18+
  1. Что скрывается под вывеской «Агоры». ЦРУ заплатит за «нелюбовь к России»?

Что скрывается под вывеской «Агоры». ЦРУ заплатит за «нелюбовь к России»?

Что скрывается под вывеской «Агоры». ЦРУ заплатит за «нелюбовь к России»?
Российские правозащитники настойчиво предлагают всем недовольным россиянам жаловаться на свое государство в Страсбург. Теперь и по телефону. Представители ассоциации межрегиональной Ассоциации "АГОРА" объявили о создании «Объединенного штаба» правозащитных организаций.

Штаб будет обеспечивать гражданам России возможность жаловаться на свою страну странам НАТО. Для этого так называемые правозащитники даже открыли горячую телефонную линию в Страсбурге.

Иными словами, европейцы получили еще один канал для сбора информации о том, что делается в России. Причем сведения будут поступать из первых рук, минуя фильтр Министерства иностранных дел и ФСБ. В удовольствии опорочить Россию на международном уровне страны НАТО и раньше себе не отказывали, а теперь, благодаря нашим правозащитникам, могут и вовсе получать свежий «компромат» о «немытой и страшной» России прямо по прямому телефонному кабелю. Только успевай записывать.

Казалось бы, сейчас, на пороге очередной волны экономико-политических кризисов, когда европейцы сами находится у входа в то место, которое, собственно, и рифмуется со словом «Европа», им не компромат на Россию следовало бы коллекционировать, а разбирать собственные скелеты в шкафах еврозоны. Но нет – новый телефон в Страсбурге подключен, проверен и апробирован. Звоните, граждане! Жалуйтесь на свою страну, вписывайте в книгу ее международных позоров новые страницы. А если какая заминка – ну там, телефонного кода Страсбурга не знаете – свои же, российские правозащитники из «Агоры» вам помогут. Резонно возникает вопрос: "Они как раз за это от ЦРУ свои сребреники и получают?".

Ведь правозащитники России поставляют сведения НАТО отнюдь не из-за любви к истине и обостренного чувства справедливости, как это было лет тридцать назад. Давно ушли в прошлое те времена, когда слово «правозащитник» ассоциировалось с такими понятиями, как «Сахаров», «Солженицын», «мученик», «бескорыстный, честный человек», «совесть нации» и т.п.

Лет тридцать назад за правозащитую деятельность государство давало срок, в лучшем случае – выпихивало за границу. Сегодня же работа правозащитников не только не преследуется, но и неплохо оплачивается. Но… не деньгами российских жертвователей, а западными, чаще всего американскими благотворительными фондами. Такими фондами, которые созданы или же контролируются Центральным Разведывательным управлением (ЦРУ) США. В числе таких «спонсоров» уже упоминавшейся нами «Агоры» - созданный непосредственно ЦРУ Фонд поддержки демократии – тот самый, который уже был уличен в финансировании деятельности чеченских сепаратистов Ахмадова и Басаева. Юристы «Агоры» (супруги-адвокаты Павел Чиков и Ирина Хрунова) получали сотни и сотни тысяч долларов от другой американской организации, также неоднократно обвиняемой в «поджигании Кавказа» - Фонда Макартуров, а также и небезызвестного Фонда Сороса, о котором только ленивый не сказал, что он является прикрытием для американских спецслужб. Гонорары от организации подобного рода перетекают в карманы супругов Чикова-Хруновой не первый год, позволяя дружной семье адвокатов-«правозащитников» существовать вполне по-американски.

И вот, едва успев расписаться в иностранной ведомости за выданную валюту, юристы из «Агоры» начинают разворачивать такую деятельность, что остается только руками развести. В «копилке добрых дел» «Агоры» имеются, например, следующие достижения: несмотря на протесты органов опеки и попечительства, они настаивают на передаче больным СПИДом людям прав на опеку над несовершеннолетними здоровыми детьми. А также, вопреки протестам прокуратуры, добиваются того, чтобы осужденные с ВИЧ-заболеваниями, отбывающие срок за преступления выходили на свободу – такой прецедент был не так давно создан в Самаре.

А контакты адвокатов Павла Чикова и Ирины Хруновой, превратившей «Агору» в собственную семейную «доилку», с Фондом Сороса вообще заслуживают отдельного рассмотрения. Формально «Агора» занимается проблемами больных СПИДом сограждан – в том числе наркоманов. А фонд Сороса, чтоб вы знали, выступает за легализацию в России героиново-метадонных методов лечения наркозависимости. Суть метадоновой терапии в следующем: наиболее тяжелым запущенным наркоманам, которые не собираются лечиться и к тому же заражены ВИЧ, выдавать бесплатный наркотик – метадон, который к тому же хорошо, если бы закупался за счет государства.

