18+
  1. Греф рвется к госсобственности

Греф рвется к госсобственности

Министерство экономического развития и торговли РФ представило в правительство поправки в законодательство об обороте конфискованного и арестованного имущества, призванные ликвидировать злоупотребления чиновников в этой области. Если закон будет принят то РФФИ, станет фактическим монополистом в реализации госимущества.

До настоящего момента, конфискованное имущество реализовывалось органами его изъявшими: службой судебных приставов, ФТС, и МВД, вследствие чего возникал полнейший беспредел, позволявший чиновникам этих структур, распоряжаться госсобственностью по своему усмотрению.

Еще месяц, назад выступая на заседании правительства, руководитель МЭРТ, Герман Греф подверг резкой критике правоохранительные органы, Любой вид имущества, попадающий в лапы чиновников, продается через афилированные структуры по стоимости, заниженной в десятки раз. Сегодня объем собственности (отчужденной, арестованной, конфискованной), реализуемой через судебные структуры, выше, чем объем приватизируемой собственности заявил Греф.

После этого премьер Фрадков поручил, в месячный срок Минэкономразвития разработать поправки ликвидирующие пробел в законодательстве.

Тема конфиската и его реализации возникла после ряда скандалов вокруг МВД и Федеральной таможенной службы, начавшихся в августе 2005 года. Самым громким из них был инцидент с изъятием и уничтожением партии мобильных телефонов Motorola, адресованных компании Евросеть, в апреле 2006 года стоимостью около $20 млн.

Главное новшество законопроекта состоит в передаче всех прав на реализацию арестованного и обращенного в собственность государства имущества в РФФИ и обязательная оценка имущества независимым оценщиком.

Кроме того, МЭРТ предлагает ликвидировать законодательную коллизию, позволяющую Федеральной службе судебных приставов продавать взысканное имущество закон О судебных приставах 1997 года противоречит сейчас закону Об исполнительном производстве, и приставы имеют полную свободу в реализации конфиската.

Между тем Федеральная таможенная служба в поправках внесенных МРЭТом, почти не фигурирует. Как не странно на таможенников приходится 2,2% реализации конфиската. Еще 3,8% приходится на вещественные доказательства то есть к его реализации бывают причастны представители и уполномоченные структуры МВД. А 93% это имущество, изъятое в ходе исполнительного производства, то есть судебными приставами.

Для РФФИ МЭРТ также поставил ограничение: при реализации конфиската оценка по планам министерства должна производиться в соответствии с законодательством об оценочной деятельности сразу после передачи имущества на реализацию если только расходы на оценку несоизмеримы со стоимостью самого имущества.

Сведения о проведении торгов по конфискату по предложению МЭРТа предлагается публиковать в общедоступных периодических печатных изданиях и в электронных СМИ в том числе в Интернете. Категорию лиц, уполномоченных реализовывать арестованное имущество из законодательства предполагается исключить реализация имущества должна осуществляться уполномоченным специализированным учреждением.

Как считают в МЭРТе, внесенные поправки будут способствовать прозрачность всех процедур и обязательность независимой оценки реализуемого имущества.

По мнению же вице-президента по безопасности и юридическому обеспечению группы компаний Евросеть больше всех пострадавшей от действия госчиновников, Бориса Левина То, что реализация товаров будет вестись по решению судьи, а не следователя, принципиально ничего не меняет. На наш взгляд, единственное, что может перекрыть канал для махинаций с изъятой собственностью, введение оценки конфиската в соответствии с его рыночной стоимостью. В таком случае корыстного смысла в изъятии товаров просто не будет.

Между тем еще несколько месяцев назад, Минэкономразвития выступал резко против сосредоточения прав реализации госимущества в одних руках. Так ведомство Грефа, предлагало внести поправки разрешающие заниматься организацией торгов госсобственностью юридическим лицам, способным нести имущественную ответственность.

Тогда чиновника МЭРТа утверждали что РФФИ не желает делить рынок с коммерческими предприятиями, полагая, что это снизит государственный контроль над продажами.

В самом же фонде, не соглашались с подобной постановкой вопроса. По словам, начальника отдела по связям с общественностью РФФИ Александра Комарова, Сама идея привлечения на этот рынок коммерческих предприятий абсурдна. Наше ведомство, как государственный продавец, заинтересовано в пополнении бюджета и несет ответственность за проведение сделки. Тогда как любая коммерческая фирма будет ставить во главу угла свои корыстные цели. Использовать помощь иных государственных учреждений означает создание дублирующей системы. Для государства наличие единого государственного продавца является наиболее предпочтительным вариантом, позволяющим обеспечить максимальную эффективность процесса продажи.

В настоящее время, по оценкам экспертов Всемирного банка, в России доля муниципальной и государственной собственности превышает 70% от всего объема имущества. По данным РФФИ, в 2005 г. фонд получил распоряжения о приватизации 1118 хозяйственных обществ из 1492 запланированных. Из них 927 пакетов были объявлены на продажу, но продан был всего 521 пакет акций, то есть 56,2% от всех объявленных. Однако со своими фискальными обязательствами Фонд успешно справляется как правило, за счет продажи пакетов крупных компаний. Так, по результатам приватизационных сделок, совершенных в прошлом году, РФФИ перечислил в бюджет 34,091 млрд. руб., или 79,84% от прогнозного показателя (42,7 млрд. руб.).

В чем же причина, столь непоследовательной линии поведения минэкономразвития? По мнению аналитиков, это может быть связано, с тем, что в последнее время появились слухи, о том, что фонд, из прямого подчинения правительству, может перейти в МЭРТ. В этом случае ведомство Грефа, получит прямой доступ к госимуществу, став, таким образом, монополистом в этой области.