18+
  1. Керченский мост - требование времени (часть 2)

Керченский мост - требование времени (часть 2)

Керченский мост - требование времени (часть 2)
Изучение истории человечества уже давно доказало, что оно (человечество) движется по кругу одних и тех же проблем, перед ним встающих. Только эти проблемы поднимаются с развитием науки на новый технологический уровень. Но есть непременные и постоянные условия, которые определяют интерес к этим проблемам.

И одной из важнейших в геополитическом смысле является проблема места. Если владение этим местом определяет решение геополитических задач, то это место становится одним из центров мировой геополитики.

Кратчайший путь из юго-восточной Азии в Европу и единственный морской путь из рек севера в южные моря – древний Боспор Киммерийский, а ныне - Керченский пролив - является для нашей страны именно таким местом, определявшим когда-то судьбы древних руссов, затем судьбу и возвышение Российской империи и являющимся сегодня побудительным мотивом неминуемого взлета нынешней России.

Сегодня мы продолжаем тему Крыма. История полуострова богата на многие события. В первой части материала, опубликованной 17 февраля, речь шла о временах от древности и до конца 19 века.

Первая мировая война привела к крушению империй и установлению на их территориях государств, исповедовавших новые принципы государственного устройства. Наиболее пострадавшей оказалась Германия. Ее лишили многих территорий, военного флота, запрещено было создавать новые виды вооружений, к тому же страну обязали выплачивать немалые репарации. По сути, Германия стала государством-изгоем, поэтому вполне понятно было ее стремление найти у кого-нибудь сочувствие. И такое понимание немецких проблем было найдено в СССР. Страна победившего пролетариата тоже находилась в политической изоляции и искала союзников. СССР стал готовить для Германии танкистов и летчиков, получая, в свою очередь, из Германии станки и новые технологии.

В 30-х годах вновь всплывает проект постройки моста через Керченский пролив, на этот раз с помощью Германии, на заводах которой стали изготавливаться конструкции для его строительства.

Нападение Гитлера в 1941 году на Советский Союз, казалось бы, похоронило этот план.

Но не для Германии, которая мечтала сделать Крым дачей рейха и через него получить путь в юго-восточную Азию. Древний караванный путь в очередной раз напомнил о себе. После вторичной оккупации немецкими войсками Керчи в мае 1942 года Гитлер отдал приказ начать возведение моста с целью получения кратчайшего пути к бакинской нефти и далее на ближний Восток. На оба берега Керченского пролива начали завозиться изготовленные на заводах Круппа конструкции будущего моста.

Но после Сталинградской битвы Германии уже было не до стройки. Советские войска рвались вперед и в ноябре 1943 года после второй грандиозной десантной операции на берега Керчи ( первая – в конце декабря 1941 года, закончилась разгромом Крымского фронта Эрихом фон Манштейном и вторичной оккупацией Керчи) все материалы для строительства моста достались Советскому Союзу.

Керчь была освобождена 11 апреля 1944 года. После этого Сталин приказал начать строительство моста, которое должно было быть завершено к 7 ноября 1944 года - годовщине Октябрьской революции. На то время это был самый длинный в мире железнодорожный мост, а темпы его строительства не имели аналогов в мировой истории.

Мост сдали даже на несколько дней раньше. Вряд ли этот мост мог иметь стратегическое значение: наши войска в ноябре 1944 года были уже далеко в Европе, и мост не был необходимостью.

Близился конец войны. Руководители держав-победительниц собирались на конференцию, которая должна была определить сферы влияния каждой из них. И в этих переговорах нужны были аргументы и доказательства.

Мост, несомненно, был одним из таких аргументов. На неуступчивого Черчилля этот мост не мог не оказать психологического влияния. Вот вы, дескать, англичане, почти с середины прошлого века вынашивали этот план, Российская империя вместе с Великобританией не смогли построить мост, а государство рабочих и крестьян даже в условиях жесточайшей в истории человечества войны за короткое время справились с этой неподъемной для великих держав задачей.

Как известно, Ялтинская конференция закончилась полным триумфом Сталина.

Во время этой конференции была создана Организация Объединенных Наций, и полноправными членами этой организации наряду с Советским Союзом стали… Белоруссия и Украина! (Можно ли представить, чтобы, допустим, Рузвельт потребовал, чтобы членами ООН кроме США стали, например, Техас и Калифорния?) А в отношении СССР это стало возможным.

А через полмесяца, в феврале 1945 года, самый длинный железнодорожный мост мира рухнул под напиравшими на него льдами, унося в небытие сотни людей, посланных на мост сбивать намерзавшие на него огромные сосульки.

Это воистину был Апокалипсис. Голливуд с его фильмами катастроф, как говорится, отдыхает.

Сталин, на удивление, никого не наказал. Известна его реакция на эту трагедию: «Ну что ж, природа… Люди не виноваты». И добавил странное: «Я во всем виноват». Уж очень торопил он строителей, и поэтому многое было сделано по временной схеме. Нужна была демонстрация. Она состоялась. И надобность в мосте отпала.

Послевоенный СССР не испытывал необходимости в возрождении древнего караванного пути. Хватало других проблем. Нужна была принципиально новая геополитическая обстановка. И она сложилась с развалом Союза.

Из всех новообразований – государств, возникших после распада СССР - самым причудливым и искусственным стало государство Украина. Выпестованные Австро-Венгрией в середине 19 века украинские националисты и мечтать не смели о территориях, включенных в состав Украины. Их попытки после Первой мировой с помощью внешней силы (тогда это были немцы) в 1917-1920 годах создать националистическое государство потерпели полный провал: народ, проживавший на этой территории, не только не признал их, но и не скрывал своего отвращения к реализации этих попыток.

И тут на помощь националистам, которых объединяло лишь одно - ненависть к России, неожиданно пришли большевики. Обустройство государства диктатуры пролетариата по национальному признаку, да еще и с четким размежеванием границ этих национальных новообразований, создало условия для появления национальной элиты. Эта новая элита восприняла националистические позывы, ставшие питательной средой для уязвленного самолюбия, основанного на осознании вторичности и местечковости своей культуры. Да и откуда ей - культуре было взяться на территориях Польши, Австро-Венгрии, Румынии? Простой народ считался вторым сортом, а, как сейчас говорят, элита этого народа добросовестно служила хозяевам этих территорий.

Все талантливое искало возможности реализации своих дарований в России. Писали на русском языке, обогащая своими творениями общую культуру. Само слово «украинец» считалось оскорбительным, унижающим достоинство. А элите так хотелось славы, известности, признания. Между тем, на пути к этим потугам – великая культура России и ненавистная «москальская мова». Но до времени приходилось терпеть: все-таки такие земли отхватили и в таком количестве!

Однако часовой механизм неизбежного грядущего раскола СССР был запущен.

Новороссия - творение Потёмкина, с городами, построенными во времена Екатерины Великой, была подарена Лениным создаваемой им Украине с целью укрепления позиций пролетариата, так как остальная территория была заселена мелкобуржуазным, на взгляд вождя, селянством.

По итогам Второй мировой войны уже Сталиным были добавлены польские земли: Львовщина, нынешние Ивано-франковская и Тернопольская области, румынские Буковина и остров Змеиный. А что? Границы между братскими республиками в СССР были чистой условностью, а тут, глядишь, получив в подарок столько земель, и смолкнут затаившиеся националисты.

В довершении всего в 1954 году Хрущёв без всякого референдума отдал той же Украине Крым. Вместе с Крымом достался ей и остров Тузла (ударение на последний слог!), о существовании которого Хрущёв, скорее всего, и не догадывался.

История присоединения Тузлы к Крыму нуждается в пояснении. Географически и геологически – это земля противоположного, таманского, берега. Это был длинный, вытянутый в сторону Крыма полуостров, именуемый в просторечьи косой. В начале 20 века после сильного шторма образовалась промоина, и коса превратилась в остров. Поддерживать жизнеобеспечение острова (на нем жили люди) небольшая станица Тамань не могла, поэтому Верховный Совет СССР в начале февраля 1941 года передал остров растущему промышленному центру Крыма - Керчи. В рамках одного государства изменение административных границ никакого значение не имело. Мог ли кто-нибудь тогда обратить внимание на тот факт, что этим изменением меняется и принадлежность пролива! До 1941 года он протекал между Таманью, следовательно, Краснодарским краем и Крымом, а после этого решения стал протекать уже только между крымскими берегами. Об административных границах по проливу тогда никто даже не задумался, а начавшаяся вскоре война вообще сняла этот вопрос.

