18+
  1. «Елки, я же в Кремле»!

«Елки, я же в Кремле»!

«Елки, я же в Кремле»!
Строитель с судимостью написал в Генеральную прокуратуру РФ жалобу, в которой раскрыл тайны «главной стройки страны»: ремонтируют Кремль люди без специального строительного образования и имеющие даже не по одной судимости.

Эх и не везет 14-му корпусу Кремля! Стоило только президенту предложить его снести, как над ним нависла новая угроза. А разразиться скандал может из-за одного простого работяги из Саранска. Мужчина написал в Генеральную прокуратуру РФ жалобу, в которой раскрыл тайны «главной стройки страны», на которой он лично вкалывал. В числе прочего поведал наш герой о том, что нередко ремонтируют Кремль люди без специального строительного образования и имеющие даже не по одной судимости. Так ли это? Удивительные приключения «тружеников» стройки №1 — в расследовании спецкора «МК».

На днях президент России Владимир Путин предложил на месте 14-го корпуса Кремля восстановить два монастыря. Подчеркнул, что, дескать, пока это только идея. Но идея, озвученная главой государства, — считай, готовый призыв к действию. И уже мало кто сомневается, что 14-й корпус, который сейчас на ремонте, снесут.

39-летний житель города Саранска Андрей Червяков в легком шоке от сей новости.

— Как снесут? И все это, значит, мы зря делали? Столько пота нашего, столько денег государственных впустую…

В его рассказ сразу и не поверишь, но его жалоба уже не где-нибудь — в Генеральной прокуратуре РФ. Более того, я специально попросила Червякова взять меня с собой на прием к прокурору. Но по порядку.

Андрей прочитал объявление о наборе работников на строительство и отделку объекта Кремля (потом выяснилось, что это был именно 14-й корпус) вахтовым методом в одной газете. Там же был указан номер телефона для связи. Он, кстати, до сих пор рабочий, и вы спокойно можете договориться о том, чтобы вас трудоустроили.

«Елки, я же в Кремле»!

Фото Ева Меркачева

— Я позвонил, — рассказывает Андрей. — Трубку взял представитель компании «Никос» Александр. Он сказал, что они только людей набирают, а руководит всей кремлевской стройкой хорватская фирма. Сказал еще, что еда и жилье бесплатные, а зарплата будет хорошая. Спросил, не судим ли. Я уклонился от ответа. А сам подумал: эх, «пробьют» — не возьмут. И вдруг он перезванивает со словами — тебя проверили на судимости, все чисто, едешь в Москву. Я про себя подумал: ничего себе!

Андрей, к слову, дважды судим, в том числе за то, что, как сам говорит, «с пацанами держали город». Но, освободившись, встал на путь исправления и даже какое-то время работал коммерческим директором в одной фирме. По его словам, среди работников на стройке в Кремле чуть ли не половина была судимых. И они сами по этому поводу подшучивали: мол, кто бы мог подумать, что Кремль будет в них нуждаться…

26 марта 2014 года Червяков приехал в столицу.

— В Кремль я проходил через Спасские ворота, — рассказывает Андрей. — Каждый раз мне выписывали спецпропуск как рабочему стройки. Я проходил три кордона. Мобильник у меня забирали, вообще проверяли всего с головы до ног. Но как только я попадал на стройку, весь порядок и все строгости заканчивались. Там будто свой мир. Безумный.

«Елки, я же в Кремле»!

Заявлением Червякова заинтересовались в Генеральной прокуратуре. Фото: Ева Меркачева

Помню, начальник стройки спросил: «Чего-нибудь умеешь делать?» Я честно ответил: нет. «А чего приехал?» Я отвечаю: так сказали, что берут всех подряд. Я на этой стройке дивился всему каждый день. Прямо анекдотичные ситуации. Прошу дать молоток (отбивать фасад), а мне на это: «Нету. Сделай его сам из чего-нибудь. Вон, к примеру, две железки свяжи вместе». Или говорят мне: «Бери перфоратор и лезь на крышу». А я перфоратор впервые вижу, не понимаю, как он работает вообще. Высоты боюсь, снаряжения никакого не дают. Кричу: «Вы что делаете? Куда меня посылаете без страховки? Я же разобьюсь». В ответ: «Не умничай». Залезли с другими рабочими на крышу, друг друга держали… Сидим, смотрим — два вертолета приземляются, Путин выходит… И до меня доходит: елки, я же в Кремле!

По словам Червякова, работали в Кремле с утра до вечера как проклятые. «Не дай Бог где еще так вкалывать!» — периодически вздыхает Андрей. Носили кирпичи, ломали перегородки, отбивали штукатурку внутри здания, снимали побелку снаружи — много всего. Одежды не хватало, и потому носили друг за другом. Один снял спецовку, другой тут же ее надел. Помещение для переодевания было крошечным, а рабочих много, так что приходилось стоять в очереди по часу.

