18+
  1. «Магму» засветили в СМИ

«Магму» засветили в СМИ

«Магму» засветили в СМИ
Российский бизнес для привлечения внимания общественности и правоохранительных органов к своим проблемам все чаще использует СМИ. Журнал «Коммерсант-Секрет фирмы» опубликовал материал о так называемых рейдерах новой формации - компании «Магма», последователе скандально известного «Росбилдинга».

Как сообщает издание, на российском рынке появились рейдеры, работающие по новым схемам - без масок-шоу, запугивания уголовными делами и силовых захватов. Новоявленные захватчики чужого добра умело давят на человеческие слабости, являясь хорошими психологами.

Один из таких примеров - компания «Магма», которая вот уже несколько лет весьма успешно занимается поглощениями на московском рынке. Примечательно, что «Магма», основанная в 2006 году Владимиром Курбатовым и его гражданской супругой Любовью Комоновой, считается главным преемником скандального «Росбилдинга» (чьим именем в 2000-х разве что детей не пугали). Оба основателя новой компании, как сообщает СФ, ранее работали главными менеджерами в «Росбилдинге» и переняли «лучшие» традиции своих наставников - дело у них также поставлено на поток. По словам самой госпожи Комоновой, «Магма» реализовала уже 178 проектов по перекупке и перепродаже активов (зданий, акций или долей) общей стоимостью около $1 млрд.

После того как в середине 2000-х учредители «Росбилдинга» Алексей Тулупов и Сергей Гордеев свернули деятельность компании, устав от тянущегося за ней негативного шлейфа, их дело, судя по всему, решили продолжить бывшие подчиненные. «Магма» начинала с приобретения небольших особняков и магазинов в Москве (по $2-5 млн.), на большее тогда, видимо, не хватало средств. Впрочем, говорит Комонова, обошлись без кредитов - недвижимость у них расхватывали как горячие пирожки.

Первым крупным проектом «Магмы» можно назвать покупку особняка на Никольской улице, в 100 м от ГУМа - актив принадлежал ОАО «Никольское». По словам госпожи Комоновой, самые перспективные для ее компании проекты - с несколькими собственниками. «У них всегда найдутся несовпадающие интересы, чем мы и стараемся воспользоваться», - приводит СФ ее слова. В данной истории трое собственников конфликтовали с четвертым, проживающим в США. Последний, владея блокпакетом, не соглашался на реконструкцию здания, которую хотели провести трое собственников, и таким образом фактически принуждал их продать свои доли по низкой цене.

Когда отношения сторон окончательно зашли в тупик, на сцену вышла «Магма», выкупившая акции у тройки россиян за 2/3 от реальной стоимости. «Американцу» не оставалось ничего, кроме продажи и своей части акций новому владельцу контрольного пакета. А через пару месяцев «Магма» продала особняк группе «Гута» примерно за $50 млн.

Однако не все сделки проходили по такому, довольно гладкому сценарию, при котором все стороны оставались довольными. К примеру, когда «Магма» положила глаз на торговое помещение на Покровке, ее сотрудники выяснили, что директор и главный собственник магазина не брезгует «черным налом», рассказывает анонимный собеседник СФ. К нему направили подставного арендатора, и когда владелец недвижимости предложил внести арендную плату наличными в обход кассы в момент передачи денег к нему нагрянул ОБЭП. По слухам, после этого директор магазина быстро продал актив за предложенную «Магмой» цену в обмен на закрытие уголовного дела.

В другом случае «Магма», похоже, прибегла к шантажу. Любовь Комонова вспоминает, как в 2007 году они приобрели 20% акций Московского инструментального завода (ОАО МИЗ), в котором у мажоритарного акционера и главного противника продажи был другой, уязвимый бизнес. Выяснилось, что мажоритарий также контролировал публичную компанию, зарегистрированную в ХМАО, миноритарными собственниками в которой также значились 142,3 тысячи представителей народов Севера. При этом ему было крайне невыгодно, чтобы проблемы этой компании стали достоянием общественности. «Мы купили лишь 0,1% в этой компании, и ее владелец согласился на продажу завода», - приводит СФ слова Комоновой.

К 2008 году «Магма» окончательно встала на ноги, накопила оборотный капитал и замахнулась на Московский завод электроизмерительных приборов (МЗЭП), чья недвижимость оценивалась в $70 млн. Основными акционерами завода были гендиректор Владимир Ануфриев (25,2%) и три его заместителя: Валерий Гусев, Виктор Конев и Алла Никандрова. Ануфриев, руководивший заводом с 2001 года, всячески противился сделке. «Сначала «Магма» купила 12% акций у Конева, а потом доли двух других замов. Чтобы убедить их, пришлось показать данные аудита, которые свидетельствовали о том, что завод под руководством Ануфриева полным ходом идет к банкротству: производство убыточно, оборудование устарело, завод в долгах. «Люди поняли, что в случае банкротства предприятия они вообще ничего не получат. Большую роль сыграл пример Конева, который после продажи своих акций купил себе новую квартиру, машину и поехал отдыхать», - вспоминает Любовь Комонова. Получив 63% МЗЭП, «Магма» провела общее собрание акционеров и сменила гендиректора», - пишет издание.

МЗЭП новый владелец продавать не стал - завод стал настоящим козырем и вопросом престижа для «Магмы». Новые владельцы провели реконструкцию зданий, модернизировали оборудование и запустили в производство новые модели электросчетчиков. Теперь «Магма» могла и козырнуть при случае - дескать, мы не просто перепродаем недвижимость, но и развиваем производство, и используем объект в качестве залога для получения кредитов у крупных банков.

Затем чета Курбатов-Комонова заинтересовалась НПО «Гелиймаш», которое владеет ценными зданиями и землями в Москве - вся его недвижимость оценивается в $250 млн. Помимо этого, в копилке активов группы - оренбургский завод «Криор» (крупнейший в Евразии производитель жидкого гелия), которому принадлежат 10% мирового рынка и уникальная установка по сжижению гелия.

«Магма» применила здесь привычный сценарий с раздуванием конфликта акционеров, сыграв либо на жадности, либо на старых обидах. «Юридически 57,7% акций НПО «Гелиймаш» принадлежали трем московским фирмам: «Химгазсервису», «Техногазу» и «Криору», - пишет СФ. - Их бенефициарами были бывшие сотрудники «Оренбурггазпрома» и соратники Черномырдина - Иван Сергеев, Александр Шахов, Николай Савилов, Михаил Герасименко, а также Любовь Петрова. В 1990-х газовики разработали уникальную технологию производства жидкого гелия, а ныне вышли на пенсию. «Гелиймашем» управлял молодой специалист Вадим Удут, который получил долю в предприятии. Однако три года назад у четырех неработающих акционеров - Сергеева, Шахова, Петровой и Савилова - возникли претензии к управленцу. Якобы он использует московские площадки НПО для сдачи в аренду под склады и ущемляет права других собственников при распределении прибыли».

После того как «Магме» удалось провести успешные переговоры с четырьмя обиженными акционерами, ее структура «Эверест инвестментс» получила контроль над 57,7% НПО. Удут (которому вместе с супругой принадлежали около 28% акций), узнав о сделке, оспорил ее в суде. «По инициативе Удута против Владимира Курбатова и двух сотрудников «Магмы» были возбуждены уголовные дела по статьям 330 УК РФ (самоуправство) и 159 УК РФ (мошенничество). Следствие продолжается», - пишет СФ.

Еще одним лакомым куском для «Магмы» стал Московский завод счетно-аналитических машин (САМ). Все началось с того, что в 1998 году прежний гендиректор Валентин Воронов попросил у Центрального московского депозитария (ЦМД) денег под залог 28% акций завода. «Но у ЦМД возникли свои виды на заводское имущество, - сообщает СФ. - К 2005 году он скупил акции у мелких держателей, увеличив таким образом свою долю до 35,4%. В 2006-м на предприятие пришли влиятельные акционеры-чиновники, которые выгнали ЦМД с арендованных площадей. Эти люди скрывались за номинальным юрлицом ЗАО «Лефорт-инвест», которое стало судиться с ЦМД, требуя вернуть спорные 28% акций, и выигрывать процессы (обе стороны подали более 40 исков)».

«В начале 2011-го нам дали понять, что и ЦМД, и руководство завода не против продажи своего пакета», - говорит Комонова. По данным СФ, «Магма» скупила около 8% акций САМ у мелких держателей и начала переговоры с самой влиятельной группой акционеров - чиновниками, которым принадлежали 29% завода. «Тут «Магме» и пригодился МЗЭП: она заверила продавцов, что имеет опыт оздоровления промышленных предприятий. Кроме того, она согласилась заплатить за пакет высокую цену (ее Комонова не называет)», - пишет издание.

Однако, пока «Магма» собирала деньги, ЦМД успел подписать предварительное соглашение о продаже активов с А1. Первые покупатели спешно вернулись, предложив колоссальный задаток в $18 млн. и предусмотрительно подписав договор, одним из условий которого было: в случае срыва сделки ЦМД вернет задаток в двукратном размере. Затем свой ход сделала и А1, выкупив 1,8% акций САМ у одного из миноритариев через подконтрольное ООО «Рустехмаш».

«А1 часто покупает мелкий пакет, потом начинает «кошмарить» прежнего поглотителя. В конце концов, тот втридорога выкупает у А1 ее пакет, чтобы не мешала работать», - говорит собеседник СФ. По данным издания, ООО «Рустехмаш» попыталось через суд принудить ЦМД продать ему обещанную долю и стало оспаривать перепродажу недвижимости САМ: якобы сделка проведена по заниженной цене и является выводом активов. В итоге в апреле 2013 года структуры «Магмы» выкупили у «Рустехмаша» пресловутые 1,8% за несколько миллионов долларов. Общие затраты «Магмы» по проекту эксперты оценивают в $80 млн.

Некоторые конкуренты «Магмы» говорят, что компания по уши в долгах, лучшие сотрудники покинули ее, а оставшиеся месяцами сидят без зарплаты. В самой «Магме» эту информацию опровергают, уверяя, что все обязательства перед сотрудниками выполняются, а кредитная нагрузка компании составляет всего 20% стоимости чистых активов.

Между тем, по слухам, «Магма» уже продала пять корпусов САМ фонду Stone Hedge, выручив от сделки $40 млн. Новый владелец, намерен снести корпуса завода и построить тут апартаменты, сообщает СФ. Кроме того, пара Курбатов-Комонова все же рассчитывает завладеть активами «Гелиймаша» и недавно завершила проект создания собственной интерактивной базы, состоящей из 50 тысяч объектов нежилой недвижимости.

По словам наблюдателей, успех «Магмы» во многом обеспечен обширными связями компании в различных ведомствах. «За 12 лет существования «Росбилдинга» его школу прошли около 4,5 тысячи сотрудников, которые сейчас служат везде: и в инвестиционных департаментах крупных холдингов вроде АФК «Система», и в ФНС, и в Росреестре, и в депозитариях. Свои люди у «Магмы», говорит собеседник СФ, есть в Главном следственном управлении РФ и силовых структурах. Так что, «Росбилдинг» умер, но дело его живет. Работы хватит надолго», - резюмирует СФ.

Некоторые читатели издания возмущаются: мол, в цивилизованных странах про рейдеров пишут в обращениях в правоохранительные органы и уголовных делах, а в российском бизнес-журнале эта публикация стала всего лишь примером бизнес-кейса.

Однако эксперты убеждены, данная статья - не что иное, как обращение в правоохранительные органы. Описав такие методы работы «Магмы», как угрозы, вымогательство, коммерческий подкуп и так далее, авторы как раз рассчитывают на привлечение внимания соответствующих структур. Кроме того, нелишним будет рассказать бизнес-сообществу о методах работы «новых рейдеров».

Как сообщил «Веку» вице-президент Молодежного союза юристов РФ Артем Кирьянов, факты, изложенные в официально зарегистрированном СМИ, обязательны к проверке. В практике МВД, например, публикации ставятся на контроль и по изложенным фактам проводится проверка, по результатам которой может быть решен вопрос о возбуждении дела в соответствии с УПК РФ, говорит эксперт.

«Считаю, что, несмотря на процессуальную неоформленность журналистских материалов в качестве заявлений об уголовном преследовании, материалы СМИ играют важную роль и внимательное отношение к ним правоохранительных органов свидетельствует об эффективности данного механизма привлечения внимания к преступным деяниям», - подчеркивает Кирьянов.

Последние новости