Call-центр за колючей проволокой

Call-центр за колючей проволокой
Фото: https://sibadvokat.ru/
Незабвенный Остап Бендер, если помните, знал 400 сравнительно честных способов отъема денег. На фоне размаха мошеннических действий современных «идейных борцов за денежные знаки» хитрости и аферы великого комбинатора - это детский лепет.

По данным Сбербанка, в 2020 году телефонные жулики звонили россиянам более 15 млн. раз. В среднем за месяц банк отрабатывает более 350 тыс. жалоб на телефонное мошенничество. По сравнению с 2019 годом этот показатель вырос на 87%, информирует пресс-служба кредитной организации.

За год онлайн-аферисты похитили у граждан страны, по разным оценкам, от 70 до 150 млрд. рублей. При этом чаще всего страдали владельцы банковских карт. Примерно треть граждан призналась, что они или их близкие чаще всего теряли деньги после телефонных звонков. Почти каждый десятый по этой же причине расставался с крупной суммой денег.

О взрывном росте киберпреступности свидетельствует и другая печальная статистика. За первые шесть месяцев минувшего года по требованию Центробанка РФ было заблокировано около 10 тыс. криминальных телефонных номеров, что почти в четыре раза превысило соответствующий показатель предыдущего года.

Реклама на веке
Как разместить

А теперь поговорим об очевидном и невероятном. ЦБ, на мой взгляд, уже давно пора начать выдачу лицензий на ведение банковской деятельности пенитенциарным учреждениям страны. К сожалению, в этой шутке есть лишь доля шутки. Если судить по звонкам из изоляторов, тюрем и колоний, то мы имеем дело с «представителями» крупных кредитных учреждений: Сбербанка, ВТБ, Альфа-Банка… Очевидно другое: «виртуальные отделения банков» умудряются привлекать на свои нужды, проще говоря, в «общак», реальные денежные средства населения. Ничего невероятно в этом нет. Сидельцы, обслуга и охрана заведений за колючей проволокой, объединяясь в неформальные call-центры, не хуже продвинутых банкиров научились грамотно оценивать риски, а также освоили методы эффективных продаж. В результате через исправительные учреждения прокачиваются огромные денежные средства.

Когда мошеннические call-центры работают на воле, тут все понято. Возникает вопрос: как удается обеспечивать заключенных под стражу граждан средствами телефонии, а также предоставлять им доступ в Интернет? Казалось бы, невероятная задача. Но вот пара очевидных случаев.

Минувшим летом в московском СИЗО «Матросская тишина» случился большой переполох. В камерах были найдены телефоны, SIM-карты, беспроводные наушники и модемы. Во время обыска была обнаружена часть левой бухгалтерии. Выяснилось, что заключенные заплатили сотрудникам изолятора более 5 млн. рублей, а еще около 7 млн. рублей вложили в новую технику. В июле же прошлого года Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) сообщила о том, что в столичном СИЗО № 2 («Бутырка») в результате внепланового обыска были найдены и изъяты 40 мобильных телефонов, аксессуары к ним и 24 SIM-карты.

Подробнее о тюремных call-центрах и телефонном мошенничестве «Веку» рассказал председатель комиссии Общественного совета ФСИН Алексей Лобарев:

- Могу назвать три основных пути попадания запрещенных предметов за колючку. Прежде всего, это посылки и передачи родственников. Здесь люди проявляют немыслимую фантазию. Чаще всего используется двойное дно. Знаю случаи, когда телефоны с зарядкой попадали в колонию в высверленном черенке лопаты, в банке со шпротами. Симки проносят во рту, в тюбиках зубной пасты. Второй путь - краткосрочные и длительные свидания осужденных с членами семей, а также адвокатами. Наконец, самое печальное, когда криминальные посылки попадают за решетку с помощью сотрудников тюремной администрации.

- Алексей Юрьевич, насколько мне известно, сегодня для доставки заключенным «запрещенки» все больше используются достижения технического прогресса.

- Совершенно верно. На смену традиционным методам контрабанды, например, с помощью засылки на зону животных, приходят технические новинки. Теперь злоумышленники чаще всего пытаются перебрасывать телефоны и наркотики с помощью квадрокоптеров, арбалетов и даже специальных «пушек». К сожалению, год от года этот специфической вид «почтовой связи» только набирает обороты.

- Ладно, телефоны переброшены в зону. Но неужели нет возможности отключать связь в камерах?

- Есть так называемые генераторы шума или «глушилки». В редких случаях их используют. При постоянной работе электромагнитное излучение негативно сказывается на здоровье людей. А еще из-за «глушилок» пропадает связь не только в камерах, но и во всей ближайшей округе. Без связи остаются сами сотрудники исправительного учреждения. Плюс ко всему, это оборудование требует регулярного технического обслуживания и постоянного обновления.

- Получается, ликвидация мошеннических call-центров откладывается на неопределенное время.

- Не совсем так. В настоящее время ФСИН рассматривает возможность вместо «глушилок» применять новое более высокотехнологичное оборудование. Комплекс технических средств позволит экранировать сигнал или ставить выборочные помехи.

Проблему в той или иной мере пытаются решать все: правительство, силовики, банки. Сотовые компании, по оценке экспертов, пока менее активны в этом вопросе. Ситуацию призван изменить рассматриваемый в Госдуме законопроект об обязанности операторов сотовой связи отключать ее в тюрьмах по запросу ФСИН. Документ предполагает возможность блокировки незаконно используемых телефонных номеров на территории тюрем, колоний и следственных изоляторов.

И совсем обнадеживающая новость. В конце декабря 2020 года президиум правительственной комиссии по цифровому развитию утвердил план цифровой трансформации ФСИН. В течение трех лет будет в полном объеме профинансирована модернизация 380 российских тюрем, колоний и других исправительных учреждений. Это позволит кардинально усилить контроль и пресечь преступную деятельность осужденных, в том числе и телефонных мошенников.

- Алексей Юрьевич, кто виноват в сложившейся ситуации более-менее понятно. Будь Ваша воля, с чего бы Вы начали наведение порядка в исправительных учреждениях?

- Недавно побывал в одной из колоний Костромской области. Так вот там средняя зарплата контролеров 22-24 тыс. рублей. Люди мечтают об увеличении денежного довольствия хотя бы тысяч на 10-15. А теперь представьте, что этим же сотрудникам, которые в непростых условиях работают с очень непростым контингентом, порой предлагают взятки в сотни тысяч рублей.

Сейчас вспомнил эксперимент советских времен. В конце 80-х годов я служил начальником политчасти пенитенциарных учреждений Москвы. Не секрет, что в те времена, да и сейчас в местах лишения свободы изымаются порой немалые незаконные денежные средства. Тогда мы предложили руководству МВД пускать пятую часть бесхозной налички на премирование отличившихся сотрудников. Через полгода поток криминальных рублей в исправительных учреждениях стал таять на глазах. В результате уменьшилось и число противоправных действий осужденных.

Один мудрый человек как-то заметил: зарплата есть мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии. Если это будут помнить власть предержащие, то сотрудников для работы в пенитенциарных заведениях мы будем не набирать с трудом по объявлениям, а отбирать на конкурсной основе.

P.S. Когда материал готовился к публикации, пришли две свежие новости в тему. В ближайшее время, по всей видимости, сменится руководитель СИЗО «Матросская тишина». Одна из причин – в изоляторе не удается избавиться от нелегальных мобильников.

В связи с ростом телефонных мошенничеств Общероссийский народный фронт (ОНФ) предложил предоставить пожилым людям возможность добровольно отказаться от осуществления онлайн-платежей и денежных переводов с банковских карт. Яркий пример благоглупости общественников, которые предлагают бороться со следствием, а не с причиной зла.

Реклама на веке
Как разместить
США выразили «глубокую озабоченность» по поводу отчета ВОЗ о происхождении коронавируса в Ухане Как нажиться на великих национальных проектах? (часть 2)
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются