и будущее алюминиевой отрасли, не вызывают оптимизма. Заводы работают в новых экономических отношениях, содержание которых до сегодняшнего дня лишено четких критериев и ориентиров. Говорить о модернизации алюминиевых заводов с целью приведения их экологических параметров на уровень современных стандартов было бы утопично. В современной ситуации больших денег на эти цели не выделят». К тому же развивается мысль, что, мол, технология Содеберга имеет право на жизнь еще 30-50 лет, когда на смену ей придут более совершенные и безопасные научные разработки.

Между тем живущих сегодня такая философия устраивать не может. Очевидно, что интересы прибыли и корпорации входит все в более острый клинч с интересами миллионного населения Красноярска, а также других краевых центров, где, несмотря на мировой кризис, производственная деятельность компании «РУСАЛ» развивается. Так, например, еще в мае 2006 года РУСАЛ и «ГидроОГК» (теперь «РусГидро») подписали соглашение о сотрудничестве и совместной реализации проекта по созданию «Богучанского энерго-металлургического объединения» (БЭМО). Проект БЭМО включает в себя завершение строительства Богучанской ГЭС на Ангаре и сооружение алюминиевого завода мощностью 600 тыс. тонн в год. Ожидается, что запуск первой очереди ГЭС произойдет в 2012 году, а первого пускового комплекса завода – в 2013 году.

Сама тема сооружения Богучанской ГЭС, являющейся проектом 21 века, вызывает массу нарекний того же свойства, что и во времена строительства гидроэлектростанций на Ангаре в 50-70-е годы прошлого столетия. В частности, речь идет о масовом уничтожении леса, затоплении неликвидв и отходов рубки на делянках. (Всего – более 5,5 миллионов квадратных метров). Возможны проблем и в связи с затоплением торфяных болот (76 тысяч гектаров), а также последующим всплыванием торфы. Высказываются опасения повышенного загрязнения водохранилища, снижения запасов ценных видов рыб. Ко всему прочему, по информации ветеренаров, отдельные территории, идущие под затопление, прежде использовались под пастбища для выпаса скота. Здесь же имеются могильники с захоронениями животных, умерших в начале 20 века от сибирской язвы. Будучи затопленные, эти могильники вероятнее всего вскроются и заразят всю акваторию водохранилища.

Стоимость проекта строительства станции (без учета затрат на создание инфраструктуры и подготовку зоны затопления) оценивается в 3,6 миллиардов долларов. Финансирование проекта ведется за счет собственных и привлеченных средств РусГидро и РУСАЛа. В июле 2010 года наблюдательный совет ВЭБа одобрил предоставление кредитов для завершения проекта «БЭМО» на общую сумму 50 миллиардов рублей. Однако и этого оказалось недостаточным. В часности, для расчистки территорий в зоне затопления. Под разработку этих бескрайних территорий министерство природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края и ГУФСИН края заключили соглашение о взаимодействии и использовании труда осужденных-поселенцев. Как и в былые времена, судьба «великой стройки» оказалась в руках зэков. Территорию будущего богучанского водохранилища уже расчищает контингент учреждений – ОИУ-1 (г. Кодинск Кежемского района), ОИУ-8 (г. Усть-Илимск Иркутской области), ОИУ-3 (п. Хайрюзовка Иланского района), ОИУ-25 (п. Новобирюсинск Тайшетского района Иркутской области), ОИУ-26 (п. Октябрьский Богучанского района). Судьба проекта и будущих прибылей компании «РУСАЛ» Олега Дерипаски оказалась в зависимости от труда красноярских зэков. Других, более модернизационных методов для решения вопросов экономики и экологии пока не найдено.