Исламский банкинг покоряет Россию

Исламский банкинг покоряет Россию
Фото: http://tass.ru
Объем сделок Сбербанка по правилам исламского банкинга к концу текущего года достиг 16 млрд. рублей. Об успехах Сбербанка в исламском банкинге рассказал зампред правления банка Олег Ганеев. В процессе завершения находятся еще несколько сделок и общий портфель исламских финансов может «потолстеть» еще на 4-5 млрд. рублей.

Стоит отметить, что на федеральном уровне именно Сбербанк активно продвигает исламский банкинг. Еще в середине 2017 года Сбербанк подготовил дорожную карту по данной тематике, правда, под невзрачным названием «Партнерский банкинг» и первоначально планы кредитной организации были довольно скромными — около 1 млрд. рублей в год по правилам исламских финансов.

Мусульмане считают, что все активы, а, главное, время принадлежат Аллаху. И продавать время, предоставляя деньги под проценты, - харам (в переводе с арабского запрещено, незаконно). Разработан достаточно большой ассортимент исламских банковских продуктов с тем или иным видом участия финансовой организации. Есть даже исламские облигации — суккук.

Ограничены и экономические активности, которые можно финансировать по правилам исламского банкинга. Не предоставляются займы на развитие азартных игр, производство и продажу алкоголя, табака и свинины. Часть прибыли обязательно отчисляется на благотворительность – закят. Соблюдение исламских правил и норм контролирует совет мулл при банке. Деньги от операций по исламским нормам не должны смешиваться со средствами, потенциально участвовавшими в запретных сделках.

Реклама на веке
Как разместить

И здесь кандидат экономических наук, член Экспертного совета Комитета Госдумы по финансовому рынку Ян Арт видит определенные сложности: «В России пока так никто и не смог реально разделить в обороте халяльные и харамные деньги». Указывает Арт и на сложности с банковскими операциями по мусульманским правилам - они расходятся с практикой, поддерживаемой Банком России.

Тему развивает финансист, член Контрольно-ревизионной комиссии региональной национально-культурной автономии татар Нижегородской области Ильнар Колясов. Он ссылается на действующие нормы закона «О банках и банковской деятельности»: платность, срочность, возвратность. Все они противоречат нормам мусульманского банкинга. В частности, Кораном запрещено ростовщичество, так как деньги не являются товаром, значит, и взимание процентов как платы за пользование невозможно, как и платность. Срочность не укладывается в рамки потому, что финансирование проектов связано с неопределенностью времени достижения результата – получение прибыли. Не исключаются убытки, а исламские финансы включают равное несение рисков кредитором и заемщиком, то есть возвратность не гарантируется. При мурабахе банк сам приобретает товар и продает его с наценкой клиенту. При байалжиле сделка проходит на условии отсроченной согласованной стоимости. В России ни та, ни другая операция невозможны — банкам запрещено заниматься торговлей. Соответствующий законопроект, разрешающий банкам торговлю, внесен в Госдуму, но лежит без движения уже несколько лет. Существует и иная проблема: традиционные банки принимают решение исходя из прибыльности заемщика. В исламских финансах необходима глубокая проработка самого проекта, требующего выделения средств, а это затраты на андеррайтинг для банка.

С другой стороны, некоторые российские финансисты и политики связывают с развитием исламского банкинга в стране возможность обойти западные санкции и получить ликвидность на Востоке, в исламских странах.

Пожалуй, первыми такую возможность осознали в Татарстане, где с 2008 года проходят разного рода конференции и конгрессы, посвященные исламскому банкингу. Особенно активно эта тема обсуждается и продвигается на Международном экономическом саммите «Россия - Исламский мир: KazanSummit». Так, в мае 2018 года на мероприятии министр экономики Татарстана Фарид Абдулганиев анонсировал запуск исламских финансовых продуктов для татарстанских предпринимателей, занятых в индустрии, производящей халяльные товары. Исламский банкинг не чужой для Башкортостана. Вне ПФО исламские финансы культивирует Дагестан. Был пример и в Нижегородской области, когда Эллипс-банк открыл специальное отделение под исламские финансовые операции, но головной банк попал под санацию «Российским капиталом» в 2013 году, после чего новые собственники закрыли тему.

«Требуется время на осознание и принятие иного финансового механизма, нежели действующая англо-саксонская процентная модель. В банковской сфере сильна инерция, инновации пробиваются с трудом... Хотя в мире ведущие банки и инвестфонды охотно работают с исламскими финансами, специально создавая условия для такого рода операций. Уверен, так или иначе и в России отменят препятствия для исламских финансов», - заявил Колясов. В свою очередь, Арт считает, что финансовая сфера все-таки должна базироваться на математике, а не на религиозных догмах, мусульманских, православных или каких-то иных.

Стартовав как явление на рубеже 60-х — 70-х годов XX века в Юго-Восточной Азии, в настоящее время исламские финансы в мире «тянут» на $1-2 трлн., а Standard & Poor's Financial Services LLC уверено, что емкость данного рынка не менее $4 трлн.

Реклама на веке
Как разместить
Кудрин нашел решение проблемы долгостроев Лукашенко пригрозил России «Дружбой»
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются