18+
  1. Где повестки на допрос?

Где повестки на допрос?

Где повестки на допрос?
Генпрокуратура, Следственный комитет, МВД и ФСБ открещиваются от дела о хищении из бюджета страны 11 млрд рублей, перекладывая его расследование друг на друга.

Напомним, что в № 36 от 2 апреля в «Новой газете» был опубликован материал Романа Анина «НДС. Как миллиарды уходили из России. Схемы, имена, банки». Однако правоохранительные органы не обратили никакого внимания на журналистское расследование, в котором сообщалось о конкретных преступлениях. Судя по всему, все силы полиции, прокуратуры, ФСБ и Следственного комитета брошены на мониторинг блогов оппозиционно настроенных граждан — по факту публикаций в них тех или иных высказываний доследственные проверки и даже уголовные дела возбуждаются регулярно, иное дело — хищения из бюджета, к которым, вполне вероятно, могут иметь отношение высокопоставленные чиновники.

Подождав некоторое время, мы направили запросы в Генпрокуратуру, Следственный комитет и ФСБ, снабдив их фразой: просим считать публикацию «НДС» заявлением о преступлении.

Следственный комитет ответил первым — отфутболил запрос в Генпрокуратуру «по принадлежности», хотя мог и самостоятельно возбудить уголовное дело (см. «Новую газету» от 27 апреля).

Последним ответила ФСБ РФ — 28 апреля. Очень изысканным получилось это письмо и — содержательным:

 Где повестки на допрос?

А вот что мы спрашивали у директора ФСБ г-на Бортникова.

«1. Начата ли Вашей службой доследственная проверка по факту публикации «НДС», как того требует действующее законодательство? 2. Если да, то кто ее проводит? Если нет, то почему?

Также хотим обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что в ходе журналистского расследования многомиллиардных хищений нами была предположительно установлена связь этих событий с так называемым «делом Магнитского». А именно: к хищениям могут иметь отношения те же лица, коммерческие структуры и государственные органы, которых обвинял в краже 5,4 млрд рублей погибший юрист HermitageCapital.

В связи с этим просим Вас ответить на следующие вопросы:

1. Известно ли Вам, что Ваши подчиненные имели непосредственное отношение к уголовному преследованию С. Магнитского?

2. На каком основании генерал Виктор Воронин в 2007 году санкционировал оперативно-разыскные мероприятия в отношении сотрудников компаний HermitageCapitalи FirestounDuncanпо подозрению в налоговых преступлениях, если данная категория преступлений не относится к подследственности ФСБ РФ?

3. Правда ли, что часть изъятых в ходе обыска (лето 2007 года) сотрудниками ГУВД г. Москвы документов компаний HermitageCapitalи FirestounDuncanбыли направлены в ФСБ РФ?

4. Правда ли, что сотрудники ФСБ РФ, в частности — капитан Кувалдин и капитан Лагунцов, осуществляли оперативное сопровождение расследования уголовных дел в отношении Сергея Магнитского, Уильяма Браудера и Ивана Черкасова?

5. Правда ли, что капитаном Лагунцовым была подготовлена справка о том, что Сергей Магнитский оформляет визу в Великобританию, которая стала одним из оснований для принятия судом решения об избрании в отношении С. Магнитского меры пресечения в виде заключения под стражу?

6. Проводилась ли когда-либо сотрудниками ФСБ РФ проверка деятельности банков «Универсальный банк сбережений» и ЗАО «Бенефит-банк»?».

Сами понимаете, что пришедший «ответ» устроить редакцию не может никоим образом. Получается, что кошмарить банки и инвестфонды проверками Управления «К» — компетенция ФСБ, а как отвечать — так прокуратуры… «Новая газета» направит повторный запрос, если результат будет таким же, — потребуем ответа в судебном порядке. Напоминаем директору Бортникову, что в его службе есть свое следствие, которое может самостоятельно возбудить уголовное дело в рамках своей подследственности, а уж проверить чиновников и силовиков, которые могут иметь отношение к хищению, — непосредственная обязанность и Управления «К» (экономическая контрразведка), и Управления «М» (контроль за силовыми структурами), и Управления собственной безопасности (поскольку среди силовиков, замешанных в аферах, могут оказаться и сами «чекисты»).

Генеральная прокуратура явно тянула с ответом, и мы уже были готовы обжаловать бездействие Юрия Чайки в судебном порядке, однако сразу после праздников реакция все же последовала. В редакцию пришло сразу два ответа от двух разных чиновников прокуратуры, которые противоречили друг другу.

Ответ от 17 апреля:

Где повестки на допрос?

Спасибо. Однако не совсем, правда, ясно: почему информацию о хищении денег из бюджета государства должен проверять городской прокурор, а не федеральная структура? Ну, может быть, очень заняты и нет свободных рук…

Далее последовал еще один ответ — от 24 апреля:

Где повестки на допрос?

И кому из замов верить? Почему ответов два?

Скорее всего, более поздняя реакция последовала не на запрос «Новой газеты», а на депешу из Следственного комитета, решившего переложить тяжкий груз принятия решения со своих плеч на прокурорские. Ну и получили «обратку»: вы и разбирайтесь.

Надеемся, что ответ № 2 все же ближе к истине, — хоть какое-то продвижение. Однако удовлетворить нас в полном объеме подобное решение не может. Потому что дело № 201/344212-12 в настоящий момент напоминают помойку, куда скидывают все заявления о преступлении, связанные с хищениями средств путем незаконного возврата налогов. Даже заявления о преступлении коллег Сергея Магнитского ухитрились засунуть в это дело, хотя подозреваемыми являются совершенно другие лица, а те, на кого жаловались заявители, проходят по этому делу свидетелями; да и события преступлений разные.

СПРАВКА «НОВОЙ»

Уголовное дело № 344212 возбуждено 8 декабря 2010 года по факту возмещения 488 млн рублей НДС фирме ООО «БрисСтайл» из 28-й налоговой инспекции. Дело возбуждалось следственным управлением СКР по Юго-Западному округу Москвы (статья – «Мошенничество в особо крупном размере»). Это уголовное дело может считаться уникальным. Насколько известно «Новой газете», на нынешний момент в деле, помимо эпизода с фирмой «БрисСтайл», присутствуют еще около 12 эпизодов незаконных возмещений НДС (в общей сложности на миллиарды рублей) из различных налоговых инспекций Москвы. Однако в течение двух лет, как видно из документов, имеющихся у «Новой газеты», расследование ведется крайне вяло. Уголовное дело несколько раз передавалось из одного подразделения в другое, менялись следователи, но ни одному чиновнику налоговой инспекции или другим соучастникам хищений пока не были предъявлены обвинения (пока в документах фигурируют только «неустановленные лица»).

В рамках этого дела в апреле 2011 года сотрудники ГСУ СКР совместно с оперативниками ФСБ провели обыски в центральном офисе УФНС по Москве, а также в 28-й налоговой инспекции.

Как бы то ни было, теперь будем ждать вызовов на допросы. Если журналисты «Новой газеты» не будут опрошены, то можно будет сделать вывод: вся эта распасовка между прокуратурой и следствием — не очень изящная попытка замять историю многомиллиардных хищений.

Последние новости