18+
  1. Кто покрывает депутата с большой дороги?

Кто покрывает депутата с большой дороги?

Кто покрывает депутата с большой дороги?
Накануне информационное агентство «Руспрес» разместило на своем сайте материал о, прямо скажем, незаконных деяниях бывшего депутата Законодательного собрания Краснодарского края Сергея Зиринова. Предлагаем его вниманию читателей «Века».

В развале дела авторитетного депутата может быть заинтересовано руководство Верховного Суда

Что объединяет таких людей, как Михаил Ходорковский, Алексей Пичугин, Алексей Френкель и Сергей Магнитский с депутатом краевого Законодательного собрания Краснодарского края Сергеем Зириновым? То, что в разные годы все они в качестве VIP-узников содержались в одном и том же филиале "Лефортово" - СИЗО 99/1, однако в их судьбе есть и серьезные отличия. Относительно первых четырех принято считать, что их заперли за решетку некие влиятельные силы, которым подследственные перешли дорогу. Что касается депутата Зиринова, то с ним сложилось все с точностью до наоборот: другие, не менее влиятальные силы, пытаются если не выпустить его на волю, то хотя бы затянуть процесс над этим "теневым хозяином Анапы". У тайных покровителей депутата Зиринова есть и вполне конкретная фамилия, имя и отчество. В частности, не раз сообщалось, что этот человек дружен с председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым, который любит отдыхать на анапском пляже "Золотая балка", принадлежащем Зиринову. Для тех же, кто слышит об «анапском деле» впервые, начнем с краткого досье.

Версия обвинения

Сергей Зиринов — бывший депутат Законодательного собрания Краснодарского края и собственник большого имущественного комплекса в Анапе — и с ним еще 5 человек обвиняются в создании банды и совершении трех убийств в 2002, 2004 и 2013 годах. По версии следствия, убиты: супруги Садовничий и Ивакина (первый был директором санатория в Анапе); владелец магазина в Новороссийске Набиев; Виктор Жук — водитель кошевого атамана казачества Анапы Николая Нестеренко, а сам Нестеренко при этом получил огнестрельное ранение.

Раскрытие убийств 2002 г. и 2004 г. стало возможным благодаря показаниям лиц, задержанных в связи с покушением на Нестеренко в 2013 году. Следствием собрана доказательственная база, опирающаяся в первую очередь на показания, которые обвиняемые давали в первые месяцы следствия друг против друга. Ключевую роль в доказательствах играют признательные показания двух членов банды, которые были осуждены в порядке «сделки со следствием» еще в 2014 году — Сапожникова и Мирошникова. По версии следствия, Зиринов мог вступить в конфликт с Нестеренко , поскольку последний активно выступал против застройки дюн на Анапской пересыпи.

Любопытно, но многие подельники «криминального депутата» уже смогли получить смягчение своих приговоров, и не без помощи того же Верховного суда. К примеру, 7 ноября 2014 года бывшему омоновцу Дмитрию Сапожникову, признанному виновным в совершении четырех убийств в составе банды, возглавляемой, по версии СКР, Сергеем Зириновым, Верховный суд России снизил срок заключения на три года. Поговаривают, что Сапожников получил такую «скидку», так как не дал показаний о связи Зиринова с Лебедевым.

Почему Ростов?

Член Совета по правам человека при президенте РФ Леонид Никитинский в своей публикации в "Новой газете" обращает также внимание на некоторые странности, связанные с местом проведения процесса. Вообще-то «дело Зиринова и других» по правилам УПК должно было слушаться в Краснодарском краевом суде, но с ним сразу произошла странная история. После первого заседания в Краснодаре (в феврале 2015 года) заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь 11 марта подал в Верховный суд РФ ходатайство о передаче дела в Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове.

2 апреля, когда защита Зиринова готовилась возражать, выяснилось, что Гринь свое ходатайство отозвал, — причину представитель Генпрокуратуры в Верховном суде сообщить отказался. Однако 8 апреля, несмотря на отсутствие ходатайств сторон или из Краснодарского краевого суда, Верховный суд все же принял решение о передаче дела в Ростов, тем самым нарушив правила подсудности. Но в принципе перенести дело куда-то подальше - это нормально для судебной тусовки. Вон и бывшего руководителя московского управления судебного департамента при Верховном суде России Вячеслава Липезина повезли судить из Москвы в Калугу, где судьи более лояльны, а журналисты редки. И ведь господин Липезина обвиняют не в бандитизме и не в массовых убийствах, как Зиринова, а всего лишь в воровстве мошенническим образом нескольких сот миллионов рублей, списанных его ведомством на фиктивные услуги переводчиков. Но с главным судьей Лебедевым и главой судебного департамента Гусевым проворовавшегося чиновника связывает слишком многое для того, чтобы спрятать его подальше от людских глаз.

Но и в Северо-Кавказском окружном военном суде этот процесс тоже сразу пошел не очень гладко. "Он в самом начале ознаменовался беспрецедентным удалением из дела защитника Зиринова [надо полагать, из протестовавших против переноса дела - Руспрес] Анны Ставицкой: по мнению судьи О. В. Волкова, адвокат задавала слишком много вопросов", - говорит Леонид Никитинский. Зиринову вопреки его воле был назначен другой защитник, но это не сильно помогло стороне обвинения: потерпевшие стали путаться в прежних показаниях, а свидетели часто отказываться от них, объясняя это давлением на следствии. Из новых показаний, в частности, перестали усматриваться какие-либо мотивы для предпринимателя и депутата Зиринова заказывать инкриминируемые банде убийства, а тем более лично участвовать в их исполнении.

Прокурорский рок

Интересно, что неприятности то и дело преследуют прокуроров, связанных с преступлениями Зиринова. 7 декабря 2015 года председатель Следственного комитете РФ А. И. Бастрыкин лично, за своей подписью, возбудил уголовное дело по части 3 статьи 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) против следователя первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Следственного управления СК РФ по Краснодарскому краю подполковника юстиции Н. С. Шлапакова. Говорят, что Бастрыкин в последнее время, никому не доверяя, лично подписывает много подобных документов, но все-таки это не совсем обычно: где он — и где этот Шлапаков? К тому же и обвинение не первое и не последнее для прокурорских работников: попытка мошеннического захвата аквапарка "Дельфин" в Туапсе, по странному обвинению оформленного на родственников Зиринова.

11 декабря глава управления СК РФ по связям со СМИ В. И. Маркин сообщил, что обвинение Шлапакову связано с попыткой незаконного захвата имущества при расследовании «дела Зиринова и других». Если бы Маркин не связал эти два дела друг с другом, то и на сообщение о Шлапакове никто не обратил бы внимания. Но Маркин счел нужным подчеркнуть, что Шлапаков «расследованием уголовного дела банды Зиринова никогда не занимался», — и тут он явно слукавил.

Старший следователь Шлапаков принимал активное участие в расследовании «дела Зиринова и других» на первом его этапе, когда собирались все показания нынешних подсудимых друг против друга, и, разумеется, не сам по себе, а в составе следственной группы. Тогда дело находилось в производстве того самого первого («убойного») отдела, который ранее возглавлял, а впоследствии курировал лично первый заместитель начальника СУ СК РФ по Краснодарскому краю А. К. Маслов, а оперативное сопровождение осуществляло УФСБ по краю.

О том, что несмотря на пребывание за решеткой, имущество Зиринова находится в надежных руках удалось также убедиться еще одному колоитному человеку - бывшему нефтяннику Вктору Палию, уверявшему, что он вложил 250 млн рублей в принадлежащий Зириному анапский аквапарк "Тики-Так". Вскоре незадачливый рейдер был пойман, законно получил свои 13 лет, апелляция не повлияла на приговор.

Молчание свидетелей

Казак Нестеренко тоже оказался жертвой Фемиды. 21 ноября 2014 года Анапский районный суд запретил ему заниматься строительством в районе поселка Малый Утриж. Намек атаман понял правильно, и уже вскоре отрицал наличие какого бы ни было конфликта с Зириновым. Ну а если нет конфликта, но нет и повода для преступления. А тут Сапожников и Мирошников вдруг то начинают противоречить друг другу, то вообще умолкают. А прокурор почему-то вместо грубых и зримых вещественных доказательств, начинает строить доказательную базу на ссылках в компьютере Зиринова.

Суд над анапским единороссом продолжается, и продлится еще около полугода. Однако уже нет никаких сомнений: каким бы не будет его вердикт, он оставит после себя очень много пвопросов, в том числе и к руководителям судебной власти в стране.