18+
  1. Интервью-опровержение с Вячеславом Фетисовым

Интервью-опровержение с Вячеславом Фетисовым

Интервью-опровержение с Вячеславом Фетисовым
Фетисова обвинили в том, что он якобы владеет компаниями на Кипре. «Комсомолка» обратилась к сенатору за разъяснениями.

- Вячеслав Александрович, Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального обвинил вас в том, что вы, будучи сенатором, нарушаете закон - имеете три офшорные компании на Кипре. Мол, акции компаний Omniliner Ltd. и Safetel Ltd вы в 2011 году купили, а еще одну компанию - F.I.S.S. Chess 4x4 Ltd. - учредили сами. Навальный требует вашей отставки. Что вы можете ответить на эти обвинения?

- Для меня все это было сюрпризом. Когда в СМИ всплыли обвинения в мой адрес, я находился в командировке в Нью-Йорке, может быть, в этом тоже был некий смысл. Я знаю, что Навальный получил информацию об этих трех компаниях еще в октябре, видимо, просто ждал подходящего момента. Компании, о которых идет речь, я отдал еще в 2011 году. Это компании, которые не ведут хозяйственной деятельности, у них даже не открыты счета в банках. Они всего лишь являются держателями патентов российских изобретений, и названия у них - аналогичны названиям изобретений. Я уже 15 лет дружу с нашими изобретателями, поддерживаю их. Я вкладывался в эти компании, но еще в декабре 2011 года передал их одному из партнеров-изобретателей. Подтверждающие документы я представлю специальной комиссии Совета Федерации.

В 2002 году Владимир Путин пригласил меня работать в Россию после 13 лет успешной карьеры в Северной Америке. Я тогда прямо сказал, что у меня есть в США и счета, и недвижимость, и грин-карта. Я мог спокойно получить американский паспорт, о чем многие мечтают, но я не стал этого делать, это моя принципиальная позиция - я россиянин. Грин-карта была получена мной для удобства в работе, чтобы не требовалось оформлять визу. Но как только был принят закон, запрещающий чиновникам всех уровней иметь двойное гражданство или вид на жительство, я в тот же день пошел в посольство США и сдал грин-карту, получив взамен туристическую визу.

В 2013 году был принят закон о том, что чиновники не могут владеть счетами за рубежом. И у меня опять был выбор - уйти из Совета Федерации или остаться. В итоге мы с женой закрыли все счета, которые у нас имелись с 89-го года. И, скажите, какой смысл мне было после этого прятать нулевые компании на Кипре? Это было бы просто абсурдно! Какой смысл мне было держать в своем управлении эти компании, когда я все остальные действия производил строго в соответствии с требованиями закона? Эти компании были только для того, чтобы в дальнейшем вести переговоры и продать эти патенты людям, которые способны их дальше двигать. Известно, что изобретатели сами свою продукцию двигать не могут.

- Выходит, вы что-то недоглядели в юридическом оформлении этих компаний, когда переводили их на своего партнера?

- Я недоглядел?

- Вы или ваши посредники.

- У меня нет никаких посредников.

- Ну, юристы, например.

- Никаких юристов. Я, по сути, просто передал все три компании своему партнеру. Когда вступил в силу закон, я уже и думать о них забыл! Иначе я бы задекларировал эти компании как интеллектуальную собственность, а это чиновникам и сейчас не запрещено. Я с удовольствием занимаюсь изобретениями, помогаю людям, которым не помогает государство. У моих друзей на счету порядка 2 тысяч изобретений! А не задекларировать нулевой офшор - это по меньшей мере глупо! Я, наверное, на такого человека не похож.

- За вас уже вступилась глава Совфеда Валентина Матвиенко, она сказала, что вас подвел партнер.

- Я благодарен Валентине Ивановне, что она вникла в эту тему. Не могу обвинять партнера, на счету у которого 1200 изобретений, который с утра до вечера этим живет, в том, что он на себя неправильно оформил компании.

- То есть он не переоформил?

- Я переуступил права, подписал соответствующие бумаги, а партнер их не зарегистрировал. Поэтому в реестре осталось мое имя. Я тогда все это не перепроверял.

- Этот партнер может подтвердить ваши слова?

- Ну конечно.

- Он российский гражданин?

- Конечно.

Нулевая компания на Кипре не может быть инструментом влияния

- Это уже не первый наезд Навального на вас. В 2013 году он вас обвинял в том, что вы не задекларировали элитную квартиру в Москве. И тогда тоже специальная комиссия Совфеда собиралась. Она полностью опровергла все эти обвинения, не обнаружив у вас никаких нарушений. Почему Навальный в вас так вцепился? Это что-то личное?

- Я Навального не знаю лично, и слава Богу. Но во время выборов в Думу я в прямом эфире на «Дожде» сказал, что Навальный для меня - личный враг. Потому что я понимаю, что он хочет ввергнуть страну в войну. Я был на баррикадах в 91-м году, я эти ощущения никогда не забуду. Поэтому в прямом эфире я его назвал своим врагом и еще как-то обозвал. Мне тогда сказали: ну, жди ответа.

С другой стороны, я думаю, что просто могу кому-то не нравиться… Так же было и с квартирой, которую вы упомянули. Изначально у нас с женой было две квартиры 12 и 12А, и они обе декларировались. Но потом мы их объединили и сделали еще мансарду, и в итоге получилась совершенно другая площадь. Для того чтобы узаконить перепланировку, мы почти два года вели переговоры с разными инстанциями. Навальный счел, что эта квартира незадекларирована. В тот раз обвинения Навального в мой адрес тоже вызвали общественный резонанс, хотя фактов нарушения не было.

Я не жалею о том, что сказал тогда о Навальном. Это моя гражданская позиция. И я не думаю, что нулевая компания на Кипре, которая мне больше не принадлежит, может быть инструментом какого-то влияния на меня.

Я возглавляю делегацию верхней палаты в ПАСЕ. Я выхожу на европейскую площадку, бьюсь за интересы России, защищаю все, что у нас происходит. У меня есть недвижимость, ценности какие-то в Америке. И я понимаю, что могу их потерять, но это не помешало мне поехать в Крым перед референдумом.

- Вы сказали, что у вас осталась недвижимость в США.

- Да, я владею ею с 98-го года, еще до того, как вернулся в Россию. Там у меня бассейн, теннисный корт на территории, дом большой, красивый. Но эта недвижимость в Америке не является объектом манипулирования мной. Я сейчас, кстати, приехал из Америки, выступал на всех крутых шоу, в интернет-изданиях в защиту нашей страны. Не боюсь этого.

«Мне аннулировали американскую визу»

- Вы ощущаете на себе этот режим санкций, какую-то враждебность?

- Да. Я выезжаю в США с 74-го года, такой тяжелой обстановки, как сейчас, я даже не припомню. В конце прошлого года у меня впервые за 40 лет ликвидировали американскую визу. Еду в аэропорт, мне звонят и говорят: «Не надо ехать, тебе закрыта американская виза». Но через месяц мне вернули визу, за меня очень многие вступились, меня знают в мире.

- Как вы считаете, чиновники и сенаторы, в частности, должны быть бедными или все-таки богатый человек во власти полезнее?

- Если он заработал, то почему нет? Значит, человек умеет что-то делать. Должны быть разные люди представлены во власти. Меня избрал народ Приморского края.

- Вы там часто бываете?

- Достаточно часто. Я избранный сенатор, и у меня, между прочим, было доверие 100-процентное людей, меня делегировали четыре разные фракции. Это было прямое тайное голосование. Мне кажется, что если сенатора избрали, то, наверное, надо дать ему доработать свой срок, если, конечно, нет каких-то уголовных нарушений.

Я колоссальный опыт получил, работая в сенате, много интересных людей, все время чему-то учишься. Для кого-то это интересная работа, а для кого-то это площадка пересидеть. И мне кажется, что в последнее время Валентина Ивановна Матвиенко делает очень много важного, привлекает профессионалов.

- У вас, наверное, немало богатых друзей, которые в свое время, может быть, переводили деньги за рубеж. Вы, как близкий друг Владимира Путина, как думаете: будет ли иметь успех инициатива президента по амнистии капиталов?

- Что касается амнистии капиталов, то, конечно, посыл президента правильный. Я хотел бы называться близким другом президента, но я не имею этого права. Да, я вернулся в Россию по его приглашению, это было для меня непростое решение. Но я с огромным уважением отношусь к президенту. Я не мог ему отказать и поэтому принял решение вернуться в Россию, хотя многим оно кажется абсурдным.

- Именно вы научили Путина играть в хоккей.

- Это не главное мое достижение, могу вам точно сказать. В этом году заканчивается федеральная целевая программа по развитию физической культуры и спорта в России, я ее написал в 2005 году с подачи президента. Эта программа помогла нам выиграть Олимпийские игры в Сочи, создать инфраструктуру, отремонтировать спортивные базы, поднять финансирование в разы.