Пролив же не столько разъединял крымский и таманский берега, сколько соединял их: преодолеть в течение 20 минут 4 км водной глади на пароме не было проблемой. Поэтому снабжение Керчи шло за счет сельскохозяйственной продукции, поставляемой с плодородной Кубани. «Кубанцы» (так называли керчане жителей противоположного берега и тоже с ударением на последний слог) с удовольствием заполняли керченский рынок овощами и фруктами. А керчане, весело общаясь с ними во время покупок, заводили знакомства, приглашали в гости, роднились. Керченские рыбаки ходили на рыбалку в богатые рыбой кубанские плавни. Часто семьи жили на обоих берегах пролива.

Дважды в день, утром и вечером, отходили прогулочные катера из Керчи на Среднюю косу - такое причудливое название дали неожиданно приобретенному острову керчане.

Один шел из восточного района города, от торгового порта, который оборудовал на косе свою базу отдыха. Прекрасный пляж с южной стороны острова притягивал керчан и гостей города. Кроме того, важным преимуществом была возможность выбора участка моря для купания в зависимости от направления ветра: при северном – купались с южной стороны и наоборот. Считалось, что с юга - Черное море, а перейдешь 200 метров на другую сторону и купаешься уже в воде Азова.

Из южной части города от лучшего пляжа Крыма, великолепно оборудованного железо-рудным комбинатом, отходил прогулочно-экскурсионный катер с остановкой на Средней косе и конечной остановкой в Тамани.

Керченский мост - требование времени (часть 2)

Дом-музей М. Ю. Лермонтова в Тамани

Тамань привлекала своим музеем с лермонтовской экспозицией, памятником запорожскому казаку, на постаменте которого выбиты слова песни Антона Головатого, приведшего «верных» запорожцев на Кубань. В этих словах выражается благодарность русской царице, которая подарила такие плодородные земли: «За здоровье ж мы царыци помолымось Богу, що вона нам указала на Тамань дорогу» и можно теперь «в Тамани жить, вирно служить, гряницю держаты, рыбу ловить, гориллу пить, щей будемо багаты». Да и просто побродить по Тамани, древней столице славянской Тьмутаракани, заходя в приветливые кафе или в гости к таманцам, было приятно и познавательно. А, возвращаясь вечером обратно в Керчь, представлять себе, как в древности князь Глеб мерил по льду расстояние от Тьмутаракани до Корчева и приказал выбить слова об этом на мраморном столбе, хранящемся ныне в Эрмитаже. Эта связь времен, эти знания и впечатления окружали тебя и заставляли погружаться в нашу великую историю.

Это было, как сейчас говорят, единое экономическое, социальное, этнографическое и культурное пространство.

И вот с развалом Союза в одночасье возникли границы, таможни и прервались все эти связи. То есть Керчь лишилась своего главного преимущества, обусловленного ее географическим положением, и стала одним из тупиковых городов планеты, задвинутых в самый дальний угол мешка украинской «нэзалэжности».

Керченский мост - требование времени (часть 2)

Остров Тузла (в центре)

А Украина неожиданно для себя самой стала хозяйкой одного из важнейших морских торговых путей - Керченского пролива.

Естественно, смириться с этим керчане не могли: выходя на набережную города, они видели российский берег, на котором жили их родственники, но который стал вдруг берегом другого государства. Государства, которое по наущению киевской пропаганды, а потом и по школьным учебникам становилось все более враждебным. От которого нужно было отгородиться не только границами и таможнями, но и часовым поясом: переправившись с того берега на этот (напомню, всего 4 км!), нужно было переводить стрелки часов на 2 часа назад! Все это просто не укладывалось в сознании. Поэтому Керчь - древнерусский Корчев времен славянской Тьмутаракани - всегда давала наивысший процент голосов тем кандидатам в президенты, которые ратовали за связи с Россией. Другой возможности выразить свое неприятие государства под названием Украина просто не было.

Но это нисколько не волновало киевские власти. Более того, их охватила эйфория от богатства, нежданно свалившегося на них: без войн и малейших усилий со стороны националистов в их руках оказалась огромная территория - возделанная, обустроенная, обладающая ядерным оружием, внушительным флотом, мощным военно-промышленным комплексом, прекрасными городами, с бывшей всесоюзной здравницей Крымом, одним из самых востребованных морских путей, да еще и член ООН.

Можно без всякой натяжки утверждать, что создание этого государства есть не что иное, как надругательство над всей историей России и над ее жертвами в эпоху русско-турецких войн на протяжении почти трех столетий.

Наивная убежденность большевиков в том, что Советский Союз - это навечно, обернулась кошмаром националистической бесовщины для тех, кто воспитывался на великой истории и культуре России.