18+
  1. Минфин грабежом красен?

Минфин грабежом красен?

Минфин грабежом красен?
Или как украсть 43 млн. долларов из казны. С июля 2010 года Минфин России участвует в арбитражном судебном процессе в качестве ответчика перед небольшой компанией ЗАО «Содэксим», получившей в последние годы известность в связи с громким коррупционным расследованием в отношении заместителя министра финансов РФ Сергея Сторчака.

Некоторые детали и предыстория вопроса изложены в статье «Арбитраж по-минфиновски или как легально украсть 43 млн. долларов: дело Сторчака переводят в гражданское русло?», опубликованной 14 июля 2010 года.

Сегодня же в нашем распоряжении оказались весьма интересные дополнительные материалы по данному вопросу, которые с одной стороны позволяют уверенно ответить на вопрос о том, какие убытки понесло ЗАО «Содэксим» от участия в урегулировании госдолга Российской Федерации, а с другой вызывают несколько новых – почему главное финансовое ведомство страны с завидным упорством отказывается признавать тот факт, что как с финансовой, так и с юридической т.з. финансовые претензии «истца» к государству являются ничтожными.

Итак, попробуем разобраться, что из себя представляет компания ЗАО «Содэксим» и какие же убытки она понесла вследствие участия в урегулировании долга Алжира перед Российской Федерацией. В этой связи полагаем необходимым отметить одну весьма существенную деталь. Дело в том, что основным аргументом, который используется «истцом», является тот факт, что в 2006 году Российская Федерация списала долга Алжира, составлявший более 4.6 млрд. долларов США. Просто простила. К слову сказать, именно ведомство А. Кудрина, ответственное за внешний долг и зарубежные активы России, стало инициатором и исполнителем данного решения. А курировал этот вопрос ни кто иной, как Сергей Сторчак. Видимо, 4,6 млрд. долларов для России в понимании спецов с Ильинки не такая большая сумма в масштабах страны. Какие преференции с этого получили российские граждане (прим. - не конкретные чиновники) не известно. Напомним, что свои долги мы (РФ) платим всегда и всем, порой и с «горкой» (урегулирование долга перед Парижским клубом кредиторов).

Однако, вернемся к теме. В межправительственном соглашении от 2006 года между Алжиром и Российской Федерацией есть положение, согласно которому российская сторона берет на себя обязанности компенсировать российским юридическим лицам убытки, понесенные ими в результате участия в погашении задолженности Алжира перед Россией. Положение это является в некотором роде стандартным при заключении таких соглашений и вполне понятно. Так давайте посмотрим, о каких именно убытках идет речь в случае с ЗАО «Содэксим».

Согласно гражданскому законодательству Российской Федерации, к убыткам относятся:

1. Реальный ущерб – расходы, которые произвело конкретное юридическое лицо. В нашем случае – ЗАО «Содэксим». Из имеющихся материалов следует, что ЗАО «Содэксим» самостоятельно никому ничего не платило. За него это сделало другое юридическое лицо – АОЗТ ППК «Санта-Рат». Сведений о том, что ЗАО «Содэксим» является его правопреемником или каким-то образом может представлять его интересы отсутствуют. ЗАО «Содэксим» являлось лишь комиссионером, работало за 2% вознаграждения, ни за что не отвечало и не несло никаких расходов вообще. Таким образом, реального ущерба ЗАО не понесло. Данное утверждение подтверждается также и бухгалтерской документацией ЗАО, на балансе которого, как и на забалансовых счетах, никогда не числилась как какая-либо задолженность Министерства финансов РФ.

