18+
  1. Бывшие акционеры банка «Траст» не получат $830 млн

Бывшие акционеры банка «Траст» не получат $830 млн

Бывшие акционеры банка «Траст» не получат $830 млн
Суд в Лондоне отказал бывшим владельцам Национального банка «Траст» Илье Юрова, Николаю Фетисову, Сергею Беляеву и их женам, которые значились в перечне истцов, в разморозке их активов на сумму $830 млн.

В декабре 2014 года Агентство по страхованию вкладов (АСВ) приняло решение о финансовом оздоровлении банка «Траст», который перестал выполнять обязательства перед клиентами. Прежнее руководство банка было отстранено от управления, санатором Банк России и АСВ выбрали группу «Открытие».

Санация «Траста» - не только одна из самых крупных в российской истории, но и одна из самых громких: связанные с ней судебные новости регулярно попадают в СМИ. В России в апреле 2015 года возбуждено и расследуется уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, фигурантами которого являются бывшие руководители банка. В 2016 году банк подал в Высокий суд Лондона иск о возмещении причиненного ему ущерба на сумму более 800 млн долларов. Суд решил заморозить активы бывших акционеров на 830 млн долларов. А немного раньше - в январе 2016 года – «Трасту» заблокировать через английский суд продажу портфеля столичной недвижимости, которой экс-владельцы банка владели через подконтрольные фирмы.

Экс-собственники «Траста» были не согласны с заморозкой активов. В мае Юров подал иск об отмене ареста имущества, но судья Лондонского коммерческого суда Джастис Мейлз отказался его удовлетворить.

В материалах суда говорится, что бывшие собственники выдавали контролируемым ими оффшорным компаниям заведомо невозвратные кредиты. При этом схема закольцовывалась: кредиты обслуживались за счет выдачи новых средств. Джастис Мейлз назвал действия экс-владельцев «Траста» как «схему Понци с причудливым названием» [Схема Понци − первая широко известная финансовая пирамида, названа по имени ее автора – ред.] В своем решении Мейлз отметил: «Показания самого свидетеля говорят о том, что если бы ЦБ знал правду о положении дел в банке, он отозвал бы у него лицензию; что он предпринимал активные шаги для сокрытия этого положения от ЦБ, так как знал, что эти шаги будут противозаконными с точки зрения российского банковского законодательства». Юров пытался на суде представить свои действия как «управление балансом», но судья назвал такое действия «нечестными».

Не поверил Джастис Мейлз и в то, что Юров, Фетисов и Беляев действовали в интересах «Траста». В решение говорится: «… за время, в течение которого, как признает обвиняемый, использовалась схема «закольцевания кредитов», чтобы замаскировать неплатежеспособность банка. Кроме того, обвиняемый (Илья Юров) получил 12 млн долларов в качестве зарплаты и бонусов; а абывшие кционеры получили выгоду от использования кредитов, на которые они приобрели активы, стоимость которых в настоящее время составляет около $100 млн – это акции компаний Willow River и RCP. . Акционеры также получили выгоду от других кредитов на сумму около $70 млн (были выданы компаниям, владение которыми они признали), которые не были возвращены. Наконец, бывшие акционеры почти продали свои доли в банке (которые фактически, были обесценены) третьей стороне за $100 млн». Судья особо отметил, что акции WR и RCP были залогом, предоставленным банку. Но 17 декабря 2014 года, за несколько дней до наступления в банке коллапса, акции были освобождены от залога по указанию акционеров и без всякого рассмотрения, что принесло им дополнительный доход. «Все это было сделано за счет розничных клиентов банка и, в конечном итоге, за счет российских налогоплательщиков», - заявил Мейлз.

Основной вывод лондонского судьи: «… есть основания считать, что акционеры вывели десятки миллионов долларов из средств банка. Большая часть этих денег пропала бесследно. Подсудимые раскрыли активы, которые уже были заморожены, например банковские счета в Швейцарии, или активы, о которых банк знал, такие как резиденция в Кенте. Однако ни банк, ни я не считаем, что было произведено полное раскрытие активов подсудимых».

Ранее директор блока специальных проектов банка "Траст" Николай Мыльников говорил, что новая администрация «Траста» ведет судебную работу, направленную на взыскание проблемных активов, в различных юрисдикциях − России, Великобритании, Швейцарии, на Кипре, и этот процесс может занять много времени – несколько лет.