18+
  1. Гости с погостом

Гости с погостом

Гости с погостом
Всего лишь в 25 километрах за МКАД на север от столицы сохранился нетронутый уголок природы — заказник по соседству с озером Нерским. Вода в озере, говорят, целебная — из древнего ледника, рыба водится чудовищных размеров. В лесах до сих пор полно дичи и зверья всякого.

ЦитатаЦелые деревни в Подмосковье могут превратиться в кладбищеКонец цитаты А живут там самые обычные люди, гостеприимные, трудолюбивые, но небогатые. Все их достояние — земля, доставшаяся в наследство от предков. Их малая родина — древнее село Озерецкое — обильно полита потом и кровью. Кто ее только не пытался отнять — татаро-монгольские кочевники, польские шляхтичи, фашистско-немецкие захватчики, — но пройти через этот мистический рубеж никто так и не смог. Местные жители Озерецкого обратились к «МК» за помощью: «На нашей земле хотят разместить огромное кладбище. Не хотим жить среди могил, дышать воздухом из крематория, пить отравленную трупным ядом воду! Спасите нас и наших детей!». Разобраться — как такое возможно, чтобы живых людей целой деревней отправляли на погост, — мы решили на месте, в Дмитровском районе.

Гости с погостом

Озера Долгое, Круглое и Нерское — уникальный природный заповедник.

Озерный край

«Вы к Нерскому озеру близко не подойдете, даже не пытайтесь, — напутствовали нас местные жители, — у него берегов нет, сплошные болота. Там и на лодке не всякий рискнет подплыть, якорь бросишь, а он в ил, как в бездну, уходит. Зато те, кому повезло там порыбачить, вот таких рыб ловили». Далее следует жест, символизирующий гигантский размер улова.

Нерское и впрямь озеро необычное. Во-первых, ему несколько миллионов лет, оно образовалось еще в результате стока талых ледниковых вод. Во-вторых, местность вокруг заболоченная, глухая. Местная легенда гласит, что, когда Петр Первый здесь рыбачил, он заблудился. Долго кружил по болотам, а когда наконец вышел к маленькой деревянной церквушке Никола на озерце, так был рад своему спасению, что тут же велел построить на этом месте каменный храм. Построенная по указу Петра I в 1708 г. Спасо-Никольская церковь — типичный образец московского барокко и главная местная культурно-историческая достопримечательность.

На самом деле здесь целых три озера — Нерское, Долгое и Круглое. Правда, по свидетельству ученых, в древности они представляли собой один водоем. Впрочем, они и сейчас соединены между собой общей сетью рек, ручьев, болот — по ним, как по кровеносной системе, вода перемещается из одного озера в другое. Именно поэтому все три озера входят в состав государственного природного заказника.

«То, что озеро Нерское сохранилось в первозданном виде, — убеждал нас Валентин Муратов, зам. главы сельского поселения Габовское, на территории которого расположен заповедник, — это просто чудо, ведь как ни крути, а живем мы рядом с огромным мегаполисом. И вдруг такой девственный уголок природы! Но если по соседству будет построено такое большое кладбище, да еще в низине, на заболоченном месте, то трупный яд рано или поздно попадет в водоносный слой и пойдет дальше — в Нерское, Круглое, Долгое. Мы потеряем все три озера».

Потеряют не только озера, зараженными окажутся река Волгуша, которая впадает в Яхрому, Клязьма — приток Оки. Участок, выбранный под кладбище, расположен на территории второго пояса зоны санитарной охраны источников питьевой воды. Невольно хочется спросить: какому безумцу могла прийти в голову такая дикая идея — устроить здесь массовые захоронения. Это категорически запрещено санитарными нормами, да и вообще этот кладбищенский проект идет вразрез сразу с несколькими федеральными законами. Он противоречит закону РФ «Об охране окружающей среды», федеральному закону «О погребении и похоронном деле» и ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Но, похоже, это совсем не беспокоит его авторов.

Гости с погостом

Москва хочет построить кладбище на озерах

Понаехали тут

Вокруг озер Круглое и Долгое сразу несколько крупных баз отдыха московских предприятий, санаторий МВД, про дачные поселки и коттеджные и говорить нечего. Они множатся каждый год. И это естественно — такой красивый уголок природы не может не привлекать изголодавшихся по чистой экологии москвичей. За последние годы численность населения поселения Габовское за счет «приезжих из Москвы» увеличилась в разы. В одном только жилом комплексе «Мечта» будут жить почти 20 тысяч человек — в пять раз больше, чем в селе Озерецком и поселке бывшего совхоза «Останкино».

