18+
  1. Игры в Дон Кихота

Игры в Дон Кихота

Художники третьего тысячелетия отличаются редкой практичностью и редкостным цинизмом. Романтические порывы, свойственные творцам былых эпох, принесены в жертву целесообразности и комфорту.

Оказывается, что даже иррациональный герой самого романтического литературного произведения всех времен и народов может быть принесен в жертву обществу потребителей. Чудесные превращения Рыцаря без страха и упрека представлены на выставке "Дон Кихот и дизайн: высокое искусство в повседневной жизни", организованной Институтом Сервантеса в Москве совместно с журналом "Мезонин". По заказу кураторов проекта ведущие дизайнеры Москвы и Санкт-Петербурга изготовили несколько исключительно функциональных предметов, вызывающих в памяти образы великого романа Сервантеса. В целом получилось изящно и весело. Опять же, представленные на выставке экспонаты можно считать более или менее объективным срезом современного декоративно-прикладного искусства.

Прежде всего, поражает количество настольных ламп. То ли, несмотря на все постмодернистские прибамбасы, Дон Кихот по-прежнему устойчиво ассоциируется со светлым, добрым и вечным, то ли лампа единственный функциональный предмет, который смогли осилить современные дизайнеры... Парные, но совсем не похожие светильники "Цирюльник отправляется сжигать библиотеку Дон Кихота" и "Священник отправляется сжигать библиотеку Дон Кихота". Лампа "Влюбленный Дон Кихот", которая могла бы стать одним из самых изящных экспонатов, если б не уродливое красное сердце, налепленное на грудь хитроумного идальго и превращающее Рыцаря печального образа в Железного Дровосека. Осветительные приборы "Первый выезд Дон Кихота" и "Дульсинея" завершают самую светлую тему в экспозиции.

Другую группу составляют странные объекты, мало понятные тем, кто читал роман в далеком детстве. Например, ярко-красная мельница. Вроде как, мельница неоспоримый атрибут романа Сервантеса, но почему именно это симпатичное сооружение оказалось мельницей Дон Кихота, а, например, не Кота в сапогах, остается загадкой. К числу эффектных, но тоже загадочных объектов следует отнести и эффектные куски ржавой арматуры, экспонирующиеся под названием "Железные нимбы", а также абстрактную картину, озаглавленную по случаю выставки "Вечный календарь Дон Кихота". Впрочем, для любителей "конкретного" искусства заготовлен целый раздел вполне узнаваемых плакатов и киноафиш, посвященных постановкам романа в кино и на сцене.

Как и следовало ожидать, произведение испанского классика стало неисчерпаемым источником для девичьих фантазий. Барышни-дизайнерши храбро взялись за иголки и ножницы, создав целый ворох крайне необходимых в хозяйстве безделушек: подушку "Дон Кихот в небесах", шапочку Дульсинеи, юбку для нее же, "Сумку странствующего рыцаря" и даже "Украшение для кучек с книжками, которые накапливаются в доме, в виде Дон Кихота и Санчо".

Их более серьезно настроенные коллеги разработали походный набор "Дон Кихот и Санчо Панса", вешалки, часы и подсвечники, среди которых особенно радуют душу проволочные объекты Марии Федченко.

Для известного мастера перевоплощений, Владислава Мамышева-Монро, герой Сервантеса стал очередным поводом примерить на себя чужое тело. Без женщин, как водится, не обошлось. "Лжекартина-камуфляж встроенного в стену сейфа "Явление Дон Кихота художнику В.Ю. Монро в образе Ф.М. Достоевского при озарении обретения им собственной Дульсинеи" представляет героя, судорожно сжимающего в нервных пальцах бюст крашеной блондинки.

Одним словом, диапазон творческих аллюзий на величайший роман широк и бесконечен. Если не привередничать относительно верности "цитатам", выставка оставляет самые лучшие впечатления. И все-таки самый трогательный экспонат небольшая детская игрушка Евгения Монахова, где герой романа храбро сражается с настоящей вращающейся мельницей. В любом случае, все произведения, представленные на выставке, войдут в фонды будущего Музея Дон Кихота в Институте Сервантеса в Москве.