18+
  1. ЛГБТ: ущемлены в правах не «лимоновцы», а геи

ЛГБТ: ущемлены в правах не «лимоновцы», а геи

В оппозиционной акции «Стратегия 31» на Триумфальной площади Москвы и в Санкт-Петербурге, прошедшей 31 января 2010 года, принимали участие различные общественные движения, в том числе и представители ЛГБТ-сообщества.

В своей статье, посвященной перспективам подачи иска в Страсбургский суд, «Стратегию» несистемной оппозиции поддержал организатор московских гей-парадов Николай Алексеев. Вопросы взаимодействия ЛГБТ-сообщества с «несогласными» и перспективы участия геев, лесбиянок и транссексуалов в митинге 31 марта и других акциях в защиту 31-й статьи Конституции РФ, мы подняли в интервью с активистом гей-движения, одним из основателей правозащитного портала Gayrussia.ru Николаем Баевым.

- Николай, активисты ЛГБТ-сообщества поддержали акцию в защиту свободы собраний 31 января 2010 года. Они участвовали в несогласованных митингах в Москве и Петербурге. Планируете ли вы участвовать в митинге 31 марта, который сейчас готовит несистемная оппозиция?

- Мы не планируем участвовать. Если кто-то из представителей ЛГБТ-сообщества в частном порядке участвует, то это совершено нормальная практика. Дело в том, что у нас совершенно одинаковые цели. Это – достижение свободы собраний для всех, кто бы это ни был: оппозиция, секс-меньшинства или кто-то другой. Но, как об этом и писал Николай Алексеев в своей статье, мы избрали другой путь. Мы идем через Европейский суд по правам человека.

При этом мы очень сомневаемся, что организаторы митинга на Триумфальной площади, которые также намерены обратиться в Европейский суд, смогут доказать в нем правомочность своей позиции. Объясню почему: тем же «несогласным» московские власти всегда предлагают альтернативный вариант. Кроме Триумфальной площади предлагают два-три варианта. А нам московские власти вообще не предлагают никаких вариантов. Поэтому мы действительно, на самом деле поражены в правах. Если бы нам, как и «несогласным», предложили Болотную площадь или набережную Тараса Шевченко – мы были бы только рады. Но власти не идут с нами ни на какой диалог, ни на какой компромисс.

Действительно, мы видим, что «несогласные» борются за свободу собраний – точно также, как и мы. Но мы избрали другой путь, мы будем бороться с помощью юридической системы. Россия - член Совета Европы и обязана выполнять решения европейского суда.

- И все же поясните, вы поддерживаете «Стратегию 31» или нет?

- У нас немного различаются стратегии. Все-таки стратегия господина Лимонова и иже с ним состоит в том, чтобы какими-то очень яркими и медийными компаниями каждое 31-ое число влиять и на общественное мнение, и на мировую общественность, привлекать к этому внимание.

А мы используем здесь именно юридический инструмент. Если вы помните, то в свое время тот же самый мэр Лужков заявил, что он примет судебное решение. Если суд согласиться, что проведение гей-парада законно, то он даст разрешение на его проведение. Сейчас мы ждем решения европейского суда. И мы уверены, что оно будет в нашу пользу, поскольку уже существуют прецеденты в европейском суде по таким же делам, в частности по запрету гей-парада в Варшаве. Так что мы надеемся, что господину Лужкову придется выполнять решения Европейского суда по правам человека.