18+
  1. Мелкое вранье Сергея Иванова

Мелкое вранье Сергея Иванова

Мелкое вранье Сергея Иванова
Зная о состоянии здоровья и общем настрое Владимира Путина, глава президентской администрации Сергей Иванов серьезно планирует взять реванш на поражение 2007 года и, наконец, сесть в кресло главы Российской Федерации.

ЦитатаГлава АП выдумывает биографию Путина: «И вот мы с Владимиром Владимировичем, молодые коммунисты, приходим, в уголке садимся»Конец цитаты Для этого Иванов усиленно занимается строительством публичного образа – его пиарщики разметили, в частности, гигантское программное интервью шефа в «Комсомольской правде». Этот текст немедленно привел к скандалу, – забывшись, чиновник попытается удревнить историю своих отношений с Владимиром Путиным, что дало повод подозревать Сергея Иванова в мелком вранье.

Путин еще в 2000 году публично рассказал о том, что Иванов никогда не входил в его ближний ленинградский круг. На вопрос о том, давно ли он знаком с Ивановым, президент ответил: «Давно, но не очень близко. Он начинал работать в ленинградском Управлении КГБ. Я тогда просто знал, что есть такой человек. Потом он уехал в Москву и так здесь и остался. Был в нескольких длительных загранкомандировках, по нескольку лет. У нас было много общих друзей. В общем, информация о нем была с разных сторон, положительная информация. Знает несколько языков: английский, шведский и финский, по-моему».

В 2013 году Иванов и «Комсомольская правда» открывают живому Путину глаза на его собственную биографию, сообщая прямо противоположные вещи:

«КП: А когда вы с Путиным познакомились?

Сергей Иванов: - в одном очень маленьком подразделении одной очень большой организации, - называлась она КГБ. В Ленинградском управлении было очень небольшое разведывательное подразделение. Вот там мы, как молодые совсем опера, лейтенанты и познакомились. Было это в здании на Литейном, 4.

КП: - Долго там работали вместе?

Сергей Иванов: - Несколько лет. Нам повезло […] Были у нас учителя очень хорошие. Очень опытные сотрудники разведки […] Это наши нелегалы, которые вернулись, кто-то после 20 лет работы нелегалом за границей вернулся и уже передавал и свой опыт нам, молодежи. Учили нас уму-разуму. Да мне вообще по жизни в разведке очень везло с руководителями, я им благодарен по гроб жизни […] Ушедший из жизни нелегал Герасименко. Наш Учитель. Именно с большой буквы.

КП: - А в вашей совместной службе с Путиным в то время были моменты, которые Вы вспоминаете с улыбкой?

Сергей Иванов: - Конечно, были. Один пример. Как и в любой организации того времени, обязательно должна была быть партячейка, партийная организация. В нашем подразделении раз в месяц должно быть партийное собрание… Примерно15-20 [человек]. Так вот. Раз в месяц должно быть партсобрание. И вот мы с Владимиром Владимировичем, молодые коммунисты, приходим, в уголке садимся. Ведет собрание опытный нелегал. Объявляет: повестка дня нашего собрания - «Роль партийной организации в деле повышения эффективности вербовочной работы среди иностранцев». Вам смешно. И мне сейчас смешно. А тогда было не до смеха.

КП: - Выступали всерьез?…

Сергей Иванов: - Старшие товарищи обычно выступали. Мы только с Владимиром Владимировичем переглядывались...Вроде маразм. Но не говорили об этом при всех, упаси бог! Это сейчас можно говорить…А тогда говорил опытнейший бывший нелегал, с умным видом, уважаемый человек, полковник. Для нас тогда полковник был чем-то недостижимым... Казалось, что мы никогда полковниками не станем. В то время их, кстати, было не так уж и много. Это потом их стало тьма... Но я - о повестке партсобрания доскажу. Если вдуматься, это же действительно маразм, конечно. Вербовочная работа – сугубо индивидуальная и проводится в интимной обстановке. А вот партийная организация тут при чем?

КП: - Вам часто звонит Путин?

Сергей Иванов: - Почти каждый день».

Исследуя биографию начальника администрации президента, «Ведомости» приводят коллекцию подобных высказываний.

Министр обороны Сергей Иванов о рядовом Андрее Сычеве, лишившемся ног из-за дедовщины («РИАН», январь 2006 г.)

«Я последние несколько дней находился далеко от российской территории, высоко в горах, и о том, что произошло в Челябинске, не слышал. При этом думаю, что ничего очень серьезного там нет. Иначе я бы об этом обязательно знал».

О хищениях при разработке «Глонасс» («Первый канал», ноябрь 2012 г.)

«Когда я начинал работу в 2006–2007 гг., для этого были выделены большие бюджетные средства – огромные бюджетные средства. И где-то в 2009–2010 гг. у меня, знаете, на уровне ощущения стали возникать подозрения, что что-то не так. А в начале 2010 г. ко мне обратился тогдашний министр внутренних дел Рашид Гумарович Нургалиев, который мне доверительно сообщил, что у него не только ощущения, а появляются первые факты или основания подозревать, что бюджетные средства «Глонасс», говоря по-простому, воруются. После этого я встретился в закрытом режиме с некоторыми следователями, операми <...> они мне показали бумаги размером примерно с этот стол, т. е. простыни, где, по их мнению, стрелочками было показано, как ходят деньги и куда они уходят. И я попросил их продолжать работу, не снижать никаких темпов. Крайне обидно и противно было <...> Ну терпел я, не подавал вида, потому что я понимал: если я начну подавать вид, то это приведет к настороженности и попытке замести следы».

Об отсрочках от армии («Эхо Москвы», декабрь 2004 г.)

«Отсрочки у нас получали даже талантливые балалаечники, талантливые артисты. Этому мы положили конец. Мы рекордсмены мира по количеству отсрочек, у нас их 23–25, я уже забыл. Они в последние годы, особенно в конце 1990-х, росли как грибы».

Сергей Иванов иногда умеет быть общительным, но лично он человек достаточно закрытый: близкие друзья — два-три бывших сослуживца, 60-летие в конце этого января он праздновал в кругу семьи в одном из ресторанов Москвы. Иванов хорошо говорит по-английски, ценит Агату Кристи, Фредерика Форсайта, Джона Ле Карре и Валентина Пикуля, рассказывает его младший сын — Сергей, работающтий у олигарха Юрия Ковальчука председателем правления «Согаза». По словам Сергея Сергеевича, отец — человек совсем скромный: «У него нет своего автомобиля — уже больше 10 лет не садился за руль, он не носит дорогую одежду и обувь, часы, портфели. В семье нет повара. У нашей семьи нет ни долей в компаниях, ни зарубежных счетов, ни зарубежной недвижимости».

«Очень осторожный: старается ни во что не вмешиваться без самой крайней необходимости и, оставаясь во власти, держаться от всего подальше», — более точно характеризует Иванова коллега по работе.

Генерал СВР жил на иностранные деньги жены

В начале 1980-х годов молодой Иванов окончил Краснознаменный институт КГБ (сейчас — Академия внешней разведки) и, в отличие от чекиста Путина, сделал в разведке блестящую карьеру. Иванов специализировался на политической разведке, будучи офицером 3-го линейного отдела Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР, занимавшегося, в основном, Великобританией и скандинавским регионом.

«В зависимости от успехов и способностей выпускника в его характеристике сообщали: “годен для работы в капиталистических странах” — это были лучшие, “годен для работы в развивающихся странах” — середнячки, а в страны соцлагеря отправляли, как правило, наименее способных, — утверждает коллега чиновника, ставящий его способности выше служебных талантов сотрудника КГБ Владимира Путина. — Иванов был успешен, служил в Финляндии и Кении. Путина, например, направили в ГДР».

Иванов, как настаивают в его семье, о том, что служит в разведке, не говорил даже сыновьям. «Я узнал об этом лет в 15, до этого видел только удостоверение КГБ, думал, что отец работал в контрразведке, — говорит Сергей Иванов-младший. — А в школьном дневнике писали, что отец работает в МИДе. И я в это верил до поры до времени».

В начале 1990-х годов, когда разведчик Иванов вернулся из зарубежной командировки, у ветеранов его структуры начались нелегкие времена — бывшее КГБ то упраздняли, то преобразовывали, сотрудники не знали, чем кормить семьи. «Когда в 1984 г. поехали в Хельсинки, в командировку (я там, собственно, шесть лет прожил и учился в школе), родителям удавалось откладывать деньги, купили магнитофон, видео, старую “Волгу” ГАЗ-24. [Отец] любил на выходных с ней возиться, что-то поменять, что-то улучшить. Это можно было делать бесконечно. После командировки в Финляндию в начале 1990-х сделали ремонт в квартире в Орехово-Борисове. Помню, что привозили даже стиральный порошок и туалетную бумагу», — вспоминает сын Сергея Иванова.

Иванову-старшему повезло: его жена Ирина, будучи в зоне оперативных интересов иностранных разведок, получала крупные суммы в московских офисах западных компаний Solvay Pharmaceuticals и Alcatel. «Многие [чекисты] в то время ушли в бизнес, в коммерческие банки, потому что нужно было семьи кормить, — вспоминает знакомый главы АП. — В жизни Иванова такой дилеммы точно не было: его супруга работала с 1990-х гг. в крупных международных компаниях финансовым директором, и у нее была очень хорошая зарплата — несколько тысяч долларов. Они хорошо жили по тем временам. Думаю, что это была одна из причин, почему в 1990-е Иванов комфортно себя чувствовал и мог заниматься своей работой». «Иванов стал одним из молодых генералов, звание ему присвоили в 40 с небольшим лет», — рассказывает один из его сослуживцев.

В июле 1998 г. Владимир Путин возглавил ФСБ России. Генералы Виктор Черкесов и Николай Патрушев, ставшие его заместителями, напомнили новому директору про Иванова — намекнули, что неплохо бы забрать того из разведки в ФСБ, рассказывает сослуживец. «Путин тогда подумал и говорит: “Нет, Трубников [Вячеслав Трубников, тогдашний директор Службы внешней разведки] его не отдаст”. Но все-таки Трубникову позвонил. А тот действительно не отдает: людей нет, это молодой перспективный генерал… Путин начал его уговаривать: “Дай хоть взаймы!” И Трубников согласился. А получилось, что отдал насовсем», — комментирует источник. Таким способом Сергей Иванов перешел из СВР в ФСБ, где получил департамент анализа, прогноза и стратегического планирования и должность заместителя Путина.

В августе 1999 г. Путин ушел в премьеры и взял Иванова с собой, в большую политику. Сослуживец говорит, что в разговорах с другими людьми Иванов называет Путина не иначе как «начальник».

Секретарь Совбеза перераспределял телеканалы

В ноябре 1999 г. Сергей Иванов возглавил Совет безопасности РФ. Путин тогда наводил порядок на федеральном телевидении: сначала у олигарха Владимира Гусинского забрали НТВ, потом у Бориса Березовского — телеканалы ОРТ и ТВ-6, куда перешли сотрудники НТВ. Во втором эпизоде Иванов принял непосредственное участие.

Как вспоминал в интервью «Ъ» партнер Березовского Бадри Патаркацишвили, в марте 2001 г. он дважды встречался с Ивановым, как представителем Путина: «В правительственной резиденции на Косыгина, 34, — 2 и 13 марта. Весьма конфиденциально. Меня завозили туда в машине. Тем не менее информация каким-то образом просочилась в прессу. Иванов мне высказал по этому поводу претензии. Я ответил, что я не заинтересован в утечке этой информации, так что все вопросы к вашему окружению. Он тогда сказал: вы тогда учтите, что, если меня будут спрашивать, я буду отказываться».

Смысл переговоров был в том, что Березовский должен продать все свои медиа и свернуть всю политическую деятельность в обмен на освобождение из тюрьмы его друга Николая Глушкова, арестованного по делу «Аэрофлота». Встречи с Ивановым, по словам Патаркацишвили, закончились тем, что секретарь Совета Безопасности назвал ему человека, с которым надо говорить о продаже, — собственника «ЛУКОЙЛа» Вагита Алекперова. Но в целом с властью договориться не удалось – Глушкова хозяева Кремля не только не отпустили, но завели на него еще одно уголовное дело.

К Иванову Патаркацишвили претензий не выдвигал: «Я думаю, что Иванов не играл. Он просто хотел выполнить поручение Путина — встретиться со мной и договориться. А с другой стороны, хотел максимально от этого абстрагироваться и не иметь к этому отношения. Поэтому, видимо, он и не смог до конца все это довести. Не было желания. Иванов сделал один шаг: встретился со мной. Потом второй: дал поручение Алекперову. А потом абстрагировался».

«Генералы его окружали своими животами, так что посторонний не пройдет»

В марте 2001 г. Иванов вышел в отставку, чтобы стать формально гражданским министром обороны. Армия и флот страны давно были в тяжелейшем состоянии. В августе 2000 г., на Путина особое впечатление произвела встреча с родственниками моряков, погибших на подводной лодке «Курск». «Президенту пришлось лично взглянуть на то, что там творится, он ездил в гарнизон “Видяево”, где живут подводники, и масштабы разрухи его поразили», — рассказывает коллега Иванова.

В министерство обороны Сергей Иванов попал в непривычную для себя среду. Вот как пересказывают знакомые разговор Иванова с приятелем: «Посмотри на меня, кого ты видишь? — спросил Иванов. — Иванова Сергея Борисовича, — ответил приятель. — Ты глубже смотри. — Вижу министра обороны… — Нет, еще глубже… Ну какой я министр обороны?»

При министре Иванове началась военная реформа. Срочную службу сократили с 2 лет до года, численность — с 1,35 млн до 1,1 млн, создали укомплектованные в том числе контрактниками части постоянной готовности, денежное довольствие военнослужащих выросло, появилось стабильное финансирование разработок и перевооружения стратегических ядерных сил, перечисляет редактор журнала «Арсенал отечества», полковник запаса Виктор Мураховский.

Если сравнивать эти реформы с тем, что сделал преемник Иванова — тоже гражданский министр, бывший продавец мебели Анатолий Сердюков, радикальными данные мероприятия назвать трудно. Сердюков, получил военное ведомство, поменял всю структуру вооруженных сил, упразднив не только части постоянной готовности, но и полки с дивизиями, а заодно избавился от большей часть набранных Сергеем Ивановым контрактников — их квалификация была слишком низкой. Снабжение, ремонт и прочие функции были переданы на аутсорсинг частным компаниям. Денежное довольствие выросло на порядок.

В отличие от Сердюкова, который называл генералов «зелеными человечками» и беспощадно отправлял на пенсию, Иванов с кадрами не делал резких движений. «Как только он выходил из своего кабинета, генералы его окружали своими животами, так что посторонний не пройдет. Где бы Иванов ни появлялся, его сопровождала целая толпа генералов, которые всем своим видом говорили: «Отойдите от нашего министра»! — иронизирует бывший сослуживец Иванова. «Он просто доверяет сложившимся коллективам, тем, которые были до него, — объясняет источник в Минобороны. — Если такие коллективы выполняют возложенные на них функции, то зачем устраивать кадровую чехарду? Осторожный — это не то слово и не тот случай. Прежде чем рушить забор, он старается разобраться, для чего он был предшественниками построен».

Перебил Путина и вылетел из преемников

В феврале 2007 г. Владимир Путин, у которого через год заканчивался второй президентский срок, назначил Сергея Иванова первым вице-премьером. В этой должности он противостоял другому первому «вице» Дмитрию Медведеву в гонке преемников президента.

Оба не сходили с российских телеэкранов. Медведев — как куратор так называемых «национальных проектов», Иванов — как попечитель военно-промышленного комплекса. За год он побывал едва ли не по всей страны: стройка в Грозном, радиозавод в Ижевске, производство электроники в Зеленограде, моторостроители в Уфе, авиастроители в Приморье и Иркутской области… Люди из штата Иванова считали, что делают ему рейтинг. «Я работаю бесплатным пиарщиком», — пошутил как-то один из бывших руководителей подведомственной Иванову государственной компании.

Если верить рейтингам «Левада-центра», в июне, августе и сентябре 2007 г. Иванов нравился телезрителям больше Медведева. Но Путин в итоге проголосовал за Медведева. «Иванов не стал преемником потому, что он был более успешным и способным в разведке, чем Путин, — считает друг Иванова. — Иванов — лояльный и очень близкий к Путину человек, но относятся к нему все же настороженно, поскольку он был состоявшимся профессионалом и все они об этом помнят. А вдруг в нем заговорят амбиции?»

«Работа за рубежом по этой линии [в разведке] требует от человека полной концентрации и достижения цели единолично, — объясняет Александр Хохлов, член ближайшего окружения Иванова. — Есть резидент, есть центр. Тем не менее только непосредственно сам человек, который ведет разработку, знает все детали и все нюансы. И ему надо принимать решение, когда реализовывать материал, когда можно получить положительный результат. При всем уважении к центру, к резиденту конечное слово за самим человеком. Эта работа воспитывает необходимость в большей степени опираться на собственные силы. У него [Иванова] была не одна загранкомандировка и были хорошие результаты».

Знакомые Иванова вспомнили один некрасивый случай, который произошел за несколько месяцев до того, как Путин определился с преемником. Вице-премьер и президент были в одной из азиатских стран, обсуждали поставки систем ПВО. Сидят за столом российская делегация и представители той страны, разговаривают, а Иванов лучше ориентировался в теме обсуждения, зная детали о переговорах по ПВО. Зашла речь о решении по поставкам. Иванов поторопился – начал отвечать первым. Тогда Путин обернулся к нему и вполголоса сказал: «Ты что, уже и за меня отвечать будешь?»

Один из коллег Иванова утверждает, что выбор в пользу Медведева стал для Иванова ударом. Но другой знакомый возражает: «Не было никакой истории, что он мог стать президентом. Были бы, наверное, какие-то намеки. Может быть, Сергей Борисович искусно подыгрывал своим видом и сохранял интригу. Но сам он в это не верил, и не было оснований верить. А после выбора Медведева никаких депрессий точно не было».

Вице-премьер по самолетно-космическим хищениям

Развивать ВПК Сергей Иванов предлагал за счет создания крупных госхолдингов, которые объединят научную, технологическую и производственную базу гражданской и военной промышленности. Главным проектом несостоявшегося преемника стала Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), совет директоров которой Иванов возглавил в конце 2006 г.

Освоители бюджетов из ОАК и их покровитель Сергей Иванов обещали произвести к 2012 г. больше 430 самолетов — Ил-96, Ан-148, Ту-204 и Sukhoi Superjet 100. Данных о том, сколько самолетов произведено ОАК на самом деле, до сих нет. Источник, близкий к президенту ОАК Михаилу Погосяну, говорит о пяти десятках машин. В их числе SSJ 100, рухнувший в Индонезии, – российский самолет, который вряд ли можно считать перспективным или хотя бы безопасным.

В госкомпаниях, которые курировал Иванов, случались коррупционные скандалы. В 2009 г. выяснилось, что из «дочки» ОАК — Финансовой лизинговой компании бывшие топ-менеджеры вывели больше 5 млрд руб. В этой афере вместе с директором ФЛК Наилем Малютиным участвовал криминальный авторитет Геннадий Петров, а также бывший министр Игорь Юсуфов со своим сыном Виталием Юсуфовым. При расследовании уголовного дела его ключевой фигурант Андрей Бурлаков, попытавшийся рассказать о семье Юсуфовых следствию, был убит. Юсуфовы остались на свободе и даже не стали подозреваемыми.

Другой скандальный проект Сергея Иванова — Глобальная навигационная спутниковая система («Глонасс»). В ноябре 2012 г. — что в «Российских космических системах» (РКС, разработчик «Глонасс») похищено 6,5 млрд руб.

Уголовное дело РКС Иванов прокомментировал довольно неожиданно: рассказал по «Первому каналу», что знал о злоупотреблениях, но «терпел я, не подавал вида, потому что понимал, если я начну подавать вид, то это приведет к настороженности и попытке замести следы» (см. выше). Иванов был удивлен, что его недопоняли: «если молчал, то продолжал потакать воровству», вспоминает его сын. «Когда я его спросил: «А как же это воспринимать?» — мне было сказано, что «после того, как вся информация была перепроверена и подтверждена, сразу было принято решение об изменении и перенаправлении финансовых потоков в целях минимизации возможных злоупотреблений».

Однако есть и другое мнение. По словам одного из тех, кто тогда докладывал материалы, Иванову объяснили, как выводили деньги и сообщили, что все готово уголовного дела. Но Иванов велел с делом повременить и «продолжить работу». Если верить свидетелю разговора, Иванов, пытаясь снять с себя ответственность, тогда объяснил, что у Путина предвыборная кампания и нельзя ее портить.

Чистильщик ветеранов ФСБ

Когда в 2011 г. Владимир Путин принял решение о своем третьем президентском сроке, Кремль и Белый дом обменялись командами. Сергей Иванов стал главой президентской администрации. По словам бывшего кремлевского чиновника, он «пока является чисто техническим руководителем»: «Вот [бывший руководитель администрации Александр] Волошин присутствовал повсюду, это было заметно — на совещаниях, пятиминутках, с журналистами, а Иванов сидит в кабинете: тележку документов привезли, тележку вывезли».

Иванов, как считает его знакомый, аккуратен в суждениях, старается давать взвешенные оценки. Но не пользуется высоким авторитетом: большинство принципиальных решений пока проводятся без участия руководителя АП: «Его первый зам Вячеслав Володин действует только с оглядкой на Путина и больше ни на кого».

Впрочем, Иванов пытается вести себя самостоятельно. Например, он безжалостно выгнал из администрации президента почти всех прикомандированных сотрудников ФСБ. «Институт прикомандированных состоит из тех, от кого на Лубянке не знают как избавиться, из отправленных на своего рода пенсию, и из тех, кто забил тепленькое место. Так зачем они нужны?» — аплодирует Иванову его знакомый.

Установил чекистскую слежку за Сердюковым

И в Белом Доме, и в Кремле Сергею Иванову очень не нравилась активность, которую развил в Минобороны его преемник Анатолий Сердюков. Военная контрразведка ФСБ России начала собирать компромат о Сердюкове. Начальник военной контрразведки Александр Безверхний докладывал по этому вопросу лично Иванову. Именно данные материалы потом легли в основу уголовных дел, из-за которых Сердюкова отправили в отставку.

Скандал вокруг министра стал публичным после обыска в квартире Евгении Васильевой – руководителя департамента имущественных отношений Минобороны и любовницы Сердюкова. Знакомый Иванова рассказывает, что, когда следователи явились для обыска, вышла накладка. В квартире своей дамы оказался сам Сердюков. И охрана министра из спецназа ГРУ выставила следственную группы из дома, усадив следователей в автобус.

«Только после личного звонка Иванова Сердюков вышел из квартиры, отозвал охрану, и следователи получили возможность начать обыск», – говорит источник.

Стал жертвой "черного пиара" от Игоря Сечина

Отношения Сергея Иванова с его молодым коллегой Игорем Сечиным, сейчас столь же активно претендующим на звание преемника Владимира Путина, осложнились еще в 2007 г., когда обсуждалось создание будущего следственного комитета, вспоминает коллега Иванова. «Сложились две группы влияния: генпрокурор Юрий Чайка и первый вице-премьер Сергей Иванов – с одной стороны, а с другой – министр юстиции Владимир Устинов и замглавы президентской администрации Игорь Сечин». СК создали при Генеральной прокуратуре РФ, и возглавить комитет должен был заместитель Чайки.

«Следственный комитет стягивал на себя ряд функций других силовых органов, и это выбивало почву из-под ног Сечина, который считался негласным куратором силовиков», – рассуждает знакомый Иванова. Спор решил Владимир Путин, который назначил председателем СК своего одногруппника по юридическому факультету Ленинградского государственного университета Александра Бастрыкина. Вскоре Следственный комитет откололся от Генпрокуратуры и стал самостоятельным, будучи зависимым только от ФСБ, да и то не всегда.

Другие источники в окружении Иванова сообщают, что напряжение между ним и Сечиным появилось раньше. В мае 2005 г старший сын Иванова – не раз попадавший в ДТП Александр Иванов в районе Мичуринского проспекта на своем автомобиле «Volkswagen Bora» убил пожилую женщину. Дело прекратили, но семья Ивановых оказалась в центре большого скандала. Знакомые Иванова считают, что этот инцидент стал широко известен и обсуждался в прессе именно благодаря заказавшему критические статьи Игорю Сечину.

Покровительствовал сетевому рейдеру Малофееву

На посту вице-премьера Сергей Иванов курировал связь и вел дела с арестованным за ddos-атаку на «Аэрофлот» бизнесменом Павлом Врублевским.

Газпромбанк Юрия Ковальчука, где работал младший сын Иванова, Сергей, дважды участвовал в скупке акций «Ростелекома» – в 2008 и в 2010 гг. Первая скупка оказалась неудачной, вторая – удачной: реформа связи состоялась, и 10,5% объединенного и подорожавшего «Ростелекома» получил обвинявшийся прессой в рейдерстве Константин Малофеев. Люди Ковальчука через Газпромбанк и Малофеев собрали 10,5% акций «Ростелекома» не для себя, а для Иванова, рассказывали бывшие сотрудники «Ростелекома». Акции консолидировались с ведома Иванова-старшего, технически процесс курировал Иванов-младший.

Иванов-младший это опровергает: «Я познакомился с Константином Малофеевым и Александром Провоторовым [президент «Ростелекома»] примерно в 2008–2009 гг. Меня никто не просил с ними встречаться, никто не звонил, не рекомендовал. Им нужен был человек, отвечающий за клиентские отношения в Газпромбанке. У «Маршал капитала» [Малофеева] были проекты в девелопменте, в IT, в интернет-бизнесе. Я отвечал за корпоративный бизнес в Газпромбанке, и мы в ходе обсуждения прошлись по всем продуктам – депозитам, кредитам, проектному финансированию, операциям на фондовых рынках капитала и т. д. Я приехал в банк, раскидал эти вопросы по профильным подразделениям, которые я никогда не курировал. Дальше сотрудники Газпромбанка начали какие-то сделки прорабатывать, какие-то отклонять. Никаких там моих личных интересов или интересов отца, естественно, не было. И быть не могло!»

Лучший друг из Nord Stream

Давний друг Сергея Иванова, сотрудник КГБ Александр Хохлов стал заместителем управляющего директора консорциума Nord Stream, сейчас возглавляет его московский офис.

«Я могу до него [Иванова] дозвониться, достучаться, но я никогда не ходил к нему с какими-то личными просьбами. Поведение этого человека не позволяет к нему обращаться с такими вопросами. Если я обращаюсь, то на [профессиональные] темы», – говорит Хохлов.

Хохлов ранее пригласил младшего сына Иванова – Сергея на стажировку в «Дрезднер банк».

«Это была моя инициатива (...). Я пригласил Сергея Сергеевича [Иванова] на работу в «Дрезднер банк» и он отработал короткий период времени, но оставил о себе очень хорошее впечатление. И то, что сейчас он возглавляет «СОГАЗ» – это в значительной степени, безусловно, проявление личных и деловых качеств», – уверяет Хохлов.

Хохлов знаком с Сергеем Шматко, который был министром энергетики с мая 2008 по май 2012 г. В прошлом Хохлов и Шматко вместе занимались бизнесом, за Шматко числились доли в частных проектах, связанных с энергетикой. И по совпадению этот бизнес начал расти после того, как он возглавил министерство энергетики в 2008 г.