18+
  1. Иранское досье: противостояние продолжается

Иранское досье: противостояние продолжается

В понедельник в Тегеран для обсуждения иранской ядерной программы пребывает помощник министра иностранных дел Китая Цуй Тянькай. Китай, напомним, поддержал решение Совета Безопасности ООН, который 31 июля принял резолюцию, требующую от Ирана приостановить все работы по обогащению урана в течение месяца.

Генеральный директор МАГАТЭ к концу августа должен представить доклад о реакции Тегерана на требование мирового сообщества. Если оно не будет выполнено, Совбез намерен перейти к обсуждению экономических санкций.

В начале июня шестерка (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) передали иранскому руководству предложения, предусматривающие поставки в Иран реакторов на легкой воде, топлива для АЭС, а также промышленных материалов и технологий. Москва, кроме того, предложила Тегерану создать на российской территории совместное предприятие по переработке урана. Однако все это станет возможным лишь в случае приостановки Ираном самостоятельного обогащения урана, которое может позволить Тегерану создать атомную бомбу.

На днях в интервью американскому каналу CBS президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад в очередной раз заявил, что его страна не стремится к созданию атомного оружия, но имеет право на самостоятельные исследования в ядерной области. Ранее президент Ирана сообщил, что ответ на предложения международного сообщества прозвучит к концу иранского месяца мордад, то есть к 22 августа. Хотя официальный представитель иранского МИДа Хамид Реза Асефи в воскресенье уже сказал о потере доверия к европейским посредникам, к их добрым намерениям решить ядерную проблему путем переговоров, дипломатический процесс на этом прерван не будет. Даже в случае введения каких-либо санкций против Ирана переговоры, скорее всего, продолжатся.

Многие наблюдатели сходятся во мнении, что Тегеран просто тянет время, не говоря ни да, ни нет, а выступая с весьма расплывчатыми заявлениями. Вот и на этот раз слова Асефи о необходимости для Запада внести коррективы в процесс решения проблемы и о том, что иранское ядерное досье - это не такая запутанная проблема, которую нельзя решить через переговорный процесс, можно понимать как угодно. Ясно одно: от самостоятельного обогащения урана Иран не откажется ни под каким давлением. Особого давления, собственно, оказать на него и не получится. Страна живет продажей нефти, и если западные страны перестанут ее покупать, это продолжит делать Китай, для которого Иран важный поставщик. Да и сами западные страны от иранской нефти вряд ли откажутся, ведь тогда цены на это сырье подскачут еще выше, а ведь они и теперь уже высоки.

Политическое давление на Иран еще менее эффективно, чем экономическое. Эта страна является наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества, куда входят также Китай и Россия два из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, решения в котором принимаются только единогласно. Поэтому крайних мер против Тегерана ООН не санкционирует, о чем не перестает заявлять, в частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Военное решение иранской проблемы уничтожение секретных лабораторий, реакторов или полномасштабное наземное вторжение по типу американской кампании в Ираке это вариант, который почти исключен. Бомбардировки объектов в Иране, связанных с его ядерной программой, не обязательно достигнут цели. Кроме того, если лаборатории находятся в крупных городах или под ними, такие удары вообще невозможны с гуманитарной точки зрения. На наземное вторжение после опыта построения демократии в Ираке США вряд ли решатся. В случае любого обострения ситуации вокруг его ядерной программы Иран в состоянии, как он это только что продемонстрировал, разжечь настоящую войну на Ближнем Востоке при помощи финансируемой им шиитской экстремистской организации Хезболлах.

Таким образом, ни экономическими санкциями, ни угрозами политической изоляции, ни военными действиями Вашингтон не может заставить Тегеран отказаться от продолжения исследований в ядерной области, которые могут привести и, скорее всего, приведут к созданию им атомной бомбы. США не сумели обеспечить политические условия для продолжения Израилем военной операции в Ливане против Хезболлах, операции, которая могла бы подорвать позиции исламистов в регионе. В Иране этот факт, безусловно, расценят как слабость большого сатаны. Ведь всего несколько дней назад американские официальные лица прямо заявляли о причастности Тегерана к событиям в Ливане. После этого принятие резолюции Совбеза ООН, лишь декларирующей, но не гарантирующей вывод боевиков Хезболлах с юга страны, не может не расцениваться иранским руководством как успех. А успех этот, надо полагать, укрепит их в желании превратить Иран в региональную сверхдержаву, обладающую атомным оружием.