18+
  1. Какое наследство оставит Мосгорнаследие?

Какое наследство оставит Мосгорнаследие?

Какое наследство оставит Мосгорнаследие?
Москва не сразу строилась, но вот разрушается, она, похоже, гораздо быстрее. По крайней мере, надзорный орган, призванный охранять архитектурные памятники столицы, по словам активистов из общественной организации «Архнадзор», делает все, чтобы от старой Москвы не осталось и следа.

На Тверском бульваре обрушилась стена усадьбы Волконских. Доходный дом, часть архитектурного комплекса, в котором гостил Лев Толстой, начали сносить в 2010 году, однако по требованию общественных организаций процесс был заморожен «до выяснения обстоятельств» - оказалось, что по закону делать этого было нельзя. Тем не менее, обратной силы у процесса не было: пока разбирались с бумажками, стена рухнула и восстановлению не подлежит. Мосгорнаследие, созданное для того, чтобы хранить для потомков образцы классического столичного зодчества, в очередной раз предоставило площадку для, очевидно, коммерческой застройки.

Координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов говорит, что после смены городских властей у него была надежда на перемены в отношении чиновников к памятникам городской архитектуры. В итоге же, признает он, изменились лишь названия фирм, которым администрация позволяет уродовать облик Москвы.

«Да, лужковская «архитектурная школа» ушла в прошлое, а наиболее яркие ее представители оттесняются на обочину, - рассказал Михайлов «Веку». - По крайней мере, основные конкурсы выигрывают не они, государственные заказы достаются не им. С другой стороны, дела это не меняет. Есть, конечно, архитекторы, которые умеют работать в контексте исторического города, учитывать его императивы, стилистику, но таких крайне мало».

В этом контексте весьма примечательна фигура человека, который уполномочен отвечать за текущий облик современной столицы. Глава департамента культурного наследия Москвы Александр Кибовский прославился тем, что, как поговаривают эксперты, лоббировал расформирование Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультуры). И вот теперь он - глава замещающей службу структуры, которая называется Мосгорнаследие.

«Личных характеристик Кибовскому мне бы давать не хотелось, но деятельность Мосгорнаследия, которую мы видим, весьма неоднородна, - говорит Михайлов. - Мы наблюдаем, с одной стороны, что это ведомство действительно выполняет свои задачи в каких-то случаях. В то же время есть совершенно необъяснимые с точки зрения охраны культурного наследия шаги, которые приводят к разрушению других памятников, искажению охранных зон и исторических территорий Москвы. Например, 40% зданий кругового депо были снесены по решению и с разрешения Мосгорнаследия, что, на мой взгляд, абсолютно не соответствует назначению этого ведомства. На Страстном бульваре, несмотря на многочисленные обращения, Мосгорнаследие ничего не предприняло для того, чтобы остановить незаконную стройку. Мы видели, как прошлым летом буквально весь город переживал за реконструкцию, уничтожающую дом Волконских, что тоже происходило в охранной зоне в нарушение всех законов, а чиновники не предприняли ничего, чтобы остановить это беззаконие. Кроме того, дом 18 века в Армянском переулке: Мосгорнаследие крайне запоздало с тем, чтобы препятствовать разрушению этого памятника архитектуры. Еще с лета прошлого года мы сигнализировали о том, что там идут несанкционированные работы, искажающие облик памятника, но Мосгорнаследие отвечало нам, что все идет в рамках закона. И только к концу года нам пишут: работы действительно признаны незаконными. То есть, не хотят слышать и не слышат».

В свое время в среде московской интеллигенции было принято ругать «лужковский ампир», авторство которого присваивали друзьям Юрия Михайловича - в частности, Зурабу Церетели. Впрочем, ради справедливости надо сказать, что Зураб Константинович, возводя свои шедевры, хотя бы ничего не разрушал в отличие от нынешних чиновников.

«Я за последние три года не припомню ни одного случая, когда бы Мосгорнаследие пригласило всех общественных активистов за общий стол, выслушало пожелание, попыталось выявить болевые точки, попыталось наметить действия по спасению наших памятников, - сетует Михайлов. - Вообще, чиновники должны быть благодарны всем тем добровольным помощникам, которые готовы следить за объектами, фотографировать, устраивать субботники и так далее. Но департаменту, у меня такое ощущение, все эти энтузиасты просто неинтересны».