18+
  1. Греция: цена спасения

Греция: цена спасения

Греция: цена спасения
Подавляющее большинство частных инвесторов согласились на участие в программе списания госдолга Греции. Таким образом, стране, вероятно, удастся избежать неконтролируемого дефолта, потери от которого для еврозоны оценивались в 1 трлн. евро.

После длительных и сложных переговоров грекам удалось получить согласие 85% частных кредиторов. Таким образом, Греция в очередной раз (и уже, возможно, окончательно) ушла из-под угрозы дефолта, полагают многие наблюдатели.

Реструктуризация суверенного долга предусматривает списание инвесторами 74% вложений в греческие долги. Благодаря крупнейшей в истории сделке такого рода, госдолг Греции сократится более чем на 100 млрд. евро (до 100 млрд. евро с 206 млрд.). Реструктуризация долга перед частными кредиторами является одним из базовых элементов схемы, направленной на предотвращение беспорядочного дефолта Греции и последовавшего бы за ним кризиса в банковской системе ЕС.

Греция собрала достаточно участников, чтобы принудить меньшинство несогласных инвесторов последовать за волей большинства, введя задним числом так называемую норму коллективного действия в законодательство страны, отмечают СМИ.

Как заявил «Веку» аналитик УК «Атон-менеджмент» Дмитрий Голубовский, процедуру реструктуризации греческого суверенного долга, которая все-таки была признана дефолтом, едва ли можно назвать прозрачной. «Реструктуризация проходила при сильном давлении на частных кредиторов, которые греческим правительством и стоящими за ним евробюрократами были поставлены перед выбором: соглашаться на жесткие условия, при которых они теряют более 50% инвестиций, или рисковать потерять все при неуправляемом дефолте. При этом ISDA ранее объявляла, что не будет считать реструктуризацию дефолтом. Это означало, что если кто-то отказывается от участия в реструктуризации при том, что «кворум» держателей долга набирается и реструктуризация проходит и считается состоявшейся, он рискует не просто оказаться в состоянии неопределенности и потерять больше, но и ничего не получить при этом по страховкам от дефолта. Мало кто хотел оказаться в такой ситуации, и кредиторов додавили – под реструктуризацией подписались держатели 85% долга. При этом те, у кого сдали нервы, накануне продали свои CDS, полагая, что выплат по ним не будет, а ISDA в последний момент признала реструктуризацию дефолтом, – возможно, после того, как убедилась в том, что первичные дилеры выкупили обратно часть CDS, и не сильно пострадают в результате этого решения», - отмечает эксперт.

В ожидании действий греческого правительства по принуждению кредиторов к обмену долга рейтинговое агентство Standard and Poor’s понизило рейтинг Греции до «SD» — выборочного дефолта, в то время как агентство Moody’s снизило долгосрочный рейтинг Греции до «С» — наиболее низкого уровня на своей шкале оценки.

Напомним, международный валютный фонд и ЕС ранее сделали достижение Афинами договоренностей с частными кредиторами обязательным условием для получения 130 млрд. евро финансовой помощи. В противном случае Греция должна была бы объявить полноценный дефолт уже 20 марта. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил в пятницу, что его коллеги в зоне евро уже разблокировали для Афин 35,5 млрд. евро, которые пойдут на выплаты держателям новых облигаций. Доступ к остальным 95,5 млрд Греция сможет получить на следующей неделе. В рамках второго пакета финансовой помощи, рассчитанного на четыре года, Международный валютный фонд предоставит Греции 18 млрд. евро, остальные средства будут выделены из EFSF.

Сейчас страна, чей долг равен 160% ВВП, переживает наиболее тяжелый экономический кризис со времен Второй мировой войны. Экономика Греции переживает спад пять лет подряд, а уровень безработицы, который достигает 21%, вдвое превышает средний показатель по еврозоне. Ситуация осложняется и тем, что меры жесткой экономии, которые вынужденно вводит правительство, вызывают массовые протесты населения Греции. Афины, в частности, обязались резко сократить бюджетные расходы, сократить 15 тысяч рабочих мест в госсекторе, а также снизить минимальную зарплату до 600 евро в месяц.

«Как бы там ни было, дефолт Греции прошел по наиболее благоприятному сценарию для рынков. Во-первых, под условиями реструктуризации долга подписались 85% кредиторов, что позволило избежать неуправляемого процесса и задействовало ранее подготовленные механизмы. Во-вторых, ISDA все же признало реструктуризацию дефолтом, и все, кто должен получить страховые выплаты по CDS, получат их, если у них хватило самообладания держать страховки до конца. Это спасло индустрию финансового страхования», - полагает Голубовский.