В результате такого бурного жилищного строительства у местных жителей начались серьезные проблемы с размещением детей в детских садах и школах, да и трафик стал как в Москве — в часы пик пробки. Но пока не возникла бредовая идея построить здесь мегакладбище, никто из местных никаких негативных чувств к москвичам не испытывал. Люди понимают, что не от хорошей жизни жители столицы переезжают жить на дачи... Поэтому известие, что здесь собираются открыть кладбище, занимающее 70 га (!), долгое время казалось местным жителям каким-то недоразумением, чуть ли не розыгрышем.

Валентина — коренная москвичка, но, когда у сына родилась дочка Ульяна, семья решила сменить место жительства и переехать в коттеджный поселок «Зеленый оазис», что расположен в сотне-другой метров от берега озера Долгое.

«Дорого, конечно, — смущаясь говорит Валентина, — но вы же понимаете, для ребенка хочется все самое лучшее. А в Москве, сами знаете, какая экология? Зато здесь мы только проснулись — и сразу на озеро!».

Этой типично городской семье решение о переезде за город далось нелегко. Родители Ульяны работают в Москве, так что несколько часов из жизни уходит на дорогу туда-обратно. Да и цены на жилье в поселке кусаются, но они были уверены, что, если будет тяжело, всегда смогут продать ликвидную недвижимость и снова вернуться в Москву. После того как стало известно, что по соседству планируют построить кладбище, такой уверенности больше нет.

«Кто захочет жить в коттедже с видом на могилы? Местные дома обязательно упадут в цене», — горюет Валентина. Горюют и риелторы, уж они-то первыми забили тревогу, знают, что, как только потенциальные клиенты узнают о подобных планах в этом районе, рынок рухнет.

Живые и мертвые

Когда слушаешь рассказы из нашей новейшей истории, кажется, что живешь в стране массового абсурда. В 50-е годы, когда шло строительство ВВЦ, из столицы в Дмитровский район перевели совхоз «Останкино». Предприятие занималось выращиванием свиней на мясо, занимало лидирующие позиции не только в России, но даже в Европе, и такое соседство жители села Озерецкое восприняли с большим энтузиазмом.

Совхоз построил современный поселок для своих рабочих, вскоре на его территории открылись музыкальная школа, детский сад, общеобразовательная школа, потом и вовсе руководство отгрохало современный стадион с уникальным футбольным полем, которое проектировали специалисты из Лужников. Впрочем, совхоз-миллионер мог позволить себе такую роскошь. Но все хорошее когда-то кончается. Пришли смутные 90-е, и предприятие обанкротилось. Рабочие, месяцами не получавшие зарплату, за бесценок отдавали акции предприятия — хоть какие-то деньги для семьи. Скупала акции корпорация, впоследствии ставшая одним из крупнейших землевладельцев в Подмосковье. В 2005 году она и продала участок площадью 70 га Москве. О том, с какой целью была совершена эта сделка, ни местные власти, ни тем более население ничего не знали.

«Мы, наоборот, радовались, когда узнали, об этой покупке, — вспоминают сейчас жители Озерецкого и «Останкино». — После появления здесь совхоза «Останкино» район получил новые рабочие места, социальные объекты. Вот и думали, что купили землю под новый проект — а оказалось...».

Как только стало известно, что участок земли приобретен под новые захоронения, в Озерецком началась волна протестов. К слову сказать, здесь власть и народ выступают единым фронтом. Никто жить на погосте не хочет.

«Говорили, что могилы от поселка будут отделены парковой зоной, по дорожкам там будут гулять павлины, чуть ли не аттракционы решили поставить — лишь бы мы согласились. Ну не бред ли? Мы не хотим гулять с колясками вдоль могил», — возмущается член протестной группы жителей, учительница местной школы Нина Салагина.

Таких инициативных групп в Озерецком и «Останкино» несколько, туда входят и местные депутаты, и ветераны, и даже краеведы. Перед приездом корреспондентов «МК» жители собрали за 2 дня почти 3000 подписей под письмом, адресованным врио губернатора Московской области Андрею Воробьеву, с просьбой убедить владельцев земли отказаться от своих планов размещения здесь кладбища.

Гости с погостом

План-схема размещения предполагаемого кладбища относительно социальных объектов села Озерецкое.

Игры разума

Этот участок земли практически вплотную примыкает к Озерецкому и «Останкино». И поэтому жить местному населению в буквальном смысле слова придется на погосте. На карте хорошо видно, что от стадиона до границ участка всего 110 м. Озерецкая общеобразовательная средняя школа расположена в 430 м от него, музыкальная и того меньше, в 282 м. Мясокомбинат вообще в 5 м, молокозавод — на расстоянии 580 м. До водозаборного узла, который снабжает водой муниципальный жилой фонд, — 235 м.

«Вокруг предприятий, выпускающих продукты питания, санитарная зона составляет до 1000 метров, а тут всего пять! О чем думают эти люди? — удивляется Валентин Муратов. — По закону этот участок никак нельзя использовать под кладбище. Он даже по своим размерам не подходит. По нормам самое большое кладбище не должно занимать площадь более 40 га, тут же почти в два раза больше. Но, когда мы указали на это, нам цинично ответили: «Подумаешь, проблема — поделим на три кладбища, будут на расстоянии 10 метров друг от друга. И никто нам не сможет запретить». Но ведь санитарно-эпидемиологические правила не просто так пишут. От этого зависят жизнь и здоровье людей!»

Откровенно абсурдного и просто глупого в этой истории много. Перечислять все юридические нюансы, запрещающие с точки зрения закона и здравого смысла строить на этом месте кладбище, — не хватит места в газете. Но о чем все-таки невозможно умолчать, так это о том, что коренные жители Озерецкого не заслужили такого отношения к себе. У многих из них деды и прадеды проливали кровь в последней войне за то, чтобы их дети могли свободно жить на своей земле. По свидетельству людей, с которыми мы разговаривали, все поле, где планируют рыть могилы, уже представляет собой одну сплошную братскую могилу.

«На церковной колокольне сидел снайпер, а по полю наступали наши морпехи. Их черные бушлаты на снегу были очень хорошо видны фашистам, — рассказывает Любовь Перова, председатель Озерецкого природоохранного общества. — Здесь до сих пор находят человеческие кости».

Прощаясь с нами, жители Озерецкого попросили передать через «МК», что просят помощи у москвичей. Возможно, если сами жители столицы тоже встанут на защиту уникального памятника природы и людей, исконно живущих в этом озерном краю, то владельцы земли тоже наконец прозреют и поймут, что, при всем уважении к памяти мертвых, нельзя приносить в жертву интересы живых.

ЗА КОММЕНТАРИЯМИ ПО ПОВОДУ СИТУАЦИИ В ГАБОВСКОМ «МК» ОБРАТИЛСЯ К ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ АЛЕКСАНДРУ ЧУПРАКОВУ:

— Жители Габовского категорически против строительства кладбища на территории их сельского поселения. Об этом они заявляют в своих многочисленных жалобах и обращениях, а также на сходах и митингах.

Мнение жителей Подмосковья для правительства области очень важно. Мы не можем игнорировать общественное мнение и делать вид, что ничего не происходит. Тем более что тревога у людей вполне обоснованна. Перечислю лишь основные причины, согласно которым строительство кладбища невозможно.

Во-первых, проблемы экологического характера. В непосредственной близости от земельного участка под кладбище находятся природный заказник, река Уча, которая как источник водоснабжения Москвы находится под особым режимом защиты от биологического загрязнения.

Вторая категория — это транспортные проблемы. Подъезд к земельному участку возможен лишь по Рогачевскому шоссе, на котором хронически затруднено движение от железнодорожного переезда в Лобне. К тому же в этом направлении уже размещено Перепечинское кладбище, к которому и сейчас трудно проехать в дни массового посещения кладбищ.

Третий блок проблем — противоречие действующему законодательству. Размещение кладбища площадью более 40 гектаров недопустимо. А земельный участок под Габовское кладбище, как известно, занимает 70 гектаров.

И, наконец, санитарные нормы. Согласно санитарным нормам кладбища смешанного и традиционного захоронения площадью от 20 до 40 гектаров относятся к классу II с санитарно-защитной зоной в 500 метров.

Со стороны администрации Дмитровского района предпринимаются все меры для разрешения сложившейся ситуации. Решение данного вопроса находится на особом контроле у правительства Московской области.

Для нас важны мнение людей и позиция общественности.

Результаты изучения данной проблемы свидетельствуют, что осуществлять строительство кладбища на этом участке нельзя. Это не только негативно отразится на населении близлежащих населенных пунктов Подмосковья, но и коснется жителей Москвы. В итоге может привести к экологической катастрофе.