— Кормили в основном супом из консервов, — продолжает Андрей. — У нас парень был, который с этой же компанией работал в Сочи, строил олимпийские объекты. Так вот он рассказывал, что там чуть ли не как в ресторане — выбирать можно было из меню. И он думал, что уж в Москве будет не хуже. Но не тут-то было. Жили в общежитии по 15 человек в комнате. Я каждый вечер изумлялся, глядя на своих соседей — это ж надо, такой сброд набрали! К работе они относились своеобразно. Ну, в смысле, что могли из вредности взять и какую-то плиту мраморную дорогущую разбить.

Проработал в Кремле Андрей 15 дней, а потом плюнул и уехал домой. С одной стороны, разочарованный, потому что ему не заплатили. С другой стороны, воодушевленный, потому что Путина не раз видел своими глазами. Уже дома долго в нем боролись два этих чувства, и… первое победило. Позвонил в прокуратуру, СК, ему сказали, чтобы приехал в Москву и написал официальную жалобу. В ней Червяков сообщает не только о том, что сам пострадал, но и вообще о ходе ремонтно-строительных работ «за кремлевскими зубцами».

— Руководство стройки говорило: «Скоро заключим с вами трудовой договор», — объясняет Андрей уже не мне, а внимательно слушающему его представителю Генпрокуратуры в приемной генпрокурора. — Дни шли, а ничего не заключали. И зарплату мне не выплатили.

«Елки, я же в Кремле»!

фото: Александр Корнющенко

— Поискали бы работу поскромнее, — отвечает ему на это страж закона. — Зато там деньги платят.

— Так моя-то в чем вина? Меня «кинули», а мне на это говорят — зачем ты, русский Иван, вообще пошел туда работать? — парирует Червяков (а я с изумлением слушаю их диалог).

Андрей, судя по всему, не единственный, кто денег за свой ударный «кремлевский» труд не получил. Я созвонилась с другими работягами, но они, в отличие от Червякова, свои фамилии называть боятся.

Не знаю, чем закончится официальное разбирательство, но вот что дало журналистское расследование.

Во-первых, строительные работы в Кремле действительно выполняет хорватская компания «Харвинтер». Фирма выиграла тендер, который был размещен на сайте госзакупок в строгом соответствии с законом. И это действительно та самая компания, что строила в Сочи. Государство с ней расплатилось целиком. Никаких задолженностей, как уверили меня в Кремле, не было.

— А мы нанимали рабочих через субподрядчика — фирму «Никос», — объясняют подрядчики. — И она отвечает за подбор персонала. Было строгое указание — заключать трудовые договора с каждым. В случае с Червяковым будем разбираться. Может быть, он забыл, что такой договор подписал? Иначе бы он в Кремль не попал. А зарплату он не получил, потому что выплачивается та в конце месяца. Он же не доработал. Насчет якобы имевших место нарушений правил техники безопасности — тоже неправда. Ведь на стройке всегда дежурил инженер по технике безопасности, и он бы не допустил, чтобы люди без подготовки поднимались на крышу.

Получить комментарии у субподрядчика не удалось. Зато после моих звонков они сами нашли Червякова.

— Обещали рассчитаться со мной. Чудеса! — радостно сообщил Андрей. — Объясняли, что это не они виноваты, а «Харвинтер». Мне-то какая разница кто, пусть зарплату отдадут и все.

Уж и не знаю, смеяться ли над всей этой историей или плакать. Если такое происходит на «главной стройке страны», то что ждать от других? И тут напрашивается очередной вопрос по госзаказам. Может, если уж фирма взялась реконструировать Кремль, то запретить ей нанимать субподрядчиков, чтобы вся ответственность была на ней одной? А то как у тех семи нянек. Зато вот теперь точно знаю, что решение президента о сносе 14-го корпуса единственно верное. Черт его знает, чего там «Червяков и его компания» понастроили…

«Елки, я же в Кремле»!

Наемные рабочие часто становятся жертвами обмана. фото: Александр Астафьев

СПРАВКА «МК»

14-й корпус — большое здание в виде трезубца, расположенное сразу за Спасскими воротами. Построено в 1934 году на месте снесенных большевиками Чудова и Вознесенского монастырей. В здании располагался кабинет Президента РСФСР Бориса Ельцина. Тут же был второй рабочий кабинет Президента РФ (ни Путин, ни Медведев, правда, им толком не пользовались). В 14-м корпусе проходили ежегодные заседания Верховного Совета, а затем пресс-конференции президента. Здесь были кабинеты службы протокола и пр. С 2012 года здание на ремонте.

Ева Меркачева