18+
  1. Goodbye, Ковыкта!

Goodbye, Ковыкта!

Goodbye, Ковыкта!
Кому достанется самый большой газовый прииск в России? Этот вопрос возник после того, как российско-британское совместное предприятие ТНК-ВР заявило о начале процедуры банкротства «РУСИА Петролеум», оператора Ковыктинского месторождения в Восточной Сибири, до сих пор остается дискуссионным.

Как сообщает пресс-служба компании, 14 мая 2010 года ТНК-ВР предъявила «РУСИА Петролеум» требования о досрочном погашении части займов, предоставленных с целью реализации проекта разработки Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Однако нынешнее положение оператора Ковыкты не позволяет вернуть эти средства, и руководитель предприятия был вынужден обратиться в суд с заявлением об инициации процедуры банкротства. Решение ТНК-ВР особого удивления ни у кого не вызвало. Рано или поздно это должно было случиться.

С 2006 года трудная «дочка» приносила британско-российским «предкам» одни убытки и головную боль. Согласно отчету «РУСИА Петролеум» за первый квартал этого года, оператор задолжал главному акционеру 11,187 млрд. рублей. Годовой чистый убыток составил 914,705 млн. рублей, что на 6,3% выше уровня предыдущего года. К тому же чиновники из Роснедр неоднократно грозились лишить ее прав на Ковыкту за нарушение условий лицензионного соглашения.

В этой ситуации у ТНК-ВР не оставалось другого выбора кроме как сбыть проблемный актив, пока тот не достался государству задаром. Впрочем, и круг покупателей изначально был невелик. «Лицензия на Ковыктинское месторождение в случае банкротства компании должна перейти покупателю имущества, но так как. Ковыктинское месторождение является участком недр федерального значения, собственником лицензии не может быть иностранная компания», - напомнил «Веку» аналитик ИК «ФИНАМ» Александр Ерёмин.

Одно время наиболее вероятным претендентом считался «Газпром», тем более что не так давно госхолдинг уже приглядывался к Ковыкте. Подозрения подкреплялись тем обстоятельством, что банкротство месторождения стало возможным как раз по вине газового монополиста. По условиям лицензионного соглашения компания «РУСИА Петролеум» должна была добывать 9 млрд. куб. м газоконденсата: 3 млрд. кубометров должно было оставаться в Иркутской области – остальное идти на экспорт. Но для этого компании требовался доступ к транспортной трубе, которая, как известно, находится в безраздельном владении «Газпрома».

Такого разрешения «Газпром» не дал, что и стало главной причиной свертывания промышленной разработки месторождения. Однако сделка газового монополиста с ТНК-ВР так и не состоялась, хотя по непроверенным данным стороны практически договорились по цене. Сход с дистанции «Газпром» объяснил тем, что Ковыкта ему больше неинтересна.

«Мы не видим, насколько газ этого месторождения может быть востребован в обозримом будущем. Как для газификации региона, так и для поставок на экспорт», - заявил глава управления координации восточных проектов холдинга Виктор Тимошилов, отвечая на вопросы журналистов. Тогда же стало известно, что на месторождение претендует госкомпания «Роснефтегаз», возглавляемая первым вице-премьером Игорем Сечиным. Продажу актива проанонсировал совладелец ТНК-ВР Виктор Вексельберг. Он назвал и примерную цену вопроса – $700 - 900 млн. В свою очередь Игорь Сечин заявил, что исключает «грубую экспроприацию» Ковыкты и пообещал «справедливое решение».

Примечательно, что еще в марте 2010 года в компании божились, что и знать ничего не знают ни о какой Ковыкте и уж тем более не планируют ее покупать. Но затем, по-видимому, ветер подул в другую сторону. Эксперты сходятся во мнении, что «РУСИА Петролеум» банкротят специально под покупателя. Как пояснил РИА «Новости» аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин, проведение процедуры банкротства входит в стандартную схему предпродажной подготовки для очищения баланса и упрощения процедуры передачи актива.

«Напрямую выкупить долю у ТНК-ВР в «РУСИА» потенциальные собственники не хотят, Ведь новому владельцу придется делать обязательное предложение другому акционеру «РУСИА» — ОГК-3 и выкупать долю по той же цене, что и у ТНК-ВР. А тратить деньги покупатель не хочет», - приводит «Коммерсант» мнение источников, знакомых с ходом переговоров. То есть, актив отмоют от долгов и уже на блюдечке преподнесут будущему владельцу. И не факт, что им окажется именно «Роснефтегаз». Учитывая опыт неудачной сделки ТНК с «Газпромом», любые заявления о намерениях стоит расценивать, как минимум, с изрядной долей скепсиса.

Поговаривают, что газовый монополист не оставит попыток заполучить восточносибирское месторождения, посему нынешняя история с банкротством – это только маневры перед генеральным сражением. С этим не согласен гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин: «Мне кажется, что у «Газпрома» сейчас другие приоритеты, европейского направления. Что касается «Роснефти», которая ориентирована в основном на Восток, для нее приобретение Ковыкты было бы хорошим началом для диверсификации бизнеса, превращения компании из нефтяной в нефтегазовую», - сказал эксперт «Веку».

Есть мнение, что в деле Ковыкты не обошлось-таки без ежовой рукавицы государства, надетой на невидимую руку рынка. Уже сам факт того, что контроль над стратегическим месторождением доверили предприятию с иностранным (британским) участием, вызывает много вопросов. Можно вспомнить и череду скандалов, сопровождавших деятельность российско-британского СП в наших пенатах. В 2008 году ФСБ задержала сотрудника компании «ТНК-ВР Менеджмент» Илью Заславского и руководителя проекта Британского совета «Клуб выпускников» Александра Заславского. Их обвинили ни много ни мало в шпионаже в пользу туманного Альбиона.

В том же году между британскими и российскими акционерами компании разгорелся конфликт. Стороны не сошлись во взглядах на будущее совместного предприятия. Осенью того же года и позже ТНК-ВР дважды попадала под каток Федеральной антимонопольной службой (ФАС), обвинившей компанию в завышении цен на нефтепродукты. Складывается ощущение, что такой сценарий задумывался с самого начала: поманили иноземных гостей газовым Клондайком (2 трлн. кубометров «голубого топлива»!!!), вытянули из них энную сумму инвестиций, а потом корректно «ушли» с рынка, заблокировав доступ к газотранспортным артериям. И вроде бы все по закону: ничего личного, только бизнес. Но при этом и лицензия, и львиная доля инвестиций достаются все тому же государству. Красиво? А то!