2. Упущенная выгода – доходы, которые получил бы владелец товаров - АОЗТ «ППК Санта-Рат», если бы обязательство не было прекращено. В нашем случае – если бы долг Алжира не был бы списан. Однако выделенная в пользу ЗАО «Содэксим» квота, оплаченная ОАЗТ «ППК Санта-Рат» так и не была использована, никаких финансовых либо товарных операций по ней не производилось. Следует отметить, что при исчислении размера недополученных доходов первостепенное значение имеет определение достоверности и реальности тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях. Для ЗАО «Содэксим» эта упущенная выгода могла бы составить только 2% от доходов, полученных АОЗТ «ППК Санта-Рат». Однако и здесь есть свои оговорки. Согласно практике Верховного суда РФ, размер недополученного дохода (упущенной выгоды) должен определятся с учетом разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено. Данная упущенная выгода должна быть документально подтверждена соответствующими контрактами и финансовыми документами. Увы, ничего этого ЗАО «Содэксим» даже при помощи Сергея Сторчака, по данным наших источников, ни в Минфин России, ни на обозрение Арбитражного суда, не представил. Таким образом, и упущенной выгоды у «истца» никак не наблюдается.

Данные весьма убедительные и, в общем, то простые аргументы наглядно свидетельствуют о том, что исковые требования ЗАО «Содэксим» к Российской Федерации не имеют никаких обоснований.

Теперь рассмотрим вопрос процентов на сумму внесенных АОЗТ «ППК Санта-Рат» денежных средств, которые так настойчиво начисляет «кредитор» и безоговорочно принимает «ответчик» в лице Минфина России.

Согласно ст. 395 ГК РФ, проценты подлежат взысканию лишь при наличии полного состава правонарушения, закрепленного в этой статье, а именно:

1. Необходимо неправомерное неисполнение денежного обязательства;

2. Требуется, чтобы должник пользовался чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания.

Следует отметить, что, во-первых, речь идет о начислении процентов на сумму долга, который в ситуации с ЗАО «Содэксим» отсутствует как таковой. А во-вторых, требуется обосновать, что Минфин России неправомерно получил денежные средств от АОЗТ «ППК Санта-Рат», а потом их неправомерно удерживал – весьма сложное занятие для истца. Даже при поддержке такого федерального органа исполнительной власти как Минфин России, который сам себя стремится признать правонарушителем.

Приведенные аргументы вполне наглядно демонстрируют, что псевдо-долг государства перед ЗАО «Содэксим», который так упорно пытается навязать Российской Федерации Сергей Сторчак, вовлекая в данный процесс Минфин России, отсутствует как таковой, а претензии правоохранительных органов к нему имеют под собой весьма веские причины. Обвиняемые по делу, вина которых подтверждается реальными доказательствами по уголовному делу, путем нехитрых манипуляций с фактами и событиями, недоговаривая в одном месте и сообщая откровенную ложь в другом, при помощи сторонников пытаются исказить реальную картину происходящего, в том числе в средствах массовой информации, дискредитируя работу Следственного комитета при прокуратуре РФ.

К слову, позиция о неправомерности требований ЗАО «Содэксим» к федеральному бюджету – далеко не «ноу-хау» СКП. Так, еще в 2006 и в 2007 гг. Внешэкономбанк, официальный агент Правительства РФ по операциям с внешним долгом и активами, официально информировал Минфин России о том, что: - вопрос о выплате ЗАО «Содэксим» внесенных денежных средств компанией АОЗТ «ППК-Санта-Рат» ставить не корректно; - требуется установить, кто является реальным правообладателем данных денежных средств; - документами, подтверждающими право ЗАО «Содэксим» требовать возврата указанных средств банк не располагает. Вместе с тем самое главное ведомство по финансам на Ильинке и его уже известного на всю страну замминистра это мнение особо не интересовало – ведь надо же «помочь» российскому предприятию, а заодно и себе, улучшить свое материальное положение за счет государственных, читай – наших с вами как налогоплательщиков, денежных средств.

Однако в нашей стране даже очевидное может показаться невероятным, когда затронуты личные интересы «слуг народа», ведь на кону с одной стороны свобода Сергея Сторчака, а на другой - репутация Министерства финансов РФ, так что время покажет.

На фоне объявленной Президентом РФ кампании по искоренению коррупции в органах государственной власти данная ситуация выглядит весьма странно, сможет ли кто-нибудь остановить прогресс данного губительного явления для современной России в ведомстве на Ильинке?