Наши врачи считают рекламируемую Соросом метадоновую терапию формой легализации наркомании. "Она настолько же неэффективна, насколько было бы неэффективно лечение ожога раскаленным утюгом. Зависимость от одного наркотика лечить другим - это нелепо! За этими действиями стоит известный наркотеррорист Джордж Сорос, который и проплачивает подобные заявления", - утверждает президент российского общественного объединения "Россия без наркотиков" Владимир Иванов.

С Ивановым согласен и известный борец с наркоторговлей Евгений Ройзман: «Представляете, что они предлагают? Бесплатно наркоманам выдавать метадон. Если у нас героиновых наркоманов, по моим подсчетам, около двух миллионов, значит, два миллиона человек они хотят пересадить на метадон, то есть будет постоянная потребность в метадоне, и они нам будут этот метадон поставлять. У них просто образовались огромные запасы метадона», - отмечает Ройзман, добавляя при этом, что Сорос – один тех людей, кто лоббирует эти программы заместительной терапии. «Он имеет огромные лоббисткие возможности и деньги, и это у него получается. Например, в свое время в Татарстане чуть на это не пошли. И сегодня огромного труда стоило обезопасить нашу страну».

Здесь нельзя не упомянуть, что проплаченные фондом Сороса супруги-юристы из «Агоры» известны и своими шумными претензиями к Минздраву. «Правозащитники» утверждают, что условия конкурса на профилактику ВИЧ-инфекции, объявленного Минздравсоцразвития России нарушают антимонопольное законодательство.

Эти претензии выглядят, мягко говоря, подозрительными. Не стоит ли за праведным гневом семьи адвокатов желание супругов самим включиться программу закупки и распространения лекарств от ВИЧ? В этот перечень входят, например, метадон и другие препараты. Фактически, можно предположить, что людей просто пересаживают на более сильные наркотики, каким и является метадон и многие другие препараты – это огромный рынок и большие деньги, которые можно к тому же удвоить и утроить, если лоббировать интересы Сороса.

Дело, конечно, с запашком, но юристам «Агоры» не привыкать и не стесняться. Есть мнение, что деятельность «Агоры» тесно связана с криминалитетом. Это подтверждается самими близкими к ассоциации юристами. Так, коллега и партнер «Агоры» Дмитрий Динге, сам недавно побывавший в СИЗО и защищающий фашистов, нацболов и проституток, откровенно признается в своих связях с криминальным элементом. «В финансовом плане я держусь на мутных типцах» - говорит Дмитрий, имея ввиду людей, «которые занимаются не совсем деятельностью в рамках закона».

Впрочем, от самой «Агоры» многого ждать не приходится. Юристы и правозащитники этой ассоциации то и дело попадают в сводки скандальных новостей. Венцом «карьеры» «Агоры» можно назвать события летом прошлого года, когда семейный бизнес адвокатов-супругов Павла Чикова и Ирины Хруновой едва не покатился под откос. МВД Татарстана выявила в деятельности «Агоры» серьезные налоговые нарушения. Выяснилось, что из четырех иностранных фондов, финансировавших деятельность "Агоры", только два входят в перечень международных и иностранных организаций, гранты которых не подлежат налогообложению.

Примерно в то же самое время в Управление по налоговым преступлениям МВД из прокуратуры поступило сообщение об участии правозащитной ассоциации «Агора» в отмывании доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Следователи также выяснили, что юристы «Агоры» купили в центре Казани недвижимость на средства, происхождение которых осталось тайной за семью печатями.

Все это при зрелом анализе не может не навести на мысль, что «Агора» – не столько действительно правозащитная организация, сколько хорошо отлаженное коммерческое предприятие со стабильным, хотя и сомнительного происхождения доходом. С другой стороны, в силу срастания российской «правозащиты» с заокеанским бизнесом, нет оснований удивляться тому, что некоторые российские правозащитники ведут ту "правозащитную" политику, которая выгодна в первую очередь самим спонсорам.

Как писал по этому поводу правозащитник, заместитель директора Центра исследований по правам человека Государственного университета «Высшая школа экономики» Алексей Смирнов - «Запад вкладывает в нашу демократию для себя. Для них это долгосрочные, но выгодные инвестиции - убрать с карты мира "империю зла", цивилизовать ее на западный манер, в меру ослабить для спокойной жизни, бизнеса и политики".

Ответ Ассоциации Агора» на публикацию

Межрегиональная правозащитная Ассоциация «Агора» последовательно защищает свободу слова и независимость интернета в России, отстаивает право авторов на мнения и оценочные суждения, представляя интересы как отдельных журналистов, блогеров, общественных деятелей (Олег Кашин, Алексей Навальный, Виктор Шендерович, Артемий Троицкий, Марат Гельман), так и редакций СМИ («Новая газета», ИА «ВолгаИнформ»).

