18+
  1. ФГУПы спрятали доходы

ФГУПы спрятали доходы

ФГУПы спрятали доходы
Правозащитники из «Трансперенси интернешнл – Россия» выяснили, кто из руководителей госучреждений и ФГУПов не отличается транспарентностью, не раскрывая свои доходы за 2014 год. Для некоторых организаций, «созданных для выполнения задач, поставленных перед правительством», видимо, борьба с коррупцией в стране уже закончилась.

В «особом списке» руководства страны всего 39 крупных ФГУПов, фондов и учреждений, чьи руководители, строго говоря, не являются госслужащими, но обязаны публиковать декларации о доходах по итогам года. В департаменте госслужбы и кадров правительства пояснили: эти сведения должны обязательно публиковаться на официальных сайтах организаций.

Но, как выяснили эксперты «Трансперенси интернешнл – Россия», порядка 25 госучреждений не раскрыли данные о доходах должным образом. Например, у госпредприятия «Национальный фонд содействия инвалидам» и госучреждения «Федеральный фонд производственных инноваций – национальный фонд» не удалось найти даже сайтов. У ФГУП «Администрация гражданских аэропортов», НИЦ «Курчатовский институт» и «Предприятие по управлению собственностью за рубежом» управделами президента не нашли опубликованных сведений ни за 2013, ни за 2014 годы. Правда, пресс-секретарь управделами президента РФ Виктор Хреков объяснил отсутствие деклараций тем, что предыдущего руководителя ведомства в прошлом году арестовали за злоупотребление полномочиями, а новый был назначен только недавно, поэтому отчитывать ему предстоит лишь в 2016 году.

Не были найдены декларации за 2014 год и у руководителей «Росморпорта», «Почты России», «Космической связи», ГКНПЦ им. Хруничева и ИТАР-ТАСС. Представитель ТАСС Дмитрий Перцев сослался на июньское постановление правительства 2013 года, согласно которому госкомпании обязаны предоставлять, но отнюдь не публиковать данные об имуществе руководства.

Однако в прошлом году премьер Дмитрий Медведев подписал другое постановление, согласно которому руководители госучреждений будут отчитываться о своих доходах публично – и эта информация должна быть доступна для СМИ. «Костлявая рука декларирования дотянулась до группы лиц, управляющих государственными учреждениями и предприятиями - так называемыми ФГУПами, - приводил «Коммерсант» слова руководителя «Трансперенси интернешнл – Россия» Елены Панфиловой. - Эти ФГУПы любопытны тем, что они управляют нашей с вами собственностью, финансами, не являются государственными служащими, но при этом возможности для злоупотребления у них вполне существуют. Именно ФГУПы ремонтируют дороги, здания, занимаются здравоохранением, не все поликлиники, но значительную часть, учреждения образования».

Правозащитники были уверены: новые требования правительства станут действенным инструментом в нескончаемой борьбе с коррупцией. В конце концов, чем руководители ФГУПов, имеющие доступ к потокам бюджетных средств, хуже федеральных чиновников? Более того, некоторые эксперты предлагали распространить схему отчета и на замов глав госкомпаний, которые могут получать устные указания, в результате чего неэффективные схемы управления перетекают на «этаж» ниже.

Замдиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Андрей Жвирблис напоминает: даже уже одобренная главой правительства РФ обязанность публично отчитываться о доходах и имуществе вызвала резкое сопротивление со стороны ряда подотчетных организаций. Постановление Медведева вступило в силу с 1 января 2015, а уже в марте с руководителей некоторых ОАО с госучастием сняли обязанность публиковать декларации на собственном сайте.

Тем не менее, всю информацию о благосостоянии первых лиц государства легко можно найти в открытом доступе. Однако, как видим, многие из подчиненных федеральных чиновников, видимо, считают, что в борьбе с коррупцией лично они уже победили. «И если такие важные структуры федерального уровня считают себя вправе не выполнять наложенные на них обязательства, это подает плохой пример многим остальным, более мелким организациям и предприятиям, гражданский контроль за которыми практически отсутствует», - говорит Жвирблис.

«Важно понимать, что на сегодняшний день в России очень много неясного не только в практике, но и в теоретической базе борьбы с коррупцией, - пояснил «Веку» первый вице-президент Молодежного союза юристов РФ Артем Кирьянов. - Как ни странно, законодательство отдельно о противодействии коррупции есть, а в УК РФ не определились, поэтому и никакой борьбы уголовно-правовыми средствами нет. Вопрос культуры нормотворчества: путаем криминологические понятия и отдельные составы уголовных преступлений (коррупция - криминологическое понятие), а поэтому все обвинения в коррупционных преступлениях абсолютно не несут последствий, так как в УК РФ не сформулирован признак коррупционности.

В данном случае лично мне не вполне понятно, зачем размывать границы субъектности - сущность коррупционного преступления касается именно государственных и муниципальных служащих. Лицам, являющимся менеджерами и руководителями компаний даже с госучастием, могут быть предъявлены обвинения в рамках уголовного кодекса, но охарактеризовать их возможные преступления как коррупционные не представляется возможным. Кроме того, от не являющегося государственным или муниципальным служащим человека не вполне корректно требовать соблюдения обязанностей государственного или муниципального служащего без предоставления соответствующих льгот и социальных гарантий, определенных законодательством. Ответственность руководителей структур, по непонятным основаниям приравненных в отдельных обязанностях к госслужбе, носит дисциплинарно-административный характер. Но принципиально я бы выступил против «перегибов» в антикоррупционной деятельности, какими считаю, в том числе, предъявление избыточных требований к лицам, не являющимся государственными и муниципальными служащими», - говорит эксперт.

«Государственные предприятия – одни из самых емких по объему коррупционного оборота структур, - рассказала «Веку» руководитель Всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки», адвокат Мария Баст. - Именно там осуществляются государственные заказы, очень часты там схемы откатов, кумовства, круговой поруки. Это, как правило, структуры, находящиеся за рамками требований, которые предъявляются чиновникам. То есть, по сути, госпредприятия выполняют государственные функции, но контроля за ними, как за чиновниками, не ведется. Поэтому, когда государство предъявляет требования о декларировании, в корпоративной среде госпредприятий возникает обычный саботаж по контролю, тем более, когда за это служащий такого предприятия не несет ответственности. То есть, требования есть, а ответственности нет.

Я считаю, что государство должно навести порядок в государственных предприятиях и прекратить то масштабное воровство, которое идет через некоторые организации. Прекратить воровство миллиардов бюджетных средств, которые уходят на виллы и на счета за рубежом, когда российский бюджет финансирует благополучие зарубежных стран», - заключает эксперт.

Последние новости