18+
  1. Ефим Бершин: Комплекс безопасности

Ефим Бершин: Комплекс безопасности

Прошедший в первую неделю июля визит президента Грузии Михаила Саакашвили в Соединенные Штаты Америки и сделанные там заявления еще раз показали, что мировая война за энергоносители в самом разгаре. Причем, один из ее важнейших фронтов прорыл свои окопы на наших южных границах.

Антигазовая идеология

Случайно как-то оброненная бывшим государственным секретарем Соединенных Штатов Мадлен Олбрайт фраза о том, что нечестно, когда одна страна (Россия) владеет таким большим количеством энергоресурсов, - совсем не случайна. Просто то, что у официальных лиц на уме, у бывших официальных лиц на языке. Понятно, что отнять энергоресурсы у России или у какой-нибудь другой страны просто так не удастся. Для этого нужна подоплека, идея, идеологически оправданная причина. У Ирака якобы нашли химическое оружие и под этим предлогом организовали военное вторжение. У Ирана теперь ищут ядерное оружие. В России все это искать не надо то, что у нас есть оружие массового поражения, и так все знают. Для России нужна другая причина. И она вроде бы найдена: энергетическая безопасность. Миру хотят объяснить, что российские поставщики нефти и газа ненадежны. Поэтому наряду с массовыми антироссийскими кампаниями в западной печати и в печати некоторых бывших республик СССР, предпринимаются попытки отнять, к примеру, у Газпрома рынки сбыта.

По словам заместителя помощника госсекретаря США Метью Брайза, сказанным на встрече с Саакашвили, вопрос в данном случае сводится к обеспечению Грузией беспрепятственного экспорта азербайджанских углеводородов в страны Европы через свою территорию. Азербайджан, - сказал Брайза, - становится одним из самых крупных мировых поставщиков нефти и газа, он обеспечит газом не только Турцию и Грузию, но и Грецию и Италию, и не исключена возможность подачи азербайджанского газа Украине. Как подчеркивают эксперты, из этого заявления следует, что США взяли курс на сокращение российского доминирования на рынке газа в странах СНГ и Западной Европе с целью исключить возможность российского влияния на внутриполитическое положение этих стран.

Честно говоря, никакого особого влияния с использованием фактора энергоносителей и не было. А если и пытались влиять, то другими способами, большей частью неуклюжими. Да, есть попытка перейти на рыночные цены в отношениях с бывшими республиками Союза. Но это в рыночном мире совсем не криминал. Даже наоборот. Так в чем же дело? Складывается впечатление, что и посленовогоднее воровство российского газа Украиной, в результате чего западные партнеры Газпрома недополучали сырье, и зимняя авария на газопроводе, связывающем Россию с Грузией, и массовая кампания в западной печати по этому поводу звенья одной цепи. Кому-то очень нужно было доказать, что иметь дело с Россией нельзя. Что партнерские отношения с российскими производителями углеводородов чреваты потерей энергетической безопасности. То есть, можно смело говорить, что с Нового года была запущена против России новая энергетическая идеология. И после окончания Петербургского саммита восьмерки, где энергетический вопрос станет главным, идеология эта или расцветет, или временно притихнет. Но не умрет.

Нефтепровод, налитый кровью

Всем памятна еще борьба, развернувшаяся в 1999 году за право транспортировать азербайджанскую нефть. Россияне настаивали на том, что транспортировка по российской территории обойдется дешевле, тем более, что не нужно было строить новых трубопроводов. Они уже были. Один из них вел к Новороссийску через Чечню, а другой через Дагестан. Грузины, турки и американцы (а под американским давлением и Азербайджан) настаивали на южном пути через Грузию. Если разбираться объективно, то южный путь был нужен только Грузии, поскольку она рассчитывала получать деньги за транзит нефти. Азербайджану было все равно. Как и Турции, потому что трубопровод в любом случае должен был вести в Джейхан. А откуда из Поти или из Новороссийска разницы никакой. Возможно, американским компаниям Exxon Mobil и Devon Energy, участвующим в этом проекте очень уж хотелось вложить деньги в строительство нового трубопровода. Но этот вопрос к ним. Сейчас же в новом свете предстают те методы, с помощью которых все-таки был выбран южный путь.

Одним из основных условий при этом выборе была названа безопасность. То есть, на территории, по которой должна была транспортироваться азербайджанская нефть, не должно было быть никаких конфликтов. Тогда, в 1999 году, как мы помним, обе кавказские горячие точки мирно спали. То есть, были заморожены. Чечня уже почти три года была абсолютно самостоятельной. Более того, с Масхадовым (а тот, в свою очередь, - с полевыми командирами) в тот момент удалось договориться о том, что Чеченская республика сделает охрану нефтепровода чуть ли не государственной политикой. Тем более что Чечня получала бы деньги за транзит. В Нагорном Карабахе тоже все было тихо. Но если даже чеченский фактор смущал будущих потребителей азербайджанской нефти, то существовал альтернативный путь через абсолютно мирный в тот момент Дагестан, где усилиями тогдашнего российского вице-премьера Немцова была в кратчайшие сроки сооружена обходная (в обход Чечни) нитка нефтепровода.

Однако к лету 1999 года начались странные вещи. Во-первых, руководство Нагорного Карабаха получило депешу из ОБСЕ с требованием срочно заключить мирный договор с Азербайджаном. Потом состоялся до сих пор не разгаданный расстрел президиума армянского парламента. Во время, которого, кстати, погибли люди, которые должны были на предстоящем осеннем саммите в Стамбуле отстаивать интересы непризнанных государств Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. В частности, рассказать о тех притеснениях, которым подвергаются абхазцы и осетины в Грузии. И, наконец, одним звонком будильника были разбужены сразу два взрывоопасных региона. Басаев и Хаттаб, вопреки противодействию Масхадова, направили свои отряды в Дагестан. Ни одному здравомыслящему человеку не придет в голову предположить, что Басаев рассчитывал завоевать целую российскую республику, не встретив противодействия со стороны федеральной армии. Ясно было, что рано или поздно его отряды будут разбиты. Так зачем же Басаев пошел в Дагестан?

Сегодня представляется, что ответ на поверхности. Поскольку, как уже было сказано, одним из условий выбора региона транспортировки нефти была названа безопасность, нужно было сделать так, чтобы российский маршрут стал опасным. И он таковым стал. Нападение на Дагестан вызвало новую чеченскую войну. А потому осенью в Стамбуле США, Грузия, Азербайджан и Турция подписали соглашение, по которому нефть пошла по южному пути. Россия в этом не участвовала.

А нефти-то нет

Сегодня аналогичная история происходит с азербайджанским газом. Уже в этом году, как недавно заявил начальник управления иностранных инвестиций Азербайджана Вагиф Алиев, экспорт газа для Турции с месторождения Шах-Дениз предусмотрен в объеме 480 млн кубометров. На следующий год эта цифра увеличится до 4 млрд. Этим же газом намеревается пользоваться не только Грузия, но и Украина.

Но опять же возникает вопрос: зачем Украине покупать газ в Азербайджане, пользуясь еще не построенным газопроводом, если по ее территории уже проходят все необходимые газовые коммуникации? Из-за цены? Газ с Шах-Дениза, действительно, будет на четверть дешевле российского. Но только в этом году. Со следующего года цены вырастут. Кроме того, украинцам придется платить транзитные деньги Грузии, в то время как газ из России приходит к ним напрямую. Не стоит забывать и о том, что Грузия с Украиной не граничит. От грузинских берегов этот газ до Украины надо как-то доставлять. Как? Либо в сжиженном виде танкерами (для чего надо еще построить заводы по сжижению газа), либо по дну Черного моря. Но подводного газопровода, ведущего, к примеру, в Одессу или в любой другой причерноморский украинский город, тоже нет. Его надо строить. А сколько это стоит, говорить не надо.

История с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан сегодня привела к парадоксальным результатам. Экономически важным этот нефтепровод оказался только для Азербайджана. Что вполне объяснимо. Ильхам Алиев заявил, что БТД за двадцать лет принесет республике 140 миллиардов долларов. А что он принесет остальным? Представители вышеупомянутых американских компаний уже заявили, что нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, который в 2026 году станет собственностью Азербайджана, - нерентабелен. А, между тем, участники проекта уже вложили в него около четырех миллиардов долларов. О чем они думали семь лет назад, когда ввязывались в это дело? Только о том, чтобы навредить России? А азербайджанский эксперт Назим Иманов, словно вторя американцам, констатировал, что для мировых потребителей нефти значение БТД будет не столь велико, как это кажется многим в нашей республике. Следующая же его фраза повергла всех в шок: Оно может повыситься лишь в случае атаки США на Иран.

Сегодня вдруг выяснилось, что в самом Азербайджане, чьи извлекаемые запасы жидких углеводородов составляют около 1,3 млрд тонн, нефти для рентабельного заполнения трубопровода нет. А уж о том, чтобы заполнять его 40 проектных лет, никто уже и речи не ведет. Есть, правда, слабая надежда на помощь Казахстана. То есть, на то, что Казахстан погонит свою нефть через Каспий в Баку для загрузки БТД. Но для этого опять же нужно строить подводный трубопровод по дну Каспийского моря или перевозить нефть танкерами. Но если даже не учитывать подобного рода препятствие, следует признать, что Астане все это не очень нужно. Конечно, американцы вынудили Назарбаева согласиться качать свою нефть в Европу через Азербайджан. Их понять можно им во чтобы то ни стало нужно загрузить убыточный нефтепровод. Но не надо забывать, что у Казахстана есть широкий выбор направлений и объемов продаж своей нефти два его нефтепровода ведут в Россию, а один в стремительно развивающийся Китай, что сулит гораздо более высокие прибыли. Поэтому вряд ли Казахстан станет строго придерживаться обязательств в отношении азербайджанского маршрута.

Следовательно, вся суета вокруг российских энергоносителей и трубопроводов все больше приобретает вид обыкновенного шантажа, преследующего элементарные цели: запугать российских производителей углеводородов отсечением их от мировых рынков и попытаться все же присосаться к российским месторождениям. Президенты Грузии, Украины, Молдавии, Польши играют в этом деле исключительно вспомогательную роль помощников США. Поскольку других выгод для их государств не предвидится. Они им, видимо, и не нужны. Не для этого их нанимали на президентскую работу.

Что же касается вопроса антироссийских кампаний в печати и утверждений о нашей ненадежности и недемократичности, то на него лучше всех ответил один из американских конгрессменов, заявивший буквально следующее: Отдайте нам Газпром и мы немедленно признаем Россию демократической страной.