По его словам, в краткосрочной перспективе это – хорошие новости и для рынков, и, разумеется, для греков, которые получили реальный шанс выбраться из-под груза долгового бремени. В долгосрочной перспективе, однако, хорошего мало, - считает аналитик. «Первый суверенный дефолт в истории еврозоны состоялся, и всем очевидно, что интересы частных кредиторов в этой ситуации отошли на самый далекий план в сравнении с интересами ЕЦБ и евробюрократии. Дело в процессе переговоров о реструктуризации дошло до того, что евробюрократы требовали от частных кредиторов еще больше облегчить те условия реструктуризации, на которые предварительно согласились сами греки». Греческий пример может оказаться заразительным, предупреждает Голубовский, - португальские политики и профсоюзы уже давят на свое правительство с тем, чтобы оно также инициировало процесс реструктуризации суверенного долга или, как минимум, село за стол переговоров с кредиторами с целью пересмотреть условия получения финансовой помощи в пользу смягчения бюджетных ограничений.

«Дефолт Греции позволил в краткосрочной перспективе избежать наиболее негативного развития событий, но долговой кризис еврозоны на этом не заканчивается», - подчеркивает Дмитрий Голубовский.

По мнению же главного экономиста УК «Финам Менеджмент» Александра Осина, в последние месяцы европейские политические лидеры достигли прогресса в обсуждении мер финансовой стабилизации в зоне евро.

«Я рассчитываю на усиление в ближайшие кварталы в ЕС политической линии, направленной на активизацию процессов восстановления. Во-первых, в «периферийных» странах к власти пришли партии, чьи программы и интересы в наибольшей мере соответствуют интересам сегодняшнего государственного руководства Германии и Франции. Такая ситуация повышает ответственность нынешнего правящего «крыла» в ЕС за ситуацию в экономике. Выросли шансы политических компромиссов в еврозоне», - отмечает эксперт.

Осин напоминает: европейскими политиками неоднократно высказывалось мнение, что в одиночку проблемы долговой нестабильности странам, входящим в зону евро решить не удастся. При гипотетическом распаде еврозоны «периферийные» страны столкнутся с торговыми и валютными войнами. Наиболее финансово устойчивые страны будут страдать от чрезмерного спроса на национальные валюты, и в обоих случаях рынок Европы ожидает значительное ускорение инфляции. Распад еврозоны завершился бы поиском новых аналогичных союзов, региональных и в рамках G20, то есть поиском тех структур, которые уже есть на данный момент, предполагает экономист.

«Во-вторых, давление на европейских политиков в целях наиболее быстрого решения вопросов, связанных с созданием европейской системы стабильности, усиливается как со стороны внутриполитических оппонентов, так и со стороны других ведущих стран. Это давление также проявляет себя и в комментариях рейтинговых агентств, и в оценках крупнейших исследовательских структур, и в заявлениях лидеров других развитых стран», - говорит Осин.

«В-третьих, варианты решения европейской, глобальной долговой проблемы с помощью «затягивания поясов» по прежнему рассматриваются Еврозоной, G20 и МВФ только в качестве «точечных», ограниченных по характеру действий. Характерным здесь представляется принятый новым правительством Италии план бюджетной оптимизации. В нем две трети сокращения бюджетных расходов непосредственно снижают дефицит бюджета, но одна треть сокращенных расходов фактически перенаправляются в сферу бюджетных инвестиций. Стимулируя внутренний инвестиционный спрос, итальянские власти, очевидно, заинтересованы в наличии благоприятной ситуации на финансовых рынках в среднесрочном периоде. В октябре руководство МВФ специально отмечало в своих обзорах, что борьба с рекордным дефицитом бюджета в странах Еврозоны не должна проводиться за счет экономического роста. По мнению фонда, «стремление по снижению дефицита не должно проводиться за счет риска уменьшения экономической активности». То, что МВФ будет проводить мониторинг финансовой политики Италии, означает, что европейское руководство разделяет такое мнение. Меры по усилению бюджетной экономии в странах зоны евро не будут носить чрезмерно активный, неблагоприятный для восстановления характер», - предполагает Александр Осин.

Наконец, отмечает эксперт, для решения проблемы докапитализации банковского сектора необходимо, чтобы банки справились с задачей привлечения капитала от частных инвесторов и не были вынуждены прибегать к распродаже активов и сокращению инвестиций. «Для этого также требуется сохранение среднесрочной позитивной тенденции финансовых рынков, - говорит Осин. - Для инвесторов в данном случае формируется, беспрецедентный, четкий сигнал поддержки «бычьего» тренда финансовых активов со стороны регуляторов, которым многие игроки, вполне возможно, воспользуются».