Тем не менее, появление в РИА “Новый регион” 21 декабря 2011 года материала “Грантоеды” призывают граждан “сливать” компромат на Россию”, в котором несоответствующая действительности ложная информация, умышленное искажение и умалчивание фактов переплетается с сомнительными попытками прикрыться мнением журналиста — “как отмечает корреспондент “НР” — не может не остаться без реагирования. Пользуясь правом на ответ, просим редакцию опубликовать его.

Оставим на совести автора текста его ничем не подтвержденные, местами детские или стереотипные оценочные суждения о жуликах в правозащите, грантоедах, паразитах, шпионах, сгущении красок, втаптывании в грязь репутации страны, жизни вполне по-американски, понижении международных рейтингов РФ, ладошках под денежный поток из-за рубежа и т.д. Остановимся на конкретных ложных утверждениях о якобы фактах журналиста Арины Мороковой, не соответствующих действительности.

Не соответствует действительности

Неправительственная организация “Национальный фонд поддержки демократии”, являющийся одним из десятка различных доноров, которые поддерживают Ассоциацию Агора, вопреки голословному утверждению журналиста, не была создана Центральным Разведывательным управлением (ЦРУ) США.

Агора не получает денег от Фонда Сороса на решение “проблем больных СПИДом сограждан”. Деятельность, направленная на юридическую защиту людей, живущих с ВИЧ, поддержаны фондами TIDES и российской общественной организацией “СПИД-инфосвязь”, которая, в свою очередь, получила их по линии Глобального Фонда ООН по борьбе с туберкулезом, СПИДом и малярией. Что касается деятельности по защите прав наркозависимых, она поддержана Управлением ООН по наркотикам и преступности — специализированным учреждением Организации Объединенных Наций, занимающимся борьбой с распространением наркотиков и связанной с ним преступностью. Ни в одном из этих проектов речь не идет о легализации в России опийной заместительной терапии (не героиново-метадоновых методов лечения наркозависимости, как пишет автор материала). Юридическая защита во всех делах заключается в предоставлении консультаций юристов и адвокатов, представлении интересов на стадии следствии и в судах по делам о нарушении прав в связи с положительным ВИЧ-статусом или наркозависимостью.

Несмотря на безуспешную попытку журналиста найти связь между нахождением штаб-квартиры Ассоциации в Казани и “возможным внедрением метадоновой терапии в Татарстане”, правозащитники не только не имеют никакого отношения к “метадоновому эксперименту”, о котором сообщает в материале Евгений Ройзман, но обращают внимание, что никогда не было никакого эксперимента. Как сообщили в Агору казанские ВИЧ-активисты, несколько лет назад доктор медицинских наук, заведующий кафедрой медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета, врач-психиатр высшей категории, член правления Российского общества психиатров Владимир Менделевич лишь инициировал в регионе публичную дискуссию о пользе такой терапии, которая быстро была пресечена местными властями.

Между тем, тема, связанная с ВИЧ, - одно из десятка направлений деятельности Ассоциации. Сообщество Агора насчитывает порядка 40 юристов и адвокатов, работающих по резонансным делам о преследовании журналистов и гражданских активистов, полицейском и армейском произволе, врачебной халатности и нарушении прав детей в большинстве регионов России. Говорить о некоем “семейном бизнесе”, основываясь на включении в правозащитную деятельность двух супругов — крайне сомнительная аргументация.

Деятельность Ассоциации не может быть (как крайне осторожно, опасаясь иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, пишет автор материала) тесно связана с криминалитетом. Никак не связана. Сотрудничающий с Ассоциацией адвокат Дмитрий Динзе никогда не содержался в СИЗО. А защищать тех, кто обвиняется в каких-либо преступлениях (непосредственная работа адвоката), и быть связанным с криминалитетом — разные вещи.

Автор пишет, что в Управление по налоговым преступлениям МВД из прокуратуры поступило сообщение об участии правозащитной ассоциации “Агора” в отмывании доходов, полученных преступным путем, и финансировании терроризма. При этом он не уточняет, что два года назад, в 2009 году, эта информация после тщательной проверки контролирующих органов не нашла своего подтверждения и не соответствует действительности.

В материале утверждается, что юристы Агоры “купили в центре Казани недвижимость на средства, происхождение которых неизвестно”. Это также ложное и не соответствующее действительности утверждение. У Ассоциации Агора нет в собственности недвижимости. Очевидно, что автор говорит о здании, в котором расположена штаб-квартира Ассоциации. Оно принадлежит Казанскому правозащитному центру. В 2008 года эта организация стала единственной в Европе обладательницей престижной премии Фонда Макартуров, о чем вышли десятки материалов в региональных, федеральных и мировых СМИ. Таким образом, “происхождение средств” на покупку недвижимости известно и публично, причем это не деньги Ассоциации Агора, а одной из правозащитных организаций — ее партнеров.

Искажение и умалчивание фактов

Автор заявляет, что “правозащитники настаивают на передаче больным СПИДом людям прав на опеку над несовершеннолетними здоровыми детьми”. Сама формулировка журналиста является абсолютно некомпетентной, опасной и дискриминационной. Речь идет не о больных СПИДом, а о людях, живущих с ВИЧ, которые, принимая специальные лекарства, могут и ведут полноценную многолетнюю жизнь, рожают и воспитывают здоровых детей. А Агора помогла ВИЧ-позитивной Светлане Изамбаевой добиться опеки над родным младшим братом, который после смерти матери сначала попал в чужую семью в глухой чувашской деревне, а затем в детский дом. Где лучше жить ребенку, в детдоме или у родной, пусть ВИЧ-положительной сестры, но которая воспитывает также двух собственных здоровых детей, и решали российские суды. В итоге встали на сторону ребенка и Светланы.

В материале утверждается, что правозащитники “добиваются того, чтобы осужденные с ВИЧ-заболеваниями, отбывающие срок за преступления, выходили на свободу”. Журналист забывает уточнить, что речь идет об исключительных случаях, когда ВИЧ-положительных осужденных в стадии СПИДа отпускают домой фактически умирать и что сами колонии поддерживают решения об освобождении таких людей, так как не могут обеспечить полноценного лечения и боятся получить в своей статистике очередной труп. И, конечно, в таком запланированно-негативном материале невыгодно освещать истории, когда юристы Ассоциации помогают девушкам добиться наказания заразивших их ВИЧ, когда ВИЧ-положительные дети после вмешательства правозащитников незамедлительно начинают получать отсутствующие в СПИД-центрах жизненно необходимые для них лекарства. Насколько эти требования отвечают вопросам безопасности граждан России, задается вопросом журналист.

Автор материала утверждает, что МВД Татарстана якобы прошлым летом выявило в деятельности Агоры серьезные налоговые нарушения. Публичные голословные обвинения МВД звучали в 2009 году. Автор умалчивает, что в сентябре того же года МВД вынесло решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в ноябре прокуратура и Вахитовский суд Казани выявили в действиях проводивших проверку милиционеров грубые нарушения, а замминистра МВД республики наказал провинившихся подчиненных.

Также автор не сообщает, что в июле 2011 года по делу Ассоциации Агора Высший арбитражный суд России постановил, что пожертвования, полученные российскими некоммерческими организациями из-за рубежа, не облагаются налогом на прибыль вне зависимости от того, входят доноры в так называемый “путинский перечень” международных и иностранных организаций или нет. В октябре 2011 года Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы России № 14 по Татарстану перечислила на счет Ассоциации Агора 987 тысяч 984 рубля 24 копейки, ранее незаконно взысканные с правозащитников в качестве якобы налога на прибыль с полученных пожертвований. В декабре налоговики выплатили правозащитникам даже проценты за незаконное пользование их финансовыми средствами на протяжении полутора лет. Росфинмониторинг, в чьи полномочия входит контроль за всеми поступлениями денежных средств из-за рубежа, в суде подтвердил, что Ассоциация АГОРА российское законодательство не нарушала.

К слову о “сомнительном происхождении доходов” и сложности контроля над расходованием средств, о котором говорится в материале со ссылкой на неназванных правоохранителей, деятельность Ассоциации максимально публична и открыта. Она контролируется множеством государственных органов, в частности, Министерством юстиции, налоговой службой, Пенсионным фондом, Фондом социального страхования, а отчеты в том числе о расходовании денежных средств ежегодно публикуются в СМИ.

Таким образом, ни одно негативное утверждение в адрес Ассоциации Агора с целью опорочения ее репутации не соответствует действительности. Кроме того, журналисты “Нового региона” до сегодняшнего дня систематически получали от Ассоциации всю информацию, включая результаты милицейско-налоговой тяжбы и получение Казанским правозащитным центром престижной премии. То есть речь идет не только о ложной, несоответствующей действительности информации, но и об умышленном умалчивании фактов и очевидном искажении данных о деятельности Ассоциации Агора. Говоря словами автора, жулики встречаются во всех сферах жизни ... в журналистике в том числе.

Отказ в реализации права на ответ будет нарушением Федерального Закона РФ “О СМИ” и вынудит нас обратиться за защитой своих прав и законных интересов в государственные и судебные органы.

Дмитрий Колбасин, руководитель отдела информации Межрегиональной правозащитной Ассоциации “Агора”.