18+
  1. Критику Следственного комитета могли заказать швейцарские хозяева «Тольяттиазота»

Критику Следственного комитета могли заказать швейцарские хозяева «Тольяттиазота»

Критику Следственного комитета могли заказать швейцарские хозяева «Тольяттиазота»
С начала 2013 года ведущие российские СМИ запестрили открытыми письмами юристов «Тольяттиазота», обращенными ни много ни мало к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и председателю комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирине Яровой.

В этих письмах начальник юридического отдела ЗАО «Корпорация «Тольяттиазот» Кинчаров А. Д. и юрист ОАО «Тольяттиазот» Муратов Е. А. уверяли в том, что они якобы стали жертвами многомиллиардной аферы, а заведенные против них и «Тольяттиазота» уголовные дела о мошенничестве на более чем $1 млрд. не обоснованы.

Юристы требовали тщательных проверок, но вскоре стало ясно, что они преследуют совсем другие цели. С 28 января по 3 февраля письмо юристов «Тольяттиазота» было опубликовано сразу в четырех федеральных изданиях. Причем, размещены письма были на правах рекламы или в разделах платных информационных объявлений. Спустя два месяца это письмо вновь оказалось на страницах ведущих газет, причем, свое повторное обращение Кинчаров и Муратов объясняли тем, что их первое письмо проигнорировано. Правда, тогда же выяснилось, что на все их обращения положенные законом проверки уже проведены - Следственный Комитет даже выступил со специальным заявлением на эту тему. В СКР не сомневаются, что обращения юристов ТоАЗа направлены на формирование ложного общественного мнения.

Если бы обращение возымело желаемый эффект, юристы могли бы создать любопытный прецедент: обвинили вас, скажем, в мошенничестве в особо крупных размерах или другом серьезном преступлении - пишите открытые письма, мол, если бы ни пронизывающая коррупция на всех уровнях власти, наше воровство никто бы и не заметил. Да и не обязательно писать в СК РФ или генпрокурору, можно сразу президенту или, например, в ООН. Почему нет? Хватило бы денег на дорогостоящие эпистолярные экзерсисы.

Мы попросили экспертов медиарынка оценить, сколько стоила Кинчарову и Муратову эта попытка обвинить СКР в бездействии. Так, публикация письма в газете «Комсомольская правда» от 28 января 2013 года оценивается в 2 млн. рублей. А ведь то же самое письмо опубликовано еще и в газетах «Труд» (от 29 января), «Известия» (от 1 февраля) и так далее, вплоть до различных интернет-порталов. Общая стоимость публикации обращения только в федеральных изданиях составляет порядка 10 миллионов рублей. И это по базовым расценкам, без учета выбора заказчиком определенной полосы и других «технических» нюансов. С ними цена вырастает еще на 10-20%. Но главное - срочность размещения, позволяющая опубликовать объявления (как и письмо Кинчарова и Муратова) в разных газетах строго в определенный день, увеличивает стоимость вдвое.

Непонятно, откуда у юристов Кинчарова и Муратова ресурсы, чтобы развернуть такую дорогостоящую кампанию. Даже в Москве штатные ставки юристов и начальников юридических отделов не превышают 150 тыс. руб. в месяц, а в Тольятти эти суммы куда меньше. Дальше возможны два варианта: либо Кинчаров и Муратов - непризнанные участники списка Forbes, которым дать рекламу в «Коммерсанте» - что смс-сообщение отправить, либо они в этой истории стали классическими «козлами отпущения». Во втором случае руководство «Тольяттиазота» уговорило юристов взять на себя вину за преступление, которые им как простым наемным работникам совершать не было бы никакого смысла. И все бы ничего, но на «Тольяттиазоте» вскрылись новые факты мошенничества, и следы их уже совершенно однозначно ведут к его основным собственникам - живущей за рубежом семье Махлаев и швейцарцу Андреасу Циви. И именно они теперь оплачивают дорогостоящие размещения писем якобы от обычных юристов, которые должны были просто сесть за них в тюрьму. Учитывая объем доказательств, которыми располагает следствие, доказать свою невиновность в суде для руководителей «Тольяттиазота» практически нереально. Поэтому они видят свой последний шанс в переводе дела из уголовной плоскости в политическую. Для этого и была организована многомиллионная пропагандистская кампания с целью дискредитации Следственного комитета.