18+
  1. Как топят «Нерпу»

Как топят «Нерпу»

Как топят «Нерпу»
История, развивающаяся вокруг аварии на АПЛ «Нерпа», становится все более резонансной. На днях в нее оказалась втянута военная прокуратура Тихоокеанского флота, обвинившая сетевое издание «Свободная пресса» в некомпетентности и предвзятости. Получилось это у военных прокуроров достаточно нелепо.

В воскресенье, 21 апреля, «Свободная пресса» опубликовала статью «Правда о «Нерпе» всплывает». Вместе с этим материалом – оказавшуюся в распоряжении редакции уникальную видеозапись, сделанную на атомном подводном ракетном крейсере в момент аварии, случившейся 8 ноября 2008 года в Японском море.

Напомним, в тот день в результате нештатного срабатывания системы пожаротушения (ЛОХ) во 2-м отсеке корабля погибли 20 членов экипажа и находившихся на борту работников промышленности. Было заведено уголовное дело. Обвиняемых по нему двое – бывший командир атомной подводной лодки «Нерпа» гвардии капитан 1 ранга Дмитрий Лаврентьев и гвардии старшина Дмитрий Гробов. С точки зрения следователей, первый должен ответить за то, что вывел в море неподготовленный экипаж. Второй якобы от нечего делать зачем-то нажал кнопку и пустил в отсек газ.

Впервые военный суд Тихоокеанского флота рассмотрел это дело в 2011 году. Коллегией присяжных и Лаврентьев, и Гробов были оправданы. Позднее Военная коллегия Верховного суда РФ удовлетворила кассационное представление военной прокуратуры Тихоокеанского флота на оправдательный приговор. В связи с этим Тихоокеанский военный суд летом прошлого года во второй раз приступил к рассмотрению уголовного дела по факту аварии на «Нерпе».

Редакция «Свободной прессы» получила из Владивостока упомянутую видеозапись и комментарии к ней авторитетных ветеранов-подводников. По мнению флотских специалистов (а вовсе не одних только журналистов «Свободной прессы»!) видеозапись запечатлела исключительно грамотные и своевременные действия гвардии капитана 1 ранга Лаврентьева и его подчиненных в момент аварии. Что само по себе противоречит выводам следствия о безграмотности экипажа.

Промедление или ошибка, считают наши эксперты, грозили еще большим количеством жертв или даже гибелью корабля. Нам показалось, что эти важные обстоятельства должны быть немедленно доведены до сведения общественности. Что и было сделано редакцией.

Однако на следующий день военная прокуратура Тихоокеанского флота выступила со странным, на наш взгляд, комментарием по поводу публикации «Свободной прессы». Приводим его полностью: «Приближается к завершению судебный процесс о гибели 8 ноября 2008 г. на АПЛ «Нерпа» 20 человек из состава экипажа корабля и приемо–сдаточной команды. Еще 38 человек, находившиеся на борту лодки в момент трагедии, получили телесные повреждения различной степени тяжести. На скамье подсудимых – командир АПЛ капитан 1 ранга Дмитрий Лаврентьев и старшина Дмитрий Гробов. В этой связи в СМИ не прекращаются публикации, искажающие суть процесса. Отдельные из них носят предвзятый характер.

22 апреля 2013 г. в газете «Свободная пресса» размещена статья (без указания автора) под заголовком «Правда о «Нерпе» всплывает», в которой говорится о том, что в распоряжение редакции попала «уникальная видеозапись», которая «опровергает многие доводы следствия». В данном случае в очередной раз искажаются факты, предпринимается пытка ввести в заблуждение общественность, воздействовать на присяжных заседателей.

Во–первых, видеозаписи не было. Авторы статьи, видимо, имели в виду аудиозапись из аудиорегистратора событий. Это уже само по себе говорит об их «объективности» и «компетентности».

Во–вторых, аудиозапись, на которую делается ссылка в статье, была в полном объеме исследована в ходе следствия и судебного разбирательства. Более того, она была использована Главным штабом ВМФ еще в ноябре – декабре 2008 г. при расследовании причин происшествия, повлекшего гибель людей. К предмету доказывания она имеет лишь косвенное отношение, поэтому о ее «уникальности» говорить не приходится. Утверждать о том, что эта запись якобы опровергает «многие доводы следствия» могут лишь люди, не знающие материалы уголовного дела, не присутствовавшие на процессе, осведомленные о нем «понаслышке», из «третьих рук». Ни один из доводов гособвинения эта запись не опровергает. Она лишь подтверждает то, что произошло после того, как по вине командира корабля капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева неподготовленный экипаж и приемо – сдаточная команда вышли в море, а неподготовленный старшина Дмитрий Гробов произвел несанкционированное включение системы пожаротушения.

Позиция гособвинения остается неизменной и аргументированной, в чем можно будет убедиться в ходе прений, которые состоятся сегодня, 23 апреля с.г. Надеемся, что позиция гособвинителей присяжными заседателями будет воспринята правильно, так как она логична и основана на совокупности установленных в ходе предварительного следствия и исследованных судом доказательств.

Что же касается роли капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева в «спасении остальных членов экипажа», то эта заслуга в большей степени принадлежит, на наш взгляд, старшему помощнику командиру корабля капитану 3 ранга Дмитрию Синько и старшему инженеру – механику завода Борису Сазонову, которые непосредственно после аварии незамедлительно предприняли все необходимые, грамотные меры, благодаря которым удалось избежать гораздо большего количества жертв».

Вначале – самые общие замечания по поводу этого документа. Удивительно, что работники прокуратуры флота оказались настолько невнимательны, что не сумели разглядеть указанную в статье фамилию автора материала – нашего корреспондента на Дальнем Востоке Оксаны Егоровой. Которая, между прочим, профессионально занимается трагедией «Нерпы» с самого начала этой истории.

Второе – на экране присутствует не только аудиозапись переговоров экипажа «Нерпы», но и изображение записывающего устройства П-424 М (двухканальное устройство для записи громкой и УКВ связи на борту) в действии. То есть, на наш взгляд, это все же видео-, а не аудиозапись, как почему-то считают военные прокуроры, попутно изящно иронизируя по поводу нашей объективности и компетентности.

Наконец, давайте выслушаем комментарий к заявлению прокуратуры флота бывшего заместителя начальника штаба Тихоокеанского флота контр-адмирала запаса Андрея Войтовича:

«Запись, которая опубликована в «Свободной прессе», совершенно аналогична записи с диска, изъятого прокуратурой в ходе работы комиссии Главного штаба ВМФ под руководством адмирала Татаринова. Только дополнительно несет видеоизображение прибора и подтверждает безукоризненность действий командира и экипажа в соответствии с «Руководством по борьбе за живучесть» ВМФ. История исследования диска, изъятого прокуратурой, на сегодня мне неизвестна.

Что касается заслуг командира «Нерпы», его старшего помощника и старшего инженер-механика завода, голоса которых слышны на видеозаписи, то здесь следует отметить только абсолютное незнание корабельных расписаний стороной обвинения. Все действия по управлению кораблем (в том числе и с борьбой за живучесть корабля), по всем корабельным расписаниям, выполняются только по приказанию командира корабля. Старпом лишь организует исполнение всех приказаний командира, что не может трактоваться как какая-то особая заслуга старшего помощника.

Наконец, как можно обвинять старшину Гробова в несанкционированном запуске системы «Молибден-И», если следственным экспериментом (с понятыми и под видеокамеру) еще в 2008 году было доказано, что он не мог этого сделать простым набором кода с помощью клавиш? А если такое и произошло, то лишь вследствие неисправности самой системы. Что зафиксировано в акте следственного эксперимента, подписанном представителем разработчика - ОАО «Концерн «Аврора». Между прочим, незадолго до аварии на «Нерпе» несанкционированные срабатывания системы пожаротушения произошли на строившейся в Северодвинске новейшей АПЛ проекта 955 «Борей» (в июне, июле и сентябре 2008 года).

Считаю возможным напомнить, что экипаж «Нерпы» (в составе сдаточной команды) согласно руководящим документам, находился в непосредственном управлении Амурского завода. Командир экипажа являлся сдаточным капитаном и функционально подчинялся ответственному сдатчику корабля. Личный состав осваивал новую технику и вооружение под контролем заводских специалистов (фактически отрабатывал заводскую курсовую задачу - ЛЗ-2 «Плавание подводной лодки»). Представители промышленности от предприятия – строителя АПЛ и контрагентских предприятий (входящие в состав сдаточной команды) обучали экипаж правильной эксплуатации вооружения и военной техники в соответствии с эксплуатационной документацией. Поэтому ответственность за аварии и поломки технических средств лежит на специалисте заводской части сдаточной команды. Почему же на скамье подсудимых